Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Fabā abstinēre

Пролегомена

Есть мнение, что Пифагор (расцвет деятельности около 200 AUC) изрёк две широкоизвестные максимы: “Всё в мире — числа” и “Есть бобы так же преступно, как есть головы родителей”.

Пифагор -  полубог, совершенный мудрец, наследник всех  знаний мира, чудодей и маг, посвящённый во все мистерии эллинов и варваров, уже при жизни почитавшийся  как высшее существо, с историей которого уже издавна были связаны сказочные предания, так что трудно отделить истину от вымысла.

Изучающие истоки современного “научного знания” занимаются его “математикой”.

Главным источником с ознакомлением философии Пифагора служат отрывки и сочинения Аристотеля.

Основное положение этого философа гласит: все есть число, то есть предметы не только расположены по числам, но также по своему основному существу состоят из чисел (как у орфиков и аполлоно-диониссийских культов).

Как составные части числа указываются чет и нечет, неограниченное  и ограниченное .

Этим пифагорейцы признавали проходящий через все дуализм, но впоследствии связывали их воззрения с твердой схемой и со священным числом 10, причем к тем двум парным понятиям присоединялись еще 8 дальнейших (единство-множество, правый-левый, мужской-женский, покоящийся-движущийся, прямой-кривой, свет-тьма, добрый-злой, квадрат — продолговатый четырехугольник).

Число есть гармония, как единство противоположностей, поэтому также говорят: все есть гармония, соединение противоположного через число и меру.

Для дальнейшего применения своей числовой теории пифагорейцы обратились к устройству мироздания, причем число и расстояние небесных тел они определяли по десятичной системе.

В середине шарообразного мироздания они полагали центральный огонь, главное вместилище всепроникающей божественной жизненной силы.

О земной жизни пифагорейцы заботились меньше. Посредством 5-ти правильных тел (пирамид, октаэдров, икосаэдров, кубов, додекаэдров) они старались определить элементы (огонь, воду, воздух, землю и эфир).

Также для души и различных степеней земной жизни они умели находить математические выражения.

Души небесного происхождения погрязли в теле, как в месте наказания; переселение душ служило очищением для исправимых грешников, а наказание в тартар для неисправимых.

Божеская справедливость требует для каждой вины соразмерного наказания; к этому примыкает вера в демонов и её этика.

Пифагорейцы признавали бессмертие душ и их постепенное очищение посредством переселения.

В Elysium (долину прибытия), последнее место высшего счастья приходят, по орфическо-пифагорейскому учению, те, которые три раза безвинно совершили круг по земле и под землей.

Там правит Кадм (Кадмил, Каилл, Учредитель), примкнувший “четвёртый” Кабир (вернее второй-третий) к Самофракийской Троице Великих (Megaloi).

Кадм (Устроитель) был первоначально фиванским и тирренским богом, подобно самофракскому Гермесу-Кадмилу, и только в позднейшее время, когда стали конструировать “старинную связь” Helles с Левантом, когда стремились вывести эллинское богослужение и греческую культуру именно из Египта и Финикии, сложилось профаническое предание о каком-то Кадме, переселившемся из Финикии (или Египта), учредившем чужеземные религиозные обряды, научившем письму, употреблению металлов etc.

Между тем древнейшие  поэты и логографы Helles ничего об этом не знают; лишь “Геродот” представляет Кадма то ли тирийцем, то ли сидонцем.

В применении к отдельным случаям в этом отношении сохранившиеся до нас учения очень афористичны.

После того как в продолжение 200 или 300 лет пифагорейская система казалась исчезнувшей, она вдруг снова появилась в эпоху принципата.

Известнейшие из новопифагорейцев есть: Аполлоний из Тианы в Каппадокии, Модерат из Гад (Gades); Никомах из Герасы в Аравии, Вописк из Сиракуз и др

Но те, кто занят особенностями эллинского мышления, “изучают” и его гастрономические идеи.

Единственные “достоверные остатки пифагорейских сочинений” суть отрывки из Филолая - 71 гекзаметр, сухие стихи, которые без взаимной связи и изящной формы механически следуют один за другим, и другие решительно подложны.

Сам Пифагор ничего не писал.

Приписываемое же ему учение сложилось из позднейших наслоений и принадлежит отчасти его ближайшим ученикам, отчасти новопифагорейцам (Аполлоний Тианский etc.).

Чудодей Аполлоний из Тианы (в Капподокии), жил, вероятно, около 800 AUC большей частью в Айгах в храме Асклепия; он был приверженцем пифагорейской философии, к которой в те времена примешивались в изобилии воззрения неоплатонические и восточные.

Раздав полученное от отца имущество бедным, он путешествовал по Азии до Индии, по Европе и Африке и наконец прибыл в Рим.

Оттуда он должен был удалиться в силу распоряжения, которым запрещалось жить в Риме всем вообще философам, и отправился в Иберию и Египет, но позднее вернулся в Рим, а умер, кажется, в глубокой старости в Эфесе.

Строго аскетический образ жизни Аполлония Тианского, согласованный с мнимо пифагоровскими правилами, и приписывавшиеся ему чудеса доставили ему чрезвычайное уважение по всей Ойкумене.

Его считали великим знатоком магии, чудодеем, о нём ходили разные фантастические повествования (хождение по воде, аки по-суху, воскрешение мёртвых и претворение воды в вино, изгнание бесов etc.).

Филострат составил в 8 книгах его жизнеописание, имеющее, впрочем, скорее характер романа, чем исторического рассказа.

Говорят, что “язычники” сопоставляли Аполлония с “Иисусом Христом”, “Добрым Пастырем”; против таких сопоставлений возражали “христианские” писатели (Евсевий Памфилий).

Аполлонию приписывалось несколько едва ли действительно ему принадлежавших сочинений; сохранилось под его именем только 85 писем.

Его почитатель Вописк (Flavius Vopiscus Syracusius) имел намерение написать его жизнеописание, чего, однако, не исполнил (при митраистах Диоктелиане и Максимиане  возобновились гонения на последователей  “Доброго Пастыря”)

Отрывочные сведения о преследовании коих и легли позднее в основу христанского мифа о “раннехристианах”, то есть тайных катакомбных общинах, которые обвиняли в чудовищном грехе омофагии.

Собственно жёсткие гонения на пифагорейцев и “катакомбников”  начались задолго до Нерона.

А с переходом Pax Romana к монотеизму (римскому митраизму, ничего собственно общего не имевшего с индоиранским митраизмом) приняли особый размах.

Диким людям Орфей, святой богов прорицатель,

Ужас к убийству внушил и к мерзостной пище.

За что собственно римляне преследовали “катакомбников” и скармливали их диким зверям и крокодилам ? Ни много ни мало, как за омофагию - ритуальное людоедство.

Диких быков натравливали на юных девушек, так называемых “сектантов – изуверов” жарили заживо, распинали, зажигали как факелы или бросали на съедение львам.

Говорят, что  последователей “одиозных культов” заставляли плыть на протекающих лодчонках по водам, где кишели крокодилы.

“Катакомбники”  обвинялись в “детоубийственном таинстве”, sacramentum infanticidii на “вечерах любви”.

“Предлагается младенец, обсыпаный мукой, и посвящённых приглашают наносить ему удары ножом, чтобы очистить его от муки; но неумелые, нанося ему глубокие раны, убивают его, и присутствующие пьют с жадностью кровь и разделяют между собой члены убитого”, - уверяет Минуций Феликс (Октавий), просвещённый римлянин

“Ужасное или постыдное, atrocia aut pudenda”, скажет лукавый “Тацит” об учении  “катакомбников”.

Омофагия  есть теофагия; вкушение жертвенной плоти и крови и есть “боговкушение”, “евхаристия”.

“Бога должно заклать”

“Бога должно пожрать”

Чевствование Диониса Ярого, в священом безумии, hieromania.

Сам посвящёный в таинства Диониса Лютого, Плутарх объясняет омофагию почти так же, как последователи ап. Павла, “бесовским действием”.

Ведь боги креста (Древа Жизни) и Орфей, Дионисов пророк, внушал “ужас к мерзкой пище” -человеческой плоти и крови, и на другом конце мира  Кецакоатль, древнемексиканский Дионис - Орфей, учил, - “если хочешь принести Богу человеческую жертву, будь ею сам, плоть и кровь свою, а не чужую, отдай”.

Оба приносят себя в жертву, чтобы прекратить бесконечность человеческих жертв.

Если Орфей -воплощение Диониса Кроткого,  то понятно почему он восстаёт  на страшного двойника своего, Диониса Лютого

В противовес омофагии, может быть и родилась елевсинская заповедь, зла не делать ничему живому, а человеку тем более.

Римский сенат, по рассказам “Тита Ливия”, в  567 AUC , обвинив около 7 000 посвящённых в  таинства Диониса Ярого в каких-то неизвестных преступлениях, может быть, подобных тем, за какие сжигались позднее в Pax Dei  колдуны, ведьмы и иудеи, большую часть приговорил к смерти.

Говорят за триста лет до этого так же гонят и пифагорейцев, как будут гнать “катакомбников”, последователей “Доброго Пастыря”; так же скрываются они в подземных тайниках, “катакомбах”.

Сам Пифагор, если верить Плутарху, был сожжён на костре, как настоящий “катакомбный” мученик.

Первое пламя пожара выкинуло в пифагорейских общинах на юге Италийского полуострова (Великой Элладе), второе в 567 AUC и третье - в общинах “катакомбных”.

Все они потушены в крови, но третье использовано в легендировании учения зародившегося около 900 лет назад в Европе и утвердившегося около 400 лет назад.

Жесточайшим образом был наказан  Фаселис Сервилием Исавриком (Servilius Isauricus), который разрушил его в 675 AUC.

Фаселис - приморский город Ликии у Памфилийского залива, дорийская колония, при горе того же названия.

Имея 3 превосходные гавани, город этот имел большое значение в Средиземноморье и составлял независимое государство, но затем, сделался “главным складочным местом для добычи морских разбойников”, за что и был разрушен.

С тех пор этот город навсегда потерял свое значение. По общепринятому мнению, именно здесь и были изобретены “фасели”, небольшие лёгкие парусные суда.

Наряду со специфическими группами (“спартанцами”, “персами”, “финикийцами”, “пиратами”, “эллинами”, “египтянами” etc.) - действовали также “вненациональные сети”.

В освоении пространства, в его самых различных точках, люди сотрудничали в сфере торговли, в посредничестве и других процессах обмена независимо от языка, культов (культуры), цвета кожи, бытовых обычаев и, очень часто, не взирая даже на какие-либо правовые нормы метрополий (родовых городов).

В широкой и самой общей перспективе уместен “системный” или основанный на системе отправной пункт.

Открытые и закрытые системы имеют, конечно некие переходные состояния, а также подсистемы, в которых можно говорить о большей или меньшей степени закрытости или открытости.

Идентификация всех новых подсистем такого рода имеет место с точки зрения территориально -племенной перспективы, как “спартанская”, “афинская”, “вавилонская”, “карфагенская” etc., ведущей к “содержательному” наполнению пространства.

Системам же необходимы связывающие их элементы.

В большинстве  подсистем,  в рассматриваемом процессе, для идентификации связывающих их элементов достаточны прилагательные “эллинский”, “египетский”, “финикийский”, “египетский”, “персидский”, “римский”, “германский”, “скифский”, “сарматский”, “галльский”, “этрусский” etc.

В этом помогает уже упоминающееся понятие сети.

Если идентифицировать вненационально окрашенные сети, станет ясно, что в Ancient Мире  сосуществовали различные сети:

  • как стремящиеся к изоляции и самоограничению
  • так и остающиеся открытыми при любых условиях

Закрытые сети по большей части имели некий центр, на который они были более или менее ориентированы, в то время как открытые сети были организованы более полицентрично и горизонтально.

В отношении сетей это означает либо существование систем соотношений с различными узлами и пунктами пересечений, где происходит уплотнение, переплетение отношения частей сети, на которые, однако, только отчасти должны быть структурированы иерархически, либо, как в системах, тяготеющих к закрытым, такие сети скорее иерархически привязаны к центру.

В отношении  Мира l'Epoque antiquite такими узлами в первую очередь являются портовые (река -море), торговые “полисы”  и финансовые центры (“храмы” господствующих культов).

Интересно совпадение границ эллинской колонизации с границами культивирования олив (а римской –с границами винограда). Вероятно hellenes не представляли себе ценоза без винограда, олив и сыра.

Следующими такими узлами являлись места добычи (первичного сектора) и обработки ресурсов (вторичного сектора) с военно -административными поселениями.

В таком довольно протяжённом пространстве, как  Мир l'Epoque antiquite  (от Восточного побережья Пиренейского полуострова до Индостана), необходимы были сложные сети для поддержания функционирования системы:

  • коммуникация
  • обмен людьми, рабами и инструментами, животными и оружием, товарами и идеями
  • общие интересы
  • основные элементы иных общих ценностей, которые, несмотря на расстояния, сложные обстоятельства или разделяющие факторы привлекают партнёров для совместной работы

Поэтому определённого рода полицентризм необходим был во всех системах, особенно открытых, для обеспечения коммуникации и обмена - несмотря на политическое соотношение сил.

Система Мира l'Epoque antiquite не смогла бы существовать как таковая без определённой степени открытости и полицентризма.

Поэтому всякий политический или религиозно -культурный монизм диаметрально противоположен принципам существования такой системы, либо по определению он должен коренным образом изменить характер этой системы.

В пространстве l'Epoque antiquite, конечно, происходят перемены, которые изменяют интересы, вызывают к жизни новые центры в сети или даже изменяют соотношение сил в широком диапазоне.

В данной обобщающей перспективе не играет абсолютно никакой роли, находятся ли  на одной стороне системы “монархии”, “аристократии” или “демократии”, которые определяют политику “войны и мира”, а на другой - формально зависимые домены, поскольку для центральных структурных параметров развития цивилизации это абсолютно неважно, если в системе присутствует открытость - хотя бы на стороне Средиземноморья, Леванта и варварского Севера.

Закрытая система в пространстве  l'Epoque antiquite по-настоящему была невозможна.

При той таинственности, какой предание окружило учителя (“Так сказал Он”), трудно решить, какие понятия позднейших последователей принадлежат ему самому.

Есть мнение, что подобно отцам-пилигримам (первым английским колонистам, поселившимся в Северной Америке в 1620 AD), Пифагор был религиозным “диссидентом”.

Говорят, что Пифагор, покинул свой родной остров Самос (где он, по преданию, родился приблизительно между 173 и 185 AUC), чтобы основать колонию “сектантов” в Великой Элладе (Нижней Италии).

Там он мол, обрёл свободу приложения своих “религиозных” теорий — в том числе к еде, к питанию.

Его учителями считаются Фалет, Биант, Анаксимандр, а также Ферекид; потом упоминается о его путешествиях, особенно в Египет (22 года обучения у жрецов Гелиополя).

Новоплатоники утверждали, что он заимствовал свою мудрость из культов и тайных учений Египта и Самофракии.

На 40-м году жизни он, по сказанию, удалился в Великую Элладу, именно в Кротон, и там остался жить.

Обладая обширными познаниями, особенно в математике и музыке, он основал там политическое сообщество, религиозно-магический союз, орден “посвящённых” (около 2 000 человек), которое еще при его жизни распространилось по всем значительным городам Великой Греции и стало весьма влиятельным (впоследствии оно подвергалось жестоким преследованиям).

Природный лидер и выдающийся оратор, умевший говорить со слушателями разной подготовки и разного жизненного опыта на понятном им языке, Пифагор снискал громкую политическую славу.

Собственно Pythagóras - означает на койне диалектос “убеждающий речью” и связывается в этимологии с культом Аполлона Пифийского.

Позднейшие рассказы (новоплатоников и новопифагорейцев) присоединяют к этому много чудесного о его молодости, его происхождении, обращении с богами, воспоминании о своем существовании до рождения.

По этим известиям, общество пифагорейцев было устроено наподобие тайного ордена, со строгим разделением членов, со многими посвящениями и обрядами.

В члены его принимались после 2—5-летнего испытания в молчании; они разделялись на эксотериков или акусматиков и эсотериков или математиков, себастиков.

У настоящих пифагорейцев было обще имущество; они держались строгих правил жизни, например, воздерживались от употребления благородного мяса и бобов, не позволяли хоронить себя в шерстяных одеждах etc.

Можно сказать положительно, что это общество имело цель произвести нравственно-религиозную рефому эллинской жизни и посредством политики, благосклонной к дорийской аристократии, сумело приобрести себе влияние.

Поклонялись Трём Неизвестным, и четвёртому, Неизвестнейшему . В смысле это нам неизвестны “трое-четверо”, а пифагорейцам себастикам всё было известно.

Восходящие к первым пифагорейцам культ дружбы, борьба против роскоши и неумеренности принадлежит к числу многих элементов, которые связывают Пифагора с идеологией, представленной Семью мудрецами.

К ней принадлежат также почитание богов и родителей, самоограничение в частной и общественной жизни, умеренность в питье, еде и одежде.

Все эти вещи были неразрывно связаны с идеалом крепости тела и духа, достижению которых служили гимнастические занятия (многие пифагорейцы были выдающимися атлетами, победителями Олимпийских игр) и медицина, в особенности диететика, бывшая основным направлением кротонской школы медицины, а также музыка, способная благотворно влиять на душу (учение о душе как гармонии).

Помимо орденского ядра, требовалась обширная и мощная структура, чтобы вести морские операции и охранять  имущество.

Морские операции представляли собой рискованное предприятие, зависевшее от разветвлённой сети, в основе деятельности которой лежало понимание и доверие.

“Посвящённые” доверяли друг другу и знали тех власть имущих в ахейских, дорийских и ионийских колониях, кто предоставлял им убежище, защиту от законов  и рынок сбыта.

Братство вероятно представляло собой нечто более серьезное, чем 2 000 связанных между собой людей (если учитывать энтропию информации и узость каналов).

О кончине Пифагора существуют различные рассказы: по одним, он погиб в Кротоне с 300 приверженцами при восстании демократов; по другим, он сумел уйти  в Метапонт (город на восточном берегу Лукании, при Тарентском заливе)  и там умер в 80 или 90 лет от роду.

Учение и влияние Пифагора ещё долго господствовали в городах Великой Элладе, при стратеге Архите в Таренте etc..

Рассказы позднейших писателей о жене Пифагора, его ученице Феано (Теано), его дочери Дамо и сыне Телавге не заслуживают доверия.

Замечательнейшие из пифагорейцев были: Эмпедокл и Филолай, а также Клиний, Еврит и Архит, современники Платона.

Главная посылка отношения к еде и питанию, вероятно проистекала из понятия метемпсихоза, переселения душ, которое связывает всякого родившегося или умершего человека с другим человеком или с животным.

Вот почему мыслитель был принципиальным противником обычая приносить животных в жертву, и утверждал, что аромат нагретых трав и пряностей больше приличествует богам, чем смрад сжигаемого жира.

Но если пряности связывали с Небом, то бобы связывали с Адом.

Кормовые бобы (Faba vulgaris), безузлые побеги которых упорно пробивались к свету, считались “лестницей человеческих душ” на их пути из загробного мира.

Разросшиеся в закрытом горшке бобы представляли собой отвратительное зрелище, в котором мол, угадывались очертания самых невозможных вещей.

Lotus - у Гомера трава, трилистный дойник, дико растущий в Спарте и в низменностях около Трои и служивший кормом для скота ; цвет его, должно быть, был красивый, так как у Гомера он упоминается вместе с шафраном и гиацинтом.

Киренейский Lotus, дерево ююба, Rhamnus lotus Linn., растущий красивее всего в Африке около Сирт, также часто встречается в Италии, впрочем, в выродившемся виде.

Плод его похож был на плод маслины или боба, по цвету шафранно-желтый или багряно-красный в зрелом виде, с небольшим зерном, сладкий как смоква, еще приятнее по запаху.

Он служил пищей лотофагов и сто лет назад ещё употреблялся в Берберии под именем сидра; может быть, этот плод назывался в древнем Леванте дудаим.

С лотофагами встретился Одиссей на своем пути из Трои на Итаку, когда его корабли были прибиты бурей к их земле.

Посланных Одиссеем разведчиков лотофаги встретили “дружелюбной лаской”, угостили сладко-медвяным лотосом, отведав который, они позабыли обо всём и, утратив желание вернуться на родину, решили остаться в этой стране.

Чтобы продолжать путь, Одиссею пришлось силой возвращать своих спутников и привязывать их к корабельным скамьям.

Считается, что у тех, кто попробовал лотоса, пропадало желание возвращаться домой, поэтому выражение “вкусить лотоса” стало означать “впасть в забвение”.

Египетский Lotus, водяное растение, похожее на лилию, один вид которого имел белые цветки, другой красные. В нем отличали корень, цвет, плод или боб  и семенную чашечку.

Плоды употреблялись в пищу всеми, за исключением жрецов.

Из сушеной сердцевины пекли хлеб. Также и корень употреблялся в пищу. Растение Lotus служило символом сотворения мира из воды

Бобы (κύαμοι) и чечевица (φακαί)  составляли основу пищевого рациона “моряков” (“воинов –торговцев –разбойников” в единой ипостаси).

Варение пищи из бобов или стручковых плодов (на Пианепсии, в конце октября) должно было напоминать о приготовление стола из остатков корабельной провизии при возвращении Фесея (Тесея) с Крита.

Имя древнейшего патрицианского римского рода Фабиев (Fabii), сотоварищей Рема и Ромула, по Плинию, произошло от faba, боб, Fabii, следовательно, означало то же, что сеятели бобов.

Сходные табу у пифагорейцев распространялись и на потребление благородного мяса, в особенности говядины.

Такие животные, как свиньи и козы, которые паслись вокруг и наносили ущерб природе, считались вредными и потому пригодными в пищу.

Другие — овцы, дававшие шерсть, или работящие волы — самые верные помощники человека ,— почитались полезными и потому непригодными в пищу.

Суставы неблагородного мяса можно было есть при необходимости, но не рекомендовалось потреблять жизненно важные органы — сердце или мозги.

По мнению Аристоксена из Тарента, питание должно состоять из ячменя, вина, фруктов, дикого просвирника, асфоделя, пшеничного хлеба, сырых и вареных овощей, приправ и — в отдельных случаях, — молочного поросёнка или барашка.

Говорят, что однажды вол, спасённый Пифагором с бобового поля, получил пожизненную пенсию — право кормиться ячменём в местном храме Геры.

Когда ученик Пифагора, Эмпедокл из Агригента, выиграл в состязаниях на колесницах в Олимпии в 257 AUC, он отказался совершить обычное в таких случаях жертвоприношение быка.

Вместо того он сжег изображение быка из масла и пряностей, приветствуя богов в облаке фимиама и мирра.

Пифагорейцы считали питание важнейшим среди вопросов этики.

Пока люди убивают животных, — говорил их учитель, — они не перестанут убивать друг друга.

У эллинов

Говорят, что в то время как спартанцы в своих сисситиях имели в виду только удовлетворение телесной потребности, беотийцы, отличавшиеся чувственностью и не имевшие склонности к высшему духовному образованию, находили величайшее наслаждение в хорошем обеде; у сицилийских эллинов (и  Великой Греции) эта роскошь в столе достигла самого высокого развития.

Ели эллины главным образом 3 раза в день:

  • утренний стол, завтрак,  состоял из хлеба, обмоченного в несмешанное (чистое) вино
  • дневной стол, вероятно, обыкновенно происходил в полдень и состоял из горячей пищи
  • главный обед, вечерний стол, соответствовавший римскому coena, подавался обыкновенно к вечеру (час с точностью не определен)

Вечерний стол,  ужин, имел значение нашего обеда и служил вместе с тем для собрания общества, будь это по случаю жертвоприношения (общественные обеды, при этом случае каждый получал свою порцию) или же по случаю какого-нибудь семейного праздника (дня рождения, отправления или возвращения друга etc.).

Кушанья первоначально были простые; впоследствии же сделались весьма роскошными.

Главной пищей, особенно для беднейших сословий, был род каши из ячменной крупы, хлеб  и разные овощи, как, например, мальва, салат, капуста, оливки, бобы, чечевица, лук  etc., затем были и мясные кушанья из баранины, козлятины, свинины, далее различные сорта рыбы, составлявшей деликатес, на что тратилось много денег; встречается также и дичь.

Ежедневная пища приготовлялась невольницами под присмотром хозяйки. При пиршествах часто нанимался повар; преимущественно славились сицилийские повара.

На каждых двух гостей полагался отдельный стол. После еды столы убирались (пол подметался и подавалась вода для мытья вместе с  родом мыла, часто душистые мази и венки, затем совершалось возлияние из чистого вина.

После этого подавался десерт, состоявший из плодов, соли для возбуждения жажды, в позднейшее время разного рода лакомства, непременно сыр, особенно сицилийский, и пирожное, которое ели во время попойки по желанию.

С дессерта начиналась самая попойка (convivium), оживлявшаяся шутками, забавами, музыкой и танцами, а также и остроумными разговорами.

Главной целью попойки было насладиться вином, которым Helles была весьма богата; самыми лучшими винами считались, между прочим, фасосские, лесбосские, наксосские и преимущественно хиосские.

Упоминаются и различного рода смеси, куда входили иногда и другие составные части, например пряности, мед.

Вообще пили вино, смешанное с водой, горячей или очень холодной, часто стуженной снегом.

Пить чистое вино считалось постыдным варварством; считалась даже слишком крепкой смесь, содержавшая поровну вина и воды. Впрочем, пропорция смеси не всегда была одинакова; обыкновенно брали 3 части воды на 1 часть вина или же 3 части воды на 2 части вина.

Делали смесь в особом сосуде, из которого потом черпали вино посредством  в кубки.

Распоряжался попойкой один из пирующих по выбору или по жребию (басилевс), определявший количество частей для смеси, он же заботился об удовольствиях и назначал штрафы, состоявшие обыкновенно в том, чтобы выпить целый бокал залпом.

Часто появлялись на пирах флейтистки и устраивались мимические представления.

Le flamen dialis

У квиритов

Здесь прежде всего следует иметь в виду различные времена. И всё ниже сказанное не относится конечно к flammes diales.

Le flamen dialis

Известно, что в древний период простота и привычка к умеренности была всеобщею; но к концу Республики, вследствие войн в Греции и Азии, проникла в обычаи римской жизни большая роскошь, явились особенные повара и пекари, что привело к самому утонченному лакомству и мотовству.

Началось всё со взятия Сиракуз Сицилийских.

В древнейшее время во всеобщем употреблении была каша, puls, из полбы, far, ador, которая и в позднейшее время составляла главную пищу простолюдина.

Вместе с этим ели овощи, olera и стручковые плоды, legumina, но мало мяса.

Для позднейшего времени следует различать в течение дня:

  • ientaculum, первый утренний завтрак, для которого не было определенного часа, но который назначался смотря по потребности. Обыкновенно он состоял из хлеба с солью или с чем-нибудь другим, из сушеного винограда, олив, сыра etc. или из молока и яиц
  • prandium (или merenda) был второй завтрак или полдник, который ввиду следующего обеда, coena, был ограничен; происходил обыкновенно около 6-го часа, то есть около полудня по нашему, и состоял то из теплых блюд, то из холодной закуски, на что шли иногда остатки последнего обеда. С возникновением невоздержанности стали подаваться olera, раковины, рыбы, яйца и etc.; пили при этом mulsum (муст), вино и особенно любимый напиток calda (смесь разбавленного вина с мёдом)
  • coena была главным обедом по окончании дневного труда, происходившая между полуднем и закатом солнца, разумеется, в различное время года различно, летом около 9-го, зимою около 10-го часа, по нашему определению времени между 2 и 3 часами пополудни

Coenae, начинавшиеся слишком рано или продолжавшиеся до ночи, назывались tempestivae.

Зимою обед происходил несколько позже, чтобы до его начала можно было окончить все занятия.

Coena продолжалась довольно долго, так как она служила вместе с тем для отдыха и для различного рода разговоров; даже и у небогатых людей она продолжалась часа три.

Состояла coena из трех частей:

  • закуски, gustus или gustatio, также promulsis
  • собственного обеда, fercula, состоявшего из многих перемен блюд
  • десерта, mensae secundae или tertiaae

Закуска, gustus, имела целью возбудить аппетит и способствовать пищеварению, для чего особенно служили lactuca, раковины, удобоваримые рыбы с пикантным соусом, сперва обыкновенно яйца, отсюда и поговорка “ab ovo usque ad mala”.

Пили при этом mulsum, род морса, приготовленного из виноградного сока, или смесь вина с мёдом, отчего и вся закуска называлась promulsis.

Перемена блюд за обедом называлась prima, altera, tertia coena.

Первоначально были большею частью только две перемены.

Десерт, без которого не обходился ни один обед, состоял из пирожного (bellaria), из свежих и сушеных плодов и из других искусно приготовленных на вид кушаний (epideipnides).

И эллины и квириты, считали, что в столь высоких широтах, как наши, люди жить не могут.

Овидий искренне страдал в суровых и диких условиях Северного Причерноморья.

Распространение маслины

Средиземноморский ботанико-географический центр происхождения культурных растений — один из древнейших.

Южные области (Египет, Ливия, Тунис, Алжир и Марокко) значительно отличаются от северных территорий (Пиренейский, Апеннинский и Балканский полуострова) и от восточно-средиземноморских областей (Леванта: Малой Азии и Сирии), но всё Средиземье имеет общие экологические закономерности:

  • субтропический зимний вегетационный период
  • ксерофильные кустарники и леса средиземноморского типа
  • арену эволюции тетраплоидных пшениц
  • крупносемянность культурных злаков, пищевых бобовых, льна и ряда других одомашненных растений

Средиземноморский ботанико-географический центр известен как природная арена происхождения:

  • дикого винограда (Vitis sylvestris) и, несомненно, первичный центр происхождения культурного Vitis vinifera
  • оливкового дерева (Olea europaea) - вечнозеленого представителя маквиса, высокоценного масличного растения
  • рожкового дерева (Кипр)
  • клевера
  • многиих видов пшеницы (тетраплоидных etc.)
  • культурных  пленчатых двурядных и многорядных  ячменей
  • культурного гексаплоидного овса (обладают генетическим иммунитетом к корончатой ржавчине)
  • культурного диплоидного овса
  • первичного культурного гороха
  • культурных форм льна
  • гороховидного нута
  • нескольких видов люцерны
  • лука-порея
  • культурных дынь
  • финиковой пальмы
  • айвы
  • алычи
  • домашней сливы
  • кавказской яблони
  • черешни
  • каштана
  • кизила
  • мушмулы
  • культурной ржи

Полба и ячмень были первоначальными культурами.

Винодельческая зона делит Европейский полуостров пополам.

Северные её окраины проходят от Луары через Шампань в Мозель и рейнские земли, а оттуда на восток к склонам Дуная и дальше в Бессарабию и Крым.

Мало найдётся винодельческих районов которые бы не принадлежали некогда Pax Romana (appelé “Римской империи”)

Балканские вина в Сербии, румынские, болгарские и греческие, подвергавшиеся запрету не признававших алкоголь османов, -такие же древние, как и вина Испании, Италии или Франции.

Потребление вина приводит к далеко идущим общественным, психологическим и медицинским последствиям.

На него ссылались как на важный фактор при создании религиозных и политических группировок (таких, как разделение Европы при евангелизации в Cinquecento на “протестантов” и “католиков”)

Смешанное с водой, вино образует жидкость, символизирующую две природы в перворелигии - Божественную и человеческую. Причём Божественная характеризуется именно вином.

Вино с древнейших времен служило эллинам обыкновенным, ежедневным напитком; оно всегда смешивалось с водой, которою добавляли в большей пропорции, чем вино.

Способы выделки и сохранения были почти одинаковыми с римскими, так как римляне познакомились с виноделием или одновременно с эллинами, или переняли его от последних.

Вино эллины различали больше по вкусу, чем по местности, но особенно славились вино с островов. Метрет (около 40 литров) туземного вина стоил в Аттике во времена Демосфена 4 драхмы (драхма = 0,245 рубля серебром, если сравнивать с ценностью серебра в монете).

В Великой Элладе (Нижней Италии) издавна процветало виноделие, а в Лациуме оно было незначительно.

Хотя у ancien римлян были виноградники (vineae, упоминаемые в XII таблицах), но они мало пили вино, а женщинам, естественно, совсем запрещали.

Лишь после ознакомления с вином Нижней Италии и Балкан они улучшили производство вина разведением иностранных лоз и более старательным уходом.

Главный святой Pax Dei (Клюнийской Церкви), Мартин Турский, родившийся в Сабарии  у Дуная, был первым святым патроном любителей вина.

Le flamen dialis

Le flamen dialis

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments