Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Мосты и переправы - 2.

Essai historique sur la technologie des ponts

Кёльн

1.Pont jeté entre le passé et l'avenir

Наименьшее количество материалов при достаточной прочности и быстроте постройки — вот главные требования, которым должны удовлетворять мосты поспешного типа (высокой скорости возведения).

К типу поспешных мостов могут быть отнесены в некоторых случаях также и мосты, наводимые через реки на различных плавучих опорах, составленных из судов (понтонов, плашкоутов, многоцелевых платформ  из стеклопластика и композиционного материала на основе жёсткого пенополиуретана и стекловолокна с полиэфирной смолой  etc.), собранных вблизи места постройки моста, плотов из бревён, бочек, бурдюков, поплавков Полянского, труднозатопляемого переправочного имущества (поплавков) и других плавучих предметов (бидоны, канистры, пластиковые ёмкости  etc.), a также и комбинированные мосты из плавучих, козловых и других устоев.

Наплавные мосты (на плавучих устоях) – это уникальные строительные сооружения, позволяющие решать проблемы переправы.

  Koblenz, Schiffbrücke Koblenz, Schiffbrücke

Pont à bateaux reliant Huningue et Weil am Rhein  1892

Плавучие опоры — суда (ponton, плашкоут -несамоходное грузовое, плоскодонное судно с малой осадкой и упрощёнными обводами) и бревенчатые плоты, обладающие достаточной подъемной силой и приспособленные к утверждению на них верхнего строения моста.

Приспособление это заключается в оснащении этих опор одним поперечным лежнем (перекладиной), который и служит опорой для переводин пролёта.

В данном случае переводины привязываются веревками к лежню, а сами опоры закрепляются на якорях (верховых и низовых), регулируемых канатами, навертывающимися на специальные ворота устоев.

Они незаменимы в военных и экстремальных условиях. Идеальное средство для быстрого налаживания движения в случае тяжёлого повреждения или разрушения постоянного моста.

Наплавные мосты являются преимущественно краткосрочными, то есть сезонными сооружениями, поскольку плавучая часть моста не может быть удержана при сильном ледоходе, так же применяются на пионерных дорогах и в военных целях, где их использование исключительно выгодно благодаря высокой скорости сооружения, простоты конструкции.

Огромную роль в разработке наплавных мостов сыграли русские военные инженеры.

Понтонные батальоны и роты русских инженерных войск предназначались для наводки мостов и устройства других переправ возимыми при себе и добываемыми на месте средствами.

Искусство сооружения каменных и деревянных стен с башнями (вежами) для защиты городов и обнесения их рвами, мостов, в том числе и наплавных (их называли “живыми”) было известно русским еще в ancien  - уже с легендарных времён имелись особого звания люди  - городники, мостники и порочные мастера (мастера для постройки осадных машин ).

На пересечениях с Москвой-рекой и её притоками основных транспортных путей издревле устраивались “живые” мосты из плотов или брёвен, связанных между собой и уложенных либо на плоты, либо плавающих на воде.

Мосты разбирались на зиму и в случае угрозы нападения. Одно из таких сооружений находилось на месте современного Большого Москворецкого моста.

Московские владетели активно привлекали на службу  строителей из иных земель (Tuscia etc.), сведущих также в крепостном или “городовом” деле. Эти чужеземцы имели в народе характерное название “розмыслов”.

Число их постепенно росло, и при Иоанне IV розмыслы образовали особое сословие, принимали участие в походах и при осадах и в значительной степени помогли царю во взятии Казани и укреплений в Ливонии (Везенберга, Тольсбурга, Варбека etc.–всего 31 крепостей с их волостями за 1568 –1570 AD), падении Дерпта (Юрьев) и Нарвы (Ругодив), первоклассных орденских крепостей Мариенбурга (Алыст) и Фелина, Вейсенштейна (Пайда) и Пернова, Тольсбурга (Толщебор)

В  кампанию 1577 - 1578 AD русская армия взяла в Ливонии: Люцин, Режицу, Динабург, Крейцбург, Кокенгаузен, Ашераден, Леневарден, Лембург Венден и Вольмар , Лаудон (Левдун) и Зесвеген (Чествин), Берзон (Барзой) и Кольценау, Ронненбург (Ровный), Смильтен и Трикатен, Обер –Пален.

Как ни примитивны в ту эпоху были военные потребности государства, не требуя особой подготовки к войне в мирное время, но все же и в ancienRuscia” существовали постоянные учреждения, в ведении которых были не только вооруженные силы, но и все дела, относящиеся до военных сооружений, их постройка, исправление и защита укреплённых городов от неприятеля.

Такие учреждения назывались “приказами”.

По времени образования древнейшим может быть назван Разрядный приказ, учрежденный при Иоанне III.

Это было главное место военного управления в мирное время, в ведении которого находились не только русское постоянное войско, но и все служилые люди, живущие по городам (крепостям), острогам, осадным дворам, на засеках и “чертах”.

В ведении того же приказа были и крепости с принадлежащими им складами, пушками, ружьями, пищалями, проломными ступами, медными болванками, ядрами (каменными, огнистыми), кулями, зелием (порохом), пушечными и мостовыми припасами, денежной казной, хлебными и соляными запасами.

Разрядный приказ существовал до 1711 AD, то есть до учреждения сената.

Так как инженерами и техниками были преимущественно иностранцы, то ими ведал Иноземный приказ (существовавший с 1528 AD по 1666 AD).

Он вёл счёт службы им и списки посылал в разрядный приказ. Иностранцы-строители были в ведении Иноземного приказа до половины Seicento, a затем вошли в ведение Пушкарского приказа (1611—1706 AD).

Вместе с ними тогда же в ведение последнего были переданы мостники и порочные мастера, горододельцы, стенные и палатные мастера, муроли, каменных дел мастера и подмастерья и чертёжники и вообще все городовое, острожное и башенное дело и “всякие крепости”.

С Петра Великого, когда началась организация военных частей, инженеры, вошедшие в состав войск, получили определённое назначение и правила для строя, движения и действия.

Инженеры при Петре Великом состояли при артиллерии и везде ей сопутствовали, подчиняясь “главному артиллерии начальнику”; часть их числилась при полках, и эти инженеры “обязаны были по указу генералитета таковой чин отправлять”.

Иногда инженеры и “подкопщики” принадлежали к команде генерал-квартирмейстера.

Утверждён был штат для артиллерии (8 февраля 1712 AD), и тогда же определились звание и обязанности инженеров как военных строителей, и впервые определились служба и обязанности минеров и понтонеров.

В феврале 1712 AD был создан полк военных инженеров (236 офицеров и кондукторов, назначались для применения на войне всех современных военно-технических средств в качестве руководителей  войсковых непосредственных исполнителях  при проведении сложных и ответственных работ)

Для подготовки офицерского состава для службы инженерами Петром Великим была учреждена в Москве ещё в 1701 AD 1 –я Инженерная школа, a в 1719 AD была основана 2-я в Петербурге.

Сформированные в царство Петра Великого  минёрная рота (1702 AD) и команда понтонеров (1704 AD) состояли при Полевом артиллерийском полку.

В ходе осады Риги (октябрь 1709 AD –июнь 1710 AD ) русские понтонеры оборудовали плавучий мост между предмостным укреплением Петершанцем (Элизабетеншанцем)  и рижскими форштадтами.  С того времени все плавучие мосты (которые стали ежегодно наводиться между Петершанцем и Ригой), вплоть до предпоследнего понтонного, занимали раз и навсегда установленную позицию.

Минёрная рота и понтонная команда, с небольшими изменениями штатов, просуществовали до 1757 AD, когда в царствование императрицы Елисаветы Петровны первая вошла в состав сформированного 6-ротного Инженерного полка (2 роты минёр, 2 — пионер и 2 — мастеровых), a вторая преобразована в понтонную роту.

В 1757 AD в составе русской Артиллерии были сформированы 3 роты с фурштатскою командою при 70 новоизобретённых секретных шуваловских гаубицах и включена ещё одна понтонная рота из 3 команд, при которой полагалось по 30 понтонов (деревянных и парусиновых).

Понтонные роты (1-я и 2-я), принадлежавшие к составу Артиллерии, в 1797 AD были значительно увеличены и доведены каждая до состава в 200 понтонов, разделённых на 8 депо (Петербург, Рига, Смоленск, Азов, Херсон, Москва и Казань).

В 1804 AD из 8 понтонных депо образован артиллерийский понтонный полк, в составе 2 батальонов (по 4 роты в батальоне).

Понтонный полк в 1806 AD, вместе со всеми артиллерийскими полками, был расформирован и понтонные роты включены во вновь учрежденные  18 артиллерийские бригады (при соответствующих дивизиях) - 15 номерных, Грузинская, Кавказская и Сибирская

В 1807 AD все артиллерийские бригады приведены в одинаковый 6-ротный состав: 2 батарейные, конная и 2 лёгкие, 1 понтонная.

В 1806 и 1807 AD число рот доведено до 25, и они в 1811 AD были переданы в резервные и запасные артиллерийские бригады и парки и получили №№; с понтонами были роты №№ 1—8.

В 1814 AD резервные и запасные бригады были расформированы и понтонные роты стали отдельными, частью при корпусах, частью в крепостях.

В 1822 AD в Инженерное ведомство были переданы 8 понтонных pот, имевших понтоны; они были приданы 7 пионерным батальонам, a 8-я, бывшая при отдельном Литовском корпусе, при котором не было пионерного батальона, оставлена при нем; число понтонов в роте уменьшено до 42.

Переданные роты в батальонах составили команды при понтонах и первоначально назывались понтонами соответствующих батальонов; находились они под командою капитана — командира понтонов, при нём 1 поручик и 1 прапорщик, нижних чинов 173, из них 88 ездовых.

В военное время для наводки мостов и для следования с понтонами к понтонному парку придавалась сапёрная или пионерная рота, a для командования назначался младший штаб -офицер батальона.

В 1823 AD понтонеры были также вооружены ружьями.

  К воцарению императора Николая I всего было 8 понтонных отделений.

В отношении понтонных парков в 1829 AD повелено было иметь их только при действующих сапёрных батальонах.

Затем в 1832 AD они, в числе 6, были переданы в резервные батальоны и названы фурштатскими (понтонными) ротами с №№ тех батальонов, при которых раньше состояли.

В 1850 AD в 1 и 2-м резервных сапёрных батальонах (при которых к этому времени были все понтоны) по 3 сапёрные роты переименованы в понтонные, a фурштатские понтонные — в понтонные фурштатские отделения (парки) с прежней их нумерацией.

В то время каждый парк имел по 32 парусиновых и 15 деревянных понтонов.

В царствование императора Александра II , в 1857 AD понтон, парки и понтонные роты резервных батальонов переформированы в отдельные понтонные парки №№ 1—6;  в 1864 AD также переформированы понтонные парки в 2-ротные понтонные полубатальоны; в 1877 AD они были переименованы в понтонные батальоны и в 1878 AD к ним добавлено еще 2 новых батальона.

  По  организации  1894  AD для каждого корпуса на военное время назначался один сапёрный батальон, причём из трёх сапёрных рот две (с легкими мостовыми парками) придавались дивизиям, a третья и телеграфная оставались в распоряжении штаба корпуса.

К 1910 AD в общий состав Инженерных войск входило 11 понтонных батальонов (26 понтонных рот)

В 1910 AD был  упразднён 8-й понтонный батальон и изменена нумерация понтонных батальонов.

Комплектование Инженерных войск производилась:

  • офицерского состава из Николаевского Инженерного училища и военных училищ и нижних чинов Инженерного корпуса, выполнивших установленные условия, a также переводом офицеров других родов войск выдержавших установленный экзамен
  • нижних чинов — новобранцами по призыву, преимущественно грамотными, развитыми, знающими мастерства и бывшими на механических и горных заводах и на телеграфах, но не менее 3 вершков ростом (2 аршина 3 вершка), a в понтонные части — 5 вершков

В 1914 AD в общий состав Инженерных войск входило 9 понтонных батальонов (25 понтонных рот).

При переходе на военное положение Инженерные войска пополнялись офицерами из запаса полевых Инженерных войск и нижними чинами из запаса армии, преимущественно служившими в частях соответствующей специальности, a также определённым штатами числом обозных из запаса кавалерии.

Материално - технические средства (специальное имущество), какими обладали наши Инженерные части, определялось табелями.

Главнейшие из них (за исключением инструментов и принадлежностей для работ)  в понтонном б-не (2 роты) следующие— имущество для наводки понтонного моста длиной 100 сажен или для перевозки десанта: пехоты в понтонах в один рейс — около 1 батальона или полевой артиллерии на паромах.

Перед Великой войной понтонный парк состоял из мостового имущества и понтонного обоза.

Понтонный парк 2-ротного Понтонного батальона делился, по числу рот, на 2 полупарка и каждый полупарк на 2 отделения.

Всего в таком парке по табели содержалось:

  • 56 полупонтонов (44 носовыхи 12 средних), 8 козел, 224 длинных и 12 коротких смычных брусьев, 462 щита, 444 настилочных и 12 лобовых досок, 2 якорные лодки, якоря, канаты etc., на нормальную длину моста 105 сажен 6,5”.
  • полупонтоны железные, двух видов:
    • носовые, с приподнятой суженной передней частью
    • и средние, со всеми отвесными стенками
    • длина носового полупонтона поверху 14' 1", среднего 11' 5 1/2"; ширина тех и других 6' 2 2/3"; высота, не считая полозьев — 2' 5", ширина 5' 9", высота, не считая киля — 2' 5"
  • якорные лодки, длиной 20' 3".
  • якоря:
    • лёгкие 2,5—3 пуда
    • тяжелые 5—7 пудов
    • a для особых случаев 10—12 пудов
  • козловая перекладина 16' 9"
  • козловые ноги: длинные 12' 6" и короткие 8' 6"
  • смычные брусья: длинные 23' 2", короткие 12' 5"
  • Щиты из 2—1 1/2” досок, соединённых шпонками, длина щита 10' 8", ширина 18 2/3"

Весь понтонный парк возился на 56 повозках, 32 настилочных, 2 добавочных, 4 козловых и 2 лодочных повозках шестёрочной запряжки (в унос).

Кроме того, парные повозки: 2 инструментальных, 2 для кузниц и 2 для запасных вещей и по 1 телефонной и 1 подрывных двуколок.

Практически всё военно-инженерное переправочное имущество перевозилось на повозках различного назначения.

Некоторое исключение составляли:

  • складные парусиново-капковые лодки (для рекогносцировочных работ на воде) системы генерала Иолшина, которые транспортировались вьючным способом
    • длина лодки была 10’(около 3 м)
    • ширина между бортами у весельных уключин — 3’ 6”(примерно 1 м)
    • высота бортов над дном у весельных уключин — 1’ 8” (около 0,5 м)
    • вес лодки — 3 пуда (около 50 кг); при намокании вес лодки увеличивался вдвое
    • подъемная сила лодки составляла около 25 пудов (примерно 400 кг)
  • горно –вьючный мост из поплавков, наполняемых воздухом,  подполковника Жильцова.
    • интерес моста заключался в том, что он являлся связующим типом между системами парковых и поспешных мостов
    • весь мост легко разбирался и возился на вьюках, почему мог быть пригоден для быстрых речек горной местности
  • брезентовые мешки генерала Иолшина, (применяемые для переправы в русской коннице) в которые укладывали всё снаряжение, заполняя свободное место соломой или сеном.
    • вес мешка без снаряжения - 2 кг
    • вес мешка со снаряжением кавалериста - 75 кг
    • подъёмная сила - 80 кг
    • время подготовки к переправе - 5 минут
    • время переправы через реку шириной в 100 м - эскадрон в 120 человек при 40 мешках (три рейса) –2 часа

Русско-турецкая война 1877—1878 AD застала генерал-майора Михаила Александровича Иолшина на должности командира 1-ой бригады 14-ой пехотной дивизии, которая под его начальством первою перешла Дунай y Систова.

За это дело Иолшин  и был награждён орденом св. Георгия 4 степени.

Живое сечение реки (площадь её поперечного сечения)  имеет большое значение при устройстве мостовых переправ, так как от него зависит число устоев и наименьшая длина моста.

Живое сечение не должно быть стесняемо мостовыми устоями дальше известного предела; иначе происходит подпор воды, который при постоянных устоях стремится их опрокинуть и производит размыв дна, a при плавучих устоях увеличивает натянутость канатов, a иногда и подмывает берега.

2. Русские понтонные, плашкоутные мосты (pont de bateaux)

Укрепление берега 

Разведкой реки определялось:

  • профиль реки (с точностью, необходимою для определения числа и рода устоев), скорость течения и направление долинной струи, свойства дна в местах постановки козел и на якорных линиях и общий характер реки (опросом жителей)
  • количество работы, материалов, инструментов и число рабочих на береговые работы
  • время для наводки моста
  • направление оси моста (нормально — перпендикулярно течению, в исключительных случаях — под углом не более 25°
  • место для береговых лежней

После того производилась разбивка якорных линий, выбор места для устройства складов, трассировались спуски, составлялся рабочий план.

Якорные линии разбивались:

  • при глубине реки менее 5 сажен — по одной с каждой стороны оси моста, не далее 30 сажен от неё
  • при большей глубине — с каждой стороны по две:
    • одна на расстоянии не свыше 30 сажен от мостовой линии
    • другая — соответственно наибольшей глубине

В рабочий план вносились все данные для наводки моста:

  • число береговых, козловых и плавучих устоев
  • число и величина выводных паромов
  • число якорей
  • способ наводки и число чинов, рабочие участки каждой роты

Оба первые от берегов устоя были обыкновенно козловые; такие же устои устанавливались и на отмелях.

Наводка моста могла производиться:

  1. с предварительною разборкою части понтонных повозок и устройством склада оснастки (нормальный способ)
  2. с предварительною разборкою всех повозок и устройством, кроме склада оснастки, мостовых складов
  3. с постепенною, по мере наводки, разборкою повозок

Самая наводка моста производилась:

  • попонтонно по течению (нормальный способ)
  • попонтонно против течения (при быстром течении и сильном ветре)
  • попонтонно отталкиванием (ночью или при сильном тумане)
  • паромами (при небольшом течении и слабом ветре)
  • поворотом (для сокращения времени наводки), при длине плавучей части не более 70—80 сажен
  • смешанным способом

Понтонный обоз выстраивался тылом к реке, не ближе 5 сажен от воды, на интервалах не менее 6 шагов, в несколько линий. Роты выстраивались без ружей и снаряжения.

Вверх по реке, на 1—1,5 версты, высылалась брандвахта, из 1 унтер-офицера и 8 понтонер, на такое место, с которого возможно дальше видно вверх по реке, и в то же время сигналы с брандвахты видны с моста. Кроме того, она соединялась с мостом телефоном.

Брандвахта задерживала двигающиеся по реке суда, плоты и другие предметы.

Судовые  мосты имели временный характер. Их приходилось разводить в половодье и при поднятии воды.

3. Русские плотовые мосты (pont flottant)

Плотовые мосты удобны  тем, что могут быть устроены весьма скоро, не требуя особых приспособлений и искусных рабочих, но наводка их на реках с быстрым течением  или подверженных большому волнению (высота волны более 0,6 м)  затруднительна.

В русской военной истории известен случай применения громадного плотового моста для переправы больших сил: в Севастополе в 1854 -1855 AD для переправы гарнизона через Большую бухту с Южной на Северную сторону.

При сильном волнении воды через морскую бухту во время обороны Севастополя  был сооружён плотовой мост длиной около 1 000 м, имевший громадное значение для обороны горда и обеспечивший отход войск через бухту.

Бревенчатые плоты

Найдется множество вещей , которые уже нельзя улучшить. Они уже совершенны. 

Подъемная сила бревна равна его объему, умноженному на разность весов воды и дерева в единице объема и взятому с коэффициентом 0,75.

Грузоподъёмность плота грубо определялась расчётом:

  • на каждого переправляемого одно бревно (четверть тонны)
  • заготовка требует 1 рабочего часа
  • всего на устройство плота –2 рабочих часа на одного переправляемого

При определении необходимого объема леса для плота предусматривали обязательный запас плавучести из расчёта 40% от грузоподъёмности.

Необходимый объем леса для плота можно было найти с помощью  соотношения: Q = S × М /1000 , где:

  • Q –расход воды, м2 /сек
  • M –модуль стока, л/сек × км2 
  • S –площадь речного бассейна , км2 

Плавучесть (объём плавучести полностью затопленного плота) брёвен определялся удельным весом древесины.

Лучшими брёвнами для плотов были смолистые породы:

  • ель, сосна, пихта, как менее впитывающие воду
  • особенно пихта, как имеющая наименьший удельный вес (в Центральной и Южной Америке – бальса, в Юго –Восточной Азии –бамбук изменчивый)

Выгодней было брать более длинные деревья, так как они обладали большей подъемной силой, и связанный из них плот выходил уже, отчего меньше стеснялось живое сечение реки и меньше требовалось связных брусьев.

При вязке плотов на быстрых реках вершины дерев обращали в одну (верховую) сторону, бревна связывали возможно плотнее друг к другу и верховой стороне плота давали стрелку 1/4—1/6.

Снизу верховые концы срезывались на нет, для того чтобы наносимые предметы проносились под плотом.

При быстрых течениях приходилось сращивать бревна по длине, обыкновенно в полдерева, стягивая сросток двумя болтами, хомутами или болтом и двумя хомутами, или же верёвками.

На реках с тихим течением брёвна в плоту, как правило, располагали попеременно комлями то в одну, то в другую сторону.

Двухъярусные плоты были неудобны, так как на них осаждается много наносов.

Брёвна в плоте соединялись связными брусьями, накладываемыми на брёвна плота в расстоянии 1—1,5 сажен один от другого и скрепляемыми с ними болтами, толщиной 1/2”—3/4”, железными скобами, дубовыми нагелями и верёвками или хворостовыми вицами (вица -тонкая гибкая ветвь ивовая, еловая, черемуховая, скрученная на подобие веревки; шла на связывание бревен в плотах, прессованного сена, фашин etc.), концы которых загонялись деревянным нагелем в отверстие, высверленное в бревне.

Вязка брёвен в плоту производилась или на берегу, a затем готовый плот сталкивался по слегам на воду, или в воде.

  • первый способ был удобен для рабочих -плотовщиков, но плот при сталкивании расшатывался
  • второй способ с конструктивной точки зрения был рациональней, но рабочие должны были стоять в воде, следовательно, глубина не должна была быть больше 3’—4’.

При втором способе сначала связывался остов плота, a затем, постепенно, в него вводили брёвна.

Окончив вязку плота, определяли его центр тяжести, для чего на хвост плота и поперёк его ставили 6—8 человек и постепенно двигали их к середине плота (миделю), пока последний не принимал горизонтального положения. Центр тяжести находился в вертикальной плоскости, проходящей через место стояния людей.

Для уравновешивания давления якорного каната на нос плота, ось моста отодвигали от центра тяжести фута на 1,5 к корме плота.

Для закрепления якорного каната на плоте располагали вертикальные стойки или вороты.

Последние состояли  из станка, 2 лежней, 4 подушек и вала.

Лежни крепились к связным брусьям или бревнам плота скобами.

На конце вала делались сквозные отверстия для вставления аншпугов.

Для предохранения настилки моста от захлёстывания во время волнения, её несколько поднимали над горизонтом воды.

Для этого, на связные брусья, параллельно оси плота, клали 2—3 подкладных бруса такой длины, чтобы они лежали не менее, как на 3—4 связных брусьях, с которыми они скреплялись болтами, скобами или хомутами.

Подкладные брусья служили опорой для переводин.

Переводины охватывали подкладные брусья вставными зубьями или привязывались к ним верёвками.

Переводины двух смежных пролётов скреплялись между собою горизонтальными болтами и выпускные их концы скашивались, чтобы, в случае ударов во время волнения в настилку, они не расстраивали её.

Настилка на переводинах клалась по общему способу.

Расстояние между крайними брёвнами двух смежных плотов бывало 3’—10,5’.

Плоты удерживались на месте якорями. С низовой стороны с каждого плота якоря закидывались лишь в случае сильного волнения.

Вдоль моста, как и в судовых мостах, протягивали продольный канат.

Для того, чтобы расстояние между плотами не изменилось, носы их и кормы соединяли между собой брусьями, скрепляемыми с плотом не мёртвой крепой, a так, чтобы они допускали некоторую игру.

При скорости течения реки более 4’ или при большом волнении, наводка моста могла производиться помощью малых буксирно - моторных судов.

Во всех остальных случаях наводка моста может производиться введением плавучих устоев вверх или вниз по течению.

В первом случае плот мог тянуться бичевой людьми, стоящими на голове моста, или же плот сам подтягивался на якорных канатах (заводах).

Последнее было надёжней, но требовало якорей и больше времени.

Наводка по течению производилась так же, как и в судовых мостах, но на быстрых реках надо было обращать внимание на то, чтобы:

  • были сильные якоря (2,5 кг, повышенной держащей силы)
  • якоря бросались с запасом, то есть выше якорной линии
  • якорные канаты  предварительно закреплялись за плот, при том так, чтобы их можно было “травить” и выбирать
  • чтобы при быстрых поворотах плота не сбросило людей в воду

Разводка моста производилась в порядке, обратном наводке.

Устои закреплялись якорями совершенно так же, как и устои остальных плавучих мостов.

Плотовые  мосты имели временный характер. Их приходилось разводить в половодье и при поднятии воды.

Бурдючные плоты

Бурдюк - это мешок из сырой воловьей, лошадиной или бараньей шкуры, сшитый шерстью внутрь.

Надутые воздухом бурдюки употреблялись для переправы через реки, для чего из них устраивались плоты или они служили в виде мостовых устоев.

Было два способа выделки бурдюка:

  • уральский (преимущественно лошадиные бурдюки)
  • кавказский (воловьи и бараньи)

Разница между ними — в способах снимания шкур, закрытия отверстий и предохранения от порчи.

Вес сложенного воловьего бурдюка — 1 пуд 1 фунт.

Наполненный воздухом, такой бурдюк имел:

  • емкость 58 вёдер
  • длину – около 5’ 4”
  • ширину -2’ 8”
  • высоту y задних ног — 2’ 3”
  • высоту y передних ног — 1’11”

Подъемная сила до полного погружения 45 пудов.

Потеря воздуха в бурдюке под давлением 18 пудов в течение 5 часов доходила тогда до половины объема.

Кавказский бурдючный плот устраивался из 4 бурдюков, по возможности одинаковой высоты, связанных между собой с помощью особой рамы, состоящей из двух продольных кругляков (14’ длиной и 3 1/2” толщиной) и 7 поперечин (7’ дл. и 2 1/2” толщиной), соединённых между собой сквозными шипами и связанных веревками.

Бурдюки располагались шеями внутрь и прикреплялись к раме обёртыванием ног вокруг продольных кругляков и поперечин и обматыванием их веревкой.

Дощатая настилка — 12’ длины и 2 сажени2 площади. Опытными рабочими такой плот с надуваньем бурдюками устраивался в 12-15 минут.

Подъемная сила плота при погружении бурдюков до 2/3 высоты — до 120 пудов, при полезной нагрузке не превышающей 80 пудов.

Опыты показали, что на этом плоту при тихой погоде и слабом течении можно было сразу переправить сёдла, вооружение и снаряжение 18 человек (72 пуда) или 14 человек с их вооружением и снаряжением.

Для перевозки артиллерии надо было делать более прочную оснастку: переводины не менее 4 1/2 вершков толщиной, a доски 1 1/2”, пажилины  скреплять с переводинами стропами и особенно прочно подвязывать бурдюки.

Горное орудие перевозилось целиком с 3 номерами прислуги и 2 зарядными ящиками.

Полевое же — отдельно лафет, со снятыми колесами, и отдельно само орудие.

Гребцы размещались по углам плота и для управления имели лопатки.

На Кавказе на таких плотах переправлялись при скорости течения до 9’ в секунду.

Как мостовые устои бурдюки связывались звеньями по два и привязывались к брусу.

Звенья соединялись между собой обыкновенно 5 переводинами, укрепляемыми стропами.

На воде звенья удерживались якорями с верхней и низкой сторон, причем для поддержания якорных канатов к ним привязываются добавочные бурдюки.

Для мостов на бурдюках очень опасен был  ружейно –пулемётный  и артиллерийский огонь, почему такие мосты можно было устраивать преимущественно в тылу армии.

Плоты из поплавков Полянского

Это средство представляло собой надуваемый воздухом глухой мешок прямоугольной формы из двойной парусины с резиновой прокладкой (или из прорезиненной непромокаемой ткани), размерами около 3 футов³ (1 × 0,5 × 0,5 аршин или 0,7×0,36×0,35 м).

Поплавок был заключён в парусиновый водонепроницаемый чехол с застёжками для соединения поплавков между собою.

Поперек мешок перехватывался кожаным ремнём с металлическими кольцами. К верхней плоскости мешка также пришивалось два ремня с кольцами. В одном из углов мешка - закрываемый пробкой вентиль (резиновая трубка).

Вес 3,5 фунтов.

Время надувания воздухом 3—5 минут.

Подъемная сила одного поплавка при полном погружении — 5 пудов (для расчёта следует принимать в 3 пуда).

Поплавки Полянского: 

  • держали воздух лучше в холодное время года
  • от пуль страдали мало (надо до 60 попаданий, чтобы потопить плот из таких поплавков, до 4 попаданий, чтобы потопить одиночный поплавок)
  • оставаясь долго сухими, переставали держать воздух, но и в воде не следовало их оставлять долее суток, так как понемногу выходил воздух и уменьшалась подъемная сила

Из поплавков можно было связывать плоты, устраивать паромы и устои для мостов.

Под плоты для 1—2 человека:

  • достаточно было под углами 3-угольной или 4-угольной рамы подвязать по поплавку
  • поверх рамы укладывались доски, плетни и прочее
  • движение  - помощью вёсел или лопаты
  • если не было досок и жердей, связывалось 6 поплавков

Для команд связывались плоты в форме 4-угольника 5 × 8,6 × 10 аршин.

  • для 20—30 человек или одной парной повозки, или двух двуколок — нужно было 60 поплавков
  • для орудия - 6 поплавков под тело орудия, 5 под хобот, 10 по бокам и 4 под колёса
  • под передок или ход зарядного ящика - 19 поплавков (15 по 3 в ряд и 4 под колесами)

Надутые поплавки связывались на берегу в звенья, вентилями к верху, на длину плота, и готовые звенья связывались между собой в плоты.

Чтобы плот был менее валким, его связывали из двух частей, соединяемых верёвками или жердями.

Для передвижения плота 4—6 гребцами (под паром) надо было 100 поплавков.

Под мостовые устои:

  • для одиночных людей — 3 поплавка, привязанных к брусьям
  • для переправы пехоты 10 поплавков привязывалось к доске и стягивалось канатами, устои на 3/4 шага в свету
  • для полевой артиллерии — такие же звенья ставились вплотную
  • устои удерживались якорями или канатами

На одной шестов. двуколке военно-телеграфной роты (или на верблюжьем вьюке) помещалось 3 звена (30 поплавков), 5 дощатых щитов, шириной в 1 аршин, 9 мостовых 4-аршинных брусков, 4 оттяжных кола и 10 аршинных верёвок.

Из этого количества можно было устроить мост длиною:

  • для пехоты — 7 аршин
  • двуколочного обоза — 5 аршин
  • полевой артиллерии — 3,5 аршин

Плоты из труднозатопляемого имущества

Труднозатопляемый поплавок  представлял собой изготовленный из прочной ткани мешок (3,0×0,5×0,3 метров), пропитанный водонепроницаемым составом, набиваемый труднозатопляемым материалом: сердцевиной подсолнуха, пушком кендыря, пушком ласточника, а также сеном, соломой, сухой хвоей, стружками etc.

Такие поплавки быстро собирались в звенья, а из звеньев устраиваются плоты и штурмовые мостики.

К днищу поплавка были пришиты четыре брезентовых ремня для крепления к поплавку подкладочной доски.

Вес оболочки поплавка 6,7 кг, в набитом состоянии — 30–40 кг, полезная грузоподъемность — 250 кг.

В комплект труднозатопляемого имущества входило 32 поплавка, 32 подкладочных доски, 16 звеньев и перильных досок с уключинами.

Из этого имущества собирались плоты, мосты практически любой конфигурации, позволяющие переправлять от одиночного бойца до пехоты в колонне по два, 76-мм орудия, груженой двуколки весом до 800 кг, повозки весом до 1 000 кг и другие средства.

Pont de fortune

Пользуясь:

  • полотнищами от палаток (не из фламского полотна, равентуха, тесьмы, ярины и кумача, а непромокаемого равентуха) и брезентами
  • манильской пеньковой верёвкой, толщиною 5/32-3/16 вершков, ссученной из 3 прядей, из которых каждая состоит из двух подпрядей

Можно было устраивать с помощью корзин, телег и двуколок простейшие приспособления для переправы небольших грузов через неширокие, спокойные речки.

Такой переправочный паром для военных целей, обыкновенно был небольших размеров. На 1 сажени2  парома помещалось до 10 человек: 1 лошадь требовала площадь в 1 × 0,5 сажени и повозка 1 × 2 сажени.

Такие паромы могли переправляться на вёслах; переправу устраивали и по канату (при ширине реки не более 100 м)

Ныне используемые материалы для оборудования рont de fortune:

  • парусина брезентовая (брезент), с повышенным уровнем водостойкости 150- 250 мм вод.ст. , хлопок 63% / лён 37% (высокого очёса), плотность, 550 ±38 гр/м², цвет хаки, ГОСТ 15530-93
  • канат манильский Ф20 от 6 мм (Сертификат Регистра), соответствующая требованиям европейского стандарта для статических веревок EN 1891
  • бочки, бидоны, брёвна etc.

Комплектация отдельного переправочного (сплавного) плота (парома) должна соответствовать требованиям “Основные технические требования к судам, поднадзорным Государственной инспекции по маломерным судам Российской Федерации”, утверждённые приказом №8 от 05.03.2001 ГУГИМС России, пункт 4.4.3; Приложение 4 ГОСТ19105-79.

Комплектация якорно-швартовным и буксирным снабжением по ГОСТ Р 51722-2001:

  • флаги, сигнальная доска и сигнальные огни (если предусмотрена эксплуатация в тёмное время суток)
  • спасательное кольцо с линем
  • бабайки (вёсла –гребки для управления плотом)
  • шесты
  • якорь и якорный канат
  • причальный конец
  • буксирный канат
  • аптечка медицинская
  • спасательные жилеты
  • лодка
  • рым etc.
Technorati Теги:
Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments