Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Category:

Нефть -1

“Капитал в виде наличности, которую оставляют в наследство детям, это чистый разврат”

Людвиг Эммануилович Нобель (один из отцов -основателей русской нефтяной промышленности)

Фотоген и керосиновая лампа

..Я тут беседовал с одним недальновидным банкиром, считающим керосин вещью совершенно никчёмной, и поинтересовался у того: уж не поведал ли ему какой-нибудь астроном о скором появлении нового солнца, что будет светить по ночам?..” (Людвиг Нобель)

В Европе осветительные масла получали перегонкой твердых горючих веществ.

В 1830 AD барон Карл Рейхенбах, занимаясь сухой перегонкой древесины, получил из дёгтя бука парафин.

Изучая далее этот дёготь, он получил жидкую смесь углеводородов, которую можно было использовать для освещения, и назвал её фотогеном.

В 30-х годах XIX века заводы в Бургундии, Германии, Англии начали производство фотогена, получаемого перегонкой твердых ископаемых: торфа, горючих сланцев, бурых углей.

Во Франции в 1832 AD предприниматель Селлиг применил для этого сухую перегонку горючих сланцев.

В 1850 AD Вагенман в Германии добыл масло посредством сухой перегонки бурых рейнских углей, назвав более легкий продукт также фотогеном, более тяжелый - соляром (солнечным).

В России фотогеновые заводы были построены:

  • в Петербурге (Петербургское общество минерального освещения; работа — на привозном шотландском горючем сланце)
  • возле Твери (на торфе)

Завод Муравьевнинской компании (с. Муравьевна, в 40 км от Ряжска) в 70-х годах перерабатывал бурый уголь и получал лигроин, фотоген (керосин), соляровое и смазочное масла.

Муравьевнинские копи давали наилучшую разновидность подмосковных углей.

Этими копями, как и копями Голубовской и Марьевской в Донбассе, владел П.И.Губонин.

Канадский медик и геолог-самоучка Авраам Геснер выделил из гудрона и подобных ему материалов смесь минеральных масел, пригодных для освещения.

Свой продукт он назвал керосином от двух греческих слов Keros и elaion, означающих, соответственно, „воск“ и „масло“.

В 1854 AD он запатентовал его, и уже в 1859 AD завод в Нью-Йорке уже производил 5 000 галлонов керосина.

Вскоре такой же завод заработал в Бостоне.

Говорят, что в 1852 AD два львовских аптекаря Ян Зех и Игнат Лукасевич по поручению своего хозяина Петра Милоша занялись перегонкой и очисткой нефти.

Бензин был модным пятновыводителем, а фотоген можно было использовать для освещения.

Сконструировать лампу, в которой можно его применять, помог фармацевтам изобретательный жестянщик Адам Братковский.

С 1853 AD, с появлением лампы в широкой продаже, фотоген стал пользоваться большим спросом.

Вскоре лампа львовских изобретателей появилась в Америке.

После некоторого усовершенствования она не только нашла там широкое применение, но экспортировалась в те страны, которые покупали американский керосин.

Нефть России и Америки

Нефть России

До присоединения в 1806 AD Бакинского ханства к Российской империи владельцами нефтяных колодцев были ханы.

Ежегодный доход хана Гуссейна составлял 40 000 рублей от продажи 200 000 пудов нефти. Основным покупателем была Персия.

В 1808 AD бакинские нефтяные источники, которые поступили в распоряжение российской казны, получил на откуп Марк Тарумов.

За право добывать нефть, соль, а также торговать красным вином и организовывать красильное производство ежегодный взнос в казну составлял 250 000 рублей.

Из них на долю нефти приходилось 63 705 рублей.

Чистой годовой прибыли многосторонний титулярный советник имел 12 128 рублей.

В 1819 AD горный начальник Грузии Эйхфельд подал начальству рапорт, в котором предложил ликвидировать откуп и взять нефть и соль в казённое управление.

Но правительство предпочло повысить сумму откупа до 131 000 рублей.

Откупщик поднял цену на нефть в 2 раза, после чего начались трудности со сбытом.

Персия стала закупать более дешевую туркменскую нефть с острова Челекен и Небит-Дага.

В 1824 году Тарумов отказался от откупа.

1825 AD был годом казённого управления нефтедобычей.

Казна, добыв 210 000 пудов нефти, заработала на этом 76 000 рублей.

С 1826 по 1834 AD казна сдавала 82 нефтяных колодца Бакинского района частному лицу, получая доход 91-97 рублей.

В 1834 AD не нашлось ни одного желающего получить откуп, и 16 лет казна эксплуатировала источники, получая доход от 81 000 до 125 000 рублей.

С 1850 по 1863 AD откупщиком был Тер-Гукасов, с 1863 AD до отмены откупа – Мирзоев.

В первой половине XIX века на нефтяных промыслах трудились, как правило, крепостные крестьяне из окрестных деревень.

Они были приписаны к промыслам и в то время, когда их эксплуатировала казна, и когда они переходили к откупщикам.

Вот как описывает исследователь и предприниматель Виктор Иванович Рагозин  самое богатое бакинское месторождение:

Прежде чем перейти к очерку развития нефтяной промышленности в Закавказье после уничтожения откупной системы, не излишне будет бросить взгляд на ту картину, которую представляла Балаханская площадь перед уничтожением откупа.

Влево от большой дороги, ведущей из Баку, против деревни Балаханы, разбросано несколько неглубоких колодцев, нигде по всей площади не слышно свиста паровой машины, не видно никакой работы, никакого оживления и вообще ничего такого, что показывало бы знакомство обитателей или владельцев этой местности с усовершенствованными техническими приемами работы, а напротив, на всем лежит какая-то печать примитивности.

Нефть вычерпывается из колодцев кожаными мешками – бурдюками – с помощью веревок, перекинутых через блок и привязанных к лошади.

Перевозится она в кожаных же мешках на двухколесных арбах туземной конструкции, с высокими трехаршинными колесами, приспособленными к езде по песчаной местности.

Только на окраине местности, как бы случайно попавшей не на свое место одиноко торчат две высокие буровые вышки, да и в тех, словно для полной гармонии с окружающею тишиною и монотонностью, приостановлены все работы.

Что же касается до самых нефтяных колодцев, то они находится на этой площади в том же виде, как завещали их потомству персидские владыки и Бакинские ханы.

Научное знание не прикасалось к ним и не нарушало их девственной неприкосновенности вплоть до 31 декабря 1872 года, когда кончилось продолжительное и тяжелое для промышленности царство откупа

Виктор Рагозин, “Нефть и нефтяная промышленность”, Санкт-Петербург. Типография товарищества “Общественная польза”, 1884 AD

Очисткой нефти первыми на Кавказе занялись крепостные графини Паниной братья Дубинины.

Василий, Герасим и Макар Дубинины, искусные смолокуры, были переселены на Кавказ из села Нижний Ландех Владимирской губернии на Северный Кавказ на дарованные графине земли.

Они решили применить приемы перегонки древесины к нефти.

В 1823 AD они построили недалеко от Моздока нефтеперегонный завод, который работал на нефти Вознесенского месторождения, принадлежавшего Терскому казачьему войску.

Оборудование состояло из вертикального перегонного куба с топкой, пароотводной трубы и водяного холодильника.

Испаряющиеся легкие фракции нефти после конденсации были пригодны для освещения.

Продукт Дубининых конкурировал с заграничным фотогеном, который поступал на российский рынок, снижая его цену со 120 до до 40 рублей за пуд.

Работая в районе военных действий, используя дорогую по тем временам нефть, братья испытывали недостаток в оборотных средствах, о чем рассказали в прошении кавказскому наместнику графу Воронцову, которое подали ему 9 августа 1846 AD.

Вот что писали они о своих злоключениях:

“..Мы подали полковнику Принцу объяснение, в котором, изложив кратко начало наших трудов в усовершенствовании способа очищения черной натуральной нефти в белую, в обучении тому ремеслу армян и других русских людей, в распространении того занятия здесь на Кавказе и в вывозе сего материала в течение 20 лет многими тысячами пудов во внутрь России… просили (Принца) для усиления деятельности нашей дозволить нам попользоваться из казенных источников в течение пяти лет черною нефтью ежегодно до 60 бочек безденежно, или исходатайствовать нам помощь выдачей из казны 7 000 рублей серебром на 10 лет без процентов.

А что действительно мы первые завели в Моздоке очищение нефти, обучали других людей и такое производство распространяем с 1823 года, в том представили письменные свидетельства тамошнего местного начальства и городских жителей..

... Его превосходительство г. Начальник Кавказской области генерал-лейтенант Гурко сам спросил у нас, какие нужны средства или пособия по предмету развития нефтяного промысла; напоследок же в предписании полковнику Принцу дал знать во всем противное, что по состоянию нефтяных источников Кавказского линейного казачьего войска он разрешить не может отпуска из них безденежно нефти, а об оказании нам денежного пособия от казны не может ходатайствовать, потому что не уверен, чтобы Правительство на оное согласилось…”

В 1847 AD наместнику был доставлен образец дубининского фотогена, направленный затем на экспертизу управляющему медицинской частью на Кавказе Эрасту Андреевскому, который в своем заключении писал:

“…Труды и усилия Дубининых к развитию столь важной отрасли промышленности заслуживают внимания и поощрения правительства…

..Мое мнение всегда было, что нефть имеет большую будущность; требование белой нефти для аптек, вероятно, со временем увеличится, а техническое употребление оной будет еще важнее”.

13 октября 1847 AD по представлению наместника Василий Дубинин был награжден серебряной медалью на Владимирской ленте.

Ни ссуды, ни нефти братья не получили, и к 1850 AD были вынуждены свернуть свое дело.

Нефть Америки 

В 1853 AD американский юрист Джордж Биссел, будучи проездом в Западной Пенсильвании, обратил внимание на сбор нефти с поверхности нефтеносных пятен в бассейне реки.

Он видел рекламу нефти, которая именовалась „масло сенека“ – в честь вождя племени сенека по прозвищу Красная Шкура.

Это универсальное лекарство “от головной и зубной боли, глухоты, нарушений пищеварения, глистов, ревматизма, водянки, а также для заживления ран на спине лошадей и мулов” было огнеопасным.

Догадка о том, что его можно использовать для освещения, заставила энергичного юриста заняться поисками инвесторов.

В 1854 AD он обратиться за консультацией к известному химику Бенджамину Силлиману.

После анализа образца нефти ученый сообщил, что, нагревая нефть, можно разделить ее на фракции, так как каждой из них соответствует определенная температура кипения.

Одна из таких фракций, пригодная для освещения, должна была составить конкуренцию низкосортному керосину, добываемому из угля.

Оставалось найти источники, позволяющие добывать нефть в большом количестве.

Копать колодцы долго и дорого.

Снова воображение Биссела разбудил рекламный плакат средства от глистов и ревматизма, на заднем плане которого была изображена установка, использовавшаяся для бурения соляных скважин.

Компания “Пенсильвания Рок Ойл” решила применить этот метод для добычи нефти.

Нашёлся и исполнитель – случайно встреченный в гостинице отставной кондуктор Эдвин Л. Дрейк, общительный человек с большой фантазией, которому продали несколько акций компании.

Бывший железнодорожник, имеющий право на бесплатный проезд, в декабре 1857 AD был отправлен в глухую пенсильванскую деревушку Тайтусвиль, куда компаньоны заблаговременно послали письма, рекомендуя Дрейка как почтенного полковника.

Убедившись в том, что в горных ручьях в виде пузырьков присутствует нефть, увидев, что она просачивалось через соляные скважины в районе реки Ойл Крик, Дрейк доложил об этом компаньонам – Бисселу и Джеймсу Таунсенду, президенту банка в городке Нью-Хейвен.

В 1858 AD он снова прибыл в Тайтусвиль в качестве генерального представителя новой компании “Сенека ойл компани”.

Работы велись на участке в двух милях от Тайтусвиля вниз по течению Ойл Крик.

Полтора года работы не дали никаких результатов. В успех верили только два человека – Дрейк и оплачивающий из собственного кармана его расходы Таунсенд.

В конце августа 1859 AD он отправил “полковнику” последний перевод и указание расплатиться по счетам и вернуться в Нью-Хейвен.

27 августа 1859 AD на глубине шестидесяти девяти футов бур провалился в пустое пространство и, пройдя еще шесть футов, остановился.

На следующее утро в скважине обнаружилась нефть.

Дрейк приступил к выкачиванию нефти ручным насосом, когда прибыло письмо о закрытии предприятия.

Дрейк с помощниками выкупили все бочки из-под виски в округе и соорудили несколько огромных деревянных чанов.

Однажды ночью от огня лампы воспламенился газ, выходивший вместе с нефтью на поверхность. Все нефтехранилище взлетело на воздух.

Но это не остановило население Тайтусвиля, дружно принявшееся за бурение.

Джордж Биссел оперативно добрался до Тайтусвиля. Он потратил сотни тысяч долларов, скупая и беря в аренду фермы поблизости от Ойл Крик.

Биссел разбогател, его имя не сходило с языка у всех нефтяников от одного края континента до другого.

Джеймсу Таунсенду, банкиру, который взял на себя огромный финансовый риск, было отказано в том уважении, которое, по его мнению, он заслуживал.

Весь план был предложен мной, и выполнялись мои предложения, – с горечью писал он позднее. – Я находил деньги и отправлял их. Я говорю это не из эгоистических соображений, а просто констатирую правду, что если бы я не сделал того, что я сделал для разработки нефти, то в это время её не разрабатывали бы совсем”.

И добавлял: “Ни за какие богатства я не захотел бы испытать такие страдания и неприятности еще раз”.

Дрейк, пробуривший первую нефтяную скважину в Америке, к 1866 AD растерял все свои деньги, неудачно вкладывая их, заболел и жил в нищете до 1873 AD, когда власти штата Пенсильвания назначили ему небольшую пожизненную пенсию.

К ноябрю 1860 AD в долине Ойл-Крик выкачивали насосами нефть из 75 скважин.

Маленький городок Корнплэнтер, находящийся вблизи устья Ойл Крик, был переименован в Ойл Сити, и стал, как и Тайтусвиль, основным центром территории, которая получила название Нефтяной район.

Корнплэнтер (Cornplanter, около 1750 AD – 18 февраля 1836 AD), вождь индейцев племени сенека.

Сын индеанки сенека и голландца Джона Абеля. Воспитан матерью.

Во время войны за независимость был на стороне англичан, после победы американских колонистов принял их сторону и был посредником между ними и индейскими племенами.

В 1790 AD подписал мирный договор с Джорджем Вашингтоном.

Дети племени, как и его собственные, обучались квакерами.

Американское правительство предоставило его племени земли на западном берегу р. Аллегени.

Во время войны с GB UK 1812 AD предложил помощь американцам, так как индейцы Канады образовали военный союз с франко- и англоканадцами.

Американское правительство отвергло его предложение.

В конце жизни вернулся к своим обычаям, сжёг военную форму, сломал шпагу, уничтожил американские медали и закрыл квакерские школы.

В 1861 AD забил первый фонтан.

Эта новость для нефтедобытчиков затмила начало  войны за нераздельность союза в Северо-Американских Соединёных Штатах в 1861—65 AD, случившееся неделей ранее.

Цена барреля нефти упала от 10 $ в январе до 10 центов к концу 1861 AD.

Угольная нефть и прочие осветительные масла не смогли выдержать конкуренции с пенсильванской нефтью.

К концу 1862 AD цена барреля  поднялась до 4 долларов, а через год достигла 7,25 $.

Не снижалось только количество желающих обогатиться – все знали историю скважины, которая менее чем за 2 года дала 15 000 $ прибыли на каждый вложенный доллар.

Баррель

Сырая нефть и продукты переработки в настоящее время транспортируются танкерами, трубопроводами, баржами и автоцистернами.

В Европе нефть официально измеряют метрическими тоннами, а в Японии – килолитрами.

Но в США и Канаде, и у нефтяников всего мира, основной единицей измерения остаётся "баррель", хотя вряд ли сейчас найдется нефтяник, который видел старую нефтяную бочку где нибудь, кроме музея.

Когда впервые началась добыча нефти в западной Пенсильвании в шестидесятые годы девятнадцатого столетия, отчаявшиеся нефтяники обшаривали фермы, конюшни, подвалы, склады и свалки в поисках хоть каких нибудь бочек: из под патоки, пива, виски, сидра, скипидара, соли, рыбы – что попадется.

Но когда бондари начали изготавливать бочки специально для нефти, появился один стандартный размер, и этот размер остался нормой до сегодняшнего дня.

Это 42 галлона.

Согласно легенд, цифра была позаимствована из Англии, когда мол, указом баснословного короля Эдуарда IV в 1482 AD был установлен стандартный размер 42 галлона для бочек сельди, с тем, чтобы положить конец надувательству и "рыбацким уловкам" при укладке рыбы.

В то время промысел селедки был крупнейшим бизнесом в Северном море.

К 1866 AD, семь лет спустя после того, как полковник Дрейк пробурил первую скважину, нефтедобытчики в Пенсильвании утвердили бочку в 42 галлона в качестве своего стандарта, в отличие от винной бочки в 31 с половиной галлона или лондонской бочки с элем в 32 галлона, лондонской пивной бочки в 36 галлонов.

Бочка в 42 галлона до сих пор используется как стандартная мера, пусть и не как физическая тара, в самом крупном бизнесе в Северном море, которым уже стала не селёдка, а нефть.

Война за нераздельность союза в Северо-Американских Соединёных Штатах в 1861—65 AD лишила Север дешёвого осветительного масла камфина, который на Юге получали из скипидара.

Нефть быстро заполнила этот рынок.

Кроме того, Север, лишенный прибыли от продажи южного хлопка, смог быстро наладить экспорт нефти в Европу и получить стабильное поступление валюты.

К концу войны цена барреля нефти поднялась до 13,75 $, и это привлекло в Нефтяной район тысячи ветеранов.

В 1866 AD добыча составила 3,6 млн баррелей.

Нефть добывалась лишь за счет давления газа, что вело к его утечке, снижению добычи и разрушению нефтеносных пластов.

Причиной было не только незнание геологии, желание быстро обогатиться, но и правила аренды.

Нефтедобытчики на разных земельных участках на одном месторождении могли добывать любое количество нефти, даже если при этом будет снижаться добыча на соседних скважинах.

Желание добыть как можно больше, продать побыстрее и подороже, диктовало лихорадочный ритм жизни, проходившей между буровой, сараем, превращенным в гостиницу, с соломенными матрасами на полу и нефтехранилищем.

Перепроизводство привело к тому, что с 1866 AD по 1867 AD цена нефти упала до 2,40 $ за баррель.

Упорные продолжали бурить, дальновидные открыли месторождения за пределами русла Ойл-Крик.

Кроме того, с 1863 AD по 1865 AD велась борьба с извозчиками-монополистами, которые устанавливали на доставку бочки нефти цену, превышающую стоимость её дальнейшей транспортировки по железной дороге до Нью-Йорка.

Рождение новых сооружений – нефтепроводов (сначала деревянных) сопровождалось боевыми действиями с поджогами и перестрелками.

В 1865 AD Сэмюэль Ван Сикель закончил строительство 6-километрового нефтепровода с пропускной способностью 2 500 баррелей в сутки к железнодорожной станции Миллер Фарм Стэйшн.

В 1866 AD металлические трубопроводы Нефтяного района связали первый нефтепровод с промыслами.

В 1865 AD владельцем самой крупной нефтеперерабатывающей компании Кливленда стал молодой Джон Рокфеллер, а в 1866 AD он организовал в Нью-Йорке еще одну фирму для торговли на Атлантическом побережье и экспорта керосина.

Его фирма покупала земли, где рос белый дуб, необходимый для производства бочек, закупала цистерны и склады в Нью-Йорке и суда на Гудзоне.

К концу 60-х годов его компания была не зависима от банков и спекулянтов.

В 1867 AD он сам выбрал энергичного молодого компаньона - Генри Флеглера, ставшего ему верным другом.

Девизом их отношений было высказывание Флеглера: “Дружба, основанная на бизнесе, лучше бизнеса, основанного на дружбе”.

С 1865 AD по 1870 AD цена керосина снизилась наполовину. Его количество втрое превышало потребности рынка.

Это был удобный момент для объединения отрасли.

И Рокфеллер с Флеглером, решив привлечь капитал, но не терять при этом контроля над делом, превратили свое товарищество в акционерное общество.

10 января 1870 AD они с тремя новыми компаньонами, основали “Standard Oil Company”, оставаясь при этом во главе компании.

1901 AD

К 1879 AD “Standard Oil Company” контролировала 90% американских перерабатывающих мощностей, трубопроводы, систему хранилищ в нефтяных регионах и доминировала в перевозках.

Вошла в обиход железнодорожная цистерна, деревянные бочки были сохранены лишь для доставки нефти в те места, откуда они не будут возвращены.

Организация перевозки нефти в Европу столкнулась с неожиданной трудностью.

Матросы отказывались служить на судах, перевозящих керосин, опасаясь пожаров и взрывов.

В 1861 AD в Филадельфии один судовладелец смог сформировать команду из мертвецки пьяных матросов, внесённых на борт корабля, готового к отплытию.

Протрезвевший экипаж благополучно доставил первый груз керосина в Лондон.

Так начался экспорт американских нефтепродуктов, который подстегивал развитие новой отрасли промышленности.

Даже американские консулы в европейских странах буквально торговали нефтью, закупая её на собственные средства и продавая нужным людям.

Европейские потребители быстро запомнили название единственного штата – Пенсильвании, где добывалась нефть, и единственной фирмы, которая экспортировала керосин – “Standard Oil Company”.

Американский керосин, доставленный в Санкт -Петербург в 1862 AD, пользовался спросом.

В декабре 1863 AD консул САСШ в Санкт-Петербурге писал в своём отчете, что можно рассчитывать на российский рынок на много лет вперёд.

Nexus:

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments