Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Косыгин на обложке TIME

LiveJournal tags:

Вообще есть над чем задуматься будущим историкам.Почему на обложках "источников" бровастый "красивый молдаванин" а не Косыгин? (можно долго топтаться на историографических фенечках: работа с документами, нужные ссылки..но не буду, любому образованному человеку ясно ,что "профессиональные историки" ,т. е. клакеры на зарплате, распишут уже всё, как полагается если будет указание-"наука"такая.Профессиональный историк , это, в сущности, заточенный под определённый набор тем и более жёстко ангажированный журналист )

Без комментариев, vox populi:

"..Любопытное совпадение. Косыгин - Алексей Николаевич, и наследник Николая II - Алексей Николаевич.
Тот и другой родились в Петербурге в 1904 году.
Труп цесаревича Алексея так и не нашли, а с другой стороны, детские годы Косыгина как-то мало изучены, где он был до 30-х годов - неясно и непонятно.
Выводы пускай делают конспирологи.."

imageimage  

Мнение русского архитектора:

"...Первое время именно Косыгин в представлении Запада олицетворял собою Россию-СССР. 
Ведь если вспомнить 1922 год - время образования СССР, то именно Косыгин был так сказать на "Ленинской" должности- т.е. Предсовнаркома-Предсовмина. А Брежнев был на "сталинской"- генсека политической партии, только по "исторической случайности" (как нам тогда говорили) ставшей единственной партией в СССР.
Именно Председателем совмина умер Сталин. так что Косыгин занял в Кремле именно Сталинский кабинет(и ничего в нем не поменял, как говорит писатель Д.Гранин в рассказе "запретная глава"...В журнале Тайм на обложке  публиковали портрет Косыгина, а там публикуют обычно только глав государств. "Только спустя некоторое время Западу разъяснили, кто главный в СССР"-пишет Антонов(автор книги о премьере)"

И вот еще улыбнуло из того же источника:

"..Если бы тогда украинское лобби не отстояло верховенство политрука молдаванина и украинца Брежнева, то вполне возможно мы сейчас жили бы в совсем иной не развалившейся, а в  большой,великой и процветающей стране.
И вот что удивительно - всегда когда в СССР у власти были русские - что в краткий период начала 60-х (Косыгин), что сейчас (Путин)- тогда сразу в стране наступала хорошая жизнь, мир и процветание..."

 

мнение либертианского журналиста

О том что косыгинские меры придумал профессор Либерман.Цитирую полностью,в целом более-менее объективно (ну а с киевским профессорм в лейтмотиве и его учениках Косыгине и Дэн Сяопине...без комментариев,Эйнштейн и Фройд вне образованных кругов тоже гений,а Пастернак-великий писатель) пусть и поверхностно.

Уловлено главное -кому больше навредила т.н."Пражская весна" -русским или чехам?

"Интуитивно невозможность централизованного управления экономикой целого государства начала ощущаться, как только СССР выкарабкался из послевоенной разрухи: в 1950-м по инициативе Сталина открылась дискуссия об экономических проблемах социализма. В других тогдашних научных спорах выступление самого Сталина закрывало тему. Скажем, в дискуссии на тему языкознания после сталинской статьи единственным обсуждаемым предметом осталась гениальность вождя. Здесь же случилось иначе: экономические его труды прочие спорщики восприняли всего лишь как очередное мнение опытного практика, подлежащее дальнейшему теоретическому разбору.

Всесильные органы внутренней охраны не дремали. Двоих участников дискуссии арестовали и осудили. Но — по тем временам — баснословно легко: всего на пять лет лагеря общего режима, с правом условно-досрочного освобождения, без поражения в правах. В пересчете на реалии брежневской эпохи — нечто вроде выговора без занесения в личное дело.

Сталин, при всех своих несомненных недостатках и сомнительных достоинствах, был марксистом, то есть исходил из первичности экономики в решении любых общественных задач. Очевидно, он понял: серьезный, без политических заклинаний, экономический анализ накопившихся проблем — единственный шанс найти подходы к их решению.
Дискуссия шла и после смерти Сталина. В конце концов ученые пришли к выводу: необходимо — осторожно, плавно, под контролем центра — возродить рыночную экономику. План возрождения, достаточно полный и подробный для практической работы, составил в 1963 году киевский профессор Либерман.

Хрущев, чей опыт хозяйственного руководства был поменьше сталинского, не рискнул следовать столь сомнительному для правоверного коммуниста совету и предпочел централизованные «рывки»: от целины до кукурузы, от замены отраслевого управления территориальным до разделения партийных органов на городские и сельские, от переваливания на Сталина всех грехов компартии до обещания построить коммунизм за двадцать лет.

План, разработанный советскими экономистами, принялся выполнять Косыгин, в октябре 1964-го сменивший Хрущева на посту председателя Совета министров. На двух последовательных пленумах ЦК КПСС в 1965-м он «продавил» постановления о введении элементов рынка в промышленности (в марте) и сельском хозяйстве (в сентябре).

Оценка производства по прибыли, материальное стимулирование, право оптовой торговли и прочие естественные экономические меры — сработали. Восьмая, «косыгинская» пятилетка стала единственной за всю историю СССР, выполненной по всем основным показателям. Но увы, Косыгин унаследовал всего одну из двух хрущевских должностей, а партию возглавил Брежнев. Правда, на XXIV съезде КПСС доклад председателя Совета министров — впервые с ленинских времен — был больше доклада генерального секретаря. Но высшая власть все же принадлежала партии, а не сформированному ею правительству.

Тем временем «идеологи» во главе с секретарем ЦК Сусловым были против любых реформ. Их поддержали и возрожденные после ухода Хрущева отраслевые министерства. Особо бурным давление стало после легендарной Пражской весны 1968-го: вот, мол, к чему приводят послабления — к попытке строить «социализм с человеческим лицом»!

В конце 1973 года, после Войны Судного дня, катастрофически подорожала нефть. Открытое в 1960-х Самотлорское месторождение, в непролазных болотах на севере Сибири, внезапно превратилось из гиблого места, нерентабельного для промышленного освоения, в золотое дно.

Пока невозможность централизованного управления была очевидна, Брежнев вынужденно поддерживал Косыгина. Теперь же дырки в экономике легко затыкались пачками нефтедолларов. И высшая партийная власть повернулась к хозяйственникам спиной.

Очередные постановления ЦК (и Совета министров — партийная дисциплина обязывает!) последовательно отменяли все достижения предыдущих лет. Материальные стимулы превратились в обязательные подачки, зависящие от чего угодно, только не от результатов работы. Государство верстало планы независимо от реальных возможностей предприятий, а робкие попытки свободной оптовой торговли вновь сменились централизованным распределением едва ли не каждой гайки.

Рецепт Либермана вполне осуществил только Дэн Сяопин: ему удалось пережить своих сусловых. Не зря его зовут отцом китайского чуда. СССР же до поры до времени не замечал собственного застоя. Нефть покрывала затраты на импорт пристойно сшитых костюмов и нормально работающих станков. Разве что особо сложную технику нам не продавали: холодная война не прекращалась. Зато в рамках той же холодной войны мы щедро снабжали оружием потенциальных союзников по всему миру.

Увы, нефть подешевела уже в начале 1980-х. Пришлось возвращаться к косыгинским мерам. Горбачев до конца 1986 года не сказал ничего, чего не было бы в докладе Косыгина в 1970-м. Но времени уже не оставалось. Действовать пришлось в пожарном порядке — и рецепты Либермана сменились хаотическими «рывками», приведшими к обвалу. Нефть, которая могла смягчить тяготы перехода к рынку, стала проклятием страны."

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments