Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Category:

Шлезвиг –Голштинский вопрос -4

Балтийский театр

Балтийское море (Венедское, по Птоломею; Варяжское) являлось с давних пор главным театром военных действий для народов, населявших его берега.

Считается, что в l'Époque ancien, южные и восточные берега Балтийского моря были населены племенами готов, вендов и финнов (ливы и эсты –поморская чудь).

А дикую страну по западному берегу, говорят, называли  Скандией.

Отрывочные сведения о политической и экономической ситуации в Циркумбалтийской зоне появляются только в конце Cinquecento.

Экстраполируя исторические процессы в соседних регионах и учитывая общее географическое положение региона, можно предположить, что жители Поморья, известные нам под именем норманнов или варягов (надэтническая сетевая структура повольников, военно –административного контроля), в l'Époque ancien держали в ленной зависимости остальные прибалтийские племена и владели выходом в Балтийское и Немецкое (Северное) моря речных торговых сообщений.

Норманны  в “Alten Goettenreich und anderen Nordlenden”

К концу  l'Époque ancien –началу l'Époque haute, народы Северной Европы (южных берегов mare Suebicum и mare Germanicum), северные люди -“норманны”, -ингевоны (различные германские племена жившие около морского берега преимущественно у Немецкого моря, в низовьях Рейна, Везера и Эльбы), руги, венеды, славяне, киммерийцы -кельты  из района sinus Codanus (проливы Каттегат и Зунд) и Lagnus (Бельт), и Юго -Восточной Прибалтики разработали баркас двойного назначения - широкий мидель, дающий судну устойчивость при высокой волне, и малая осадка, для того чтобы легче было устраивать набеги на прибрежные поселения.

Рейдерские флотилии  “норманн” состояли из небольших парусно-гребных судов, которые могли действовать на реках (подниматься против течения) и в то же время обладали неплохой мореходностью (в прибрежной полосе, в открытом море, как правило обречены были на гибель при волнении более 5 баллов)

Суда можно было даже перетаскивать волоком через водоразделы, вести на бечеве.

Об одной мачте, с вантами и штагом, об одном большом прямоугольном парусе и вёсла, располагавшиеся в один ряд по 16-32 весла с каждого борта. Длиной 30-40 м.

С острыми носом и кормой, управлялось  по-барочному, кормовою потесью, а с носу носовою потесью (для реверса разворот не требовался)

Благодаря таким судам класса река-море, норманны могли внезапно появляться едва ли не в любом месте - там, где хотели; флотилия  высаживала  рейдерские отряды воинов, которые грабили бурги и контадо, и уходили, как только противник собирал крупные силы.

У северных народов, с берегов Варяжского моря. Викинговать -синоним как и “грабить”, так и выбивать дань (способ накопления тогда был даннический), ходить на “полюдье”.

В  l'Epoque ancien -l'Époque haute выжать из населения деньги могли своим методичным и последовательным террором только норманны, беспощадно сжигавшие поселения, продававшие в рабство и убивавшие не внёсших наложенной на них дани жителей островов и побережья материка.

В Англии (как и в так называемых “Ганзейских” городах, “Польше”), издавна был установлен сбор “датских денег”, производившийся ежегодно и подготовивший туземное население Англии к взиманию правильного налога, к моменту последующей “внутренней”  колонизации Британских островов в l'Époque changement.

В состав флота входили также парусно-гребные суда меньших размеров: ушкуи, действовавшие на реках, озёрах и в шхерах, кочи, носады, применявшиеся для перевозки грузов.

И суда больших размеров : морские лодки -длина около 30 м, ширина 5-6 м, 2-3 мачты, команда - 50-60 человек

Такие суда позволили “норманнам” взимать дань с большей части Западной Европы, но, не обладая военным преимуществом, по  легендам, они смогли закрепиться лишь в немногих областях, в Нормандии, в Сицилии, в Англии.

Викинги  или варяги, это конечно не natio, не этноним а соционим, состояние (сплав военной силы с бизнесом).

Племенной состав был ватаг северных повольников был разнообразный. Но несомненно одно - все они были люди вольные и склонные к авантюрам.

Население приморских городов  Венедского моря группировалось в 3 класса: нобилей (патрициев), купцов и людинов, или чёрных людей, находившихся в самой тесной связи между собой в качестве членов одного общества. То есть “жирные пополаны” -это в прошлом “тощие пополаны”.

Служебное значение, соответствующее  зарождающемуся  военному сословию осевой Европы, в городах принадлежало  молодым людям, находившимся на военной службе, получавшим жалование от князя или городского головы и составлявшим постоянное городское войско (дружину); они же посылались в пригороды в качестве засады, то есть гарнизона (и выбивали дань с пейзан contado).

Дружины князей составляли наиболее боеспособную часть городского населения и комплектовались охотниками из разных мест, верхушка (костяк) аноблировалась.

После воинов -дружинников, являвшихся как бы второй степенью класса нобилитета, следовали купцы, имевшие большое значение на совете по вопросам внешней политики.

Купцы лично участвовали в походах, в переговорах города с призываемыми князьями (конунгами, фюрстами etc.), участвовали в посольствах и владычном суде.

К меньшим, чёрным людям причислялись торговцы, не записанные в купеческие общины ремесленники и разные чернорабочие.

Пользуясь всеми правами, чёрные люди (пополаны) несли все общественные повинности в меньшей степени, чем нобили и купцы, так как в полисах взимали подати по доходам, a не по головам.

Кроме этих трёх общественных классов, была масса населения, известного под названием вольных людей и повольников.

Первые из них не состояли ни в какой общине, не несли общинных обязанностей и не пользовались их правами.

Вольных людей не хотело знать вече -тинг -совет etc., но они состояли под покровительством городских законов и князей (конунгов, фюрстов etc.).

Это был городской субстат, всегда готовый дать материал для мятежей и беспорядков.

Наиболее неугомонная молодёжь сбывалась в повольничество.

Повольники и соответствуют баснословным “викингам”.

Это были организованные дружины, в которых все были связаны особой клятвой (ротою) быть верными дружине и не выдавать товарищей.

В повольники принимались все без различия вольные люди; требовалась сила и ловкость; дружины набирались обыкновенно сыновьями богатых нобилей или купцов, вооружавших и содержавших дружину на свой счет.

Предводителями повольничьих (волонтёрских) организаций являлись люди пусть и небогатые (незнатные), но прославившиеся своими подвигами и удачливостью.

Неумение руководить или проявление скупости могли привести к тому, что предводитель терял своё положение. Предводителю часто предоставляли право на двойную долю  добычи или призовых денег, а рулевой за свои труды мог получить полуторную.

Предводителей выбирали равные по положению люди, которые могли их сместить.

Никто не обладал абсолютной властью, а лидеры должны были действовать в интересах всей группы.

Повольничество пользовалось на Балтике большим почётом и носило в себе все качества современного ему среднеевропейского “рыцарства”.

Повольничество было рассадником крупных характеров и приносило торговым полисам неисчерпаемые выгоды, открывая новые земли, создавая новые рынки  торговли, распространяя пределы отечества.

Викинги выбивали для владетельных князей дань. Князья викингам покровительствовали.

Чтобы иметь дело с традиционным обществом -с “берегом”, требовались связи. Чтобы обзавестись такими связями, надо было принадлежать к какой-либо структуре.

Морские операции представляли собой рискованное и дорогостоящее предприятие, зависевшее от разветвлённой сети, в основе деятельности которой лежало понимание и доверие.

Викинги доверяли друг другу и знали тех власть имущих, кто предоставлял им убежище, защиту от закона и рынок сбыта для товара (движимого и недвижимого).

Сойдя на берег предводители повольничьих организаций отчитывались перед немногими влиятельными покровителями, которые защищали их деятельность.

Но действовали они отнюдь не в одиночестве. Бразды правления находились всегда в руках наследственной высшей элиты.

Материально -техническое обеспечение экспедиций осуществляли нобили и купцы.

Этногенетическая легенда о варягах

Есть мнение, что родиной изначальной опорной базой варягов была Вагрия, лежавшая к северу от Любека и на запад от знаменитого острова Рюгена (с храмом в Арконе) - родины ancien русов, “руси”.

Вагрия (Wagrien), древнее название восточной части Голштинского герцогства, между Балтийским морем и рекой Траве; в l'Époque ancien была населена славянскими и готскими (германскими) племенами.

Главный город их был Старгард (Ольденбург).

Говорят, что Готшальк, князь поморских славян, бодричей, вагров и полабов, при содействии клюнийского архиепископа Адальберта Бременского основал государство вендов, в 1066 AD был убит в церкви. С ним погибло и царство его.

В Unocento Вагрия перешла под контроль владетелей Голштинии .

Главное племя полабских славян, бодричи в l'Époque haute покорены Генрихом Львом (пал последний самостоятельный князь бодричей Никлот)

По прямой линии от сына бодричанского князя Никлота Прибыслава ведёт свое начало нынешний Мекленбургский владетельный дом (великие герцоги), единственная в Западной Европе династия славянского происхождения.

Другими словами, вероятно, на южном побережье Балтийского моря может и была  вполне конкретная область, куда вёл  в l'Époque haute путь “из грек”, то есть из Средиземноморья. Исконные земли обитания варягов-варинов-вагров -ругов.

Контролируемые “русью” (социально-экономической верхушкой, военно -торговой силой), речные торговые пути Европейской и Азиатской Сарматии, от Вислы до Волго -Камы, от Oceanus septentrionalis до Mar Néro),  вероятно охватывали:

  • реку Неву, Ладожское озеро, реку Волхов, впадающую в Ладожское озеро и вытекающую из Ильменя, озеро Ильмень, реку Ловать, впадающую в Ильмень с юга.
  • Верховья Ловати (и ее равноценного притока Куньи) системой коротких волоков были связаны с системой Усвятских озер.
  • Речка Усвяча соединяла озёра с рекой Западной Двиной выше Витебска и Полоцка, а напротив Усвячи в Двину впадала речка Каспля.
  • Верховья Каспли двумя волоками были связаны с мелкими притоками Днепра, впадающими в него в районе Гнёздова в 12 км ниже Смоленска.
  • От Смоленска начинался непрерывный речной путь по Днепру, мимо Киева к поселению у гирла левого притока  Днепра Самары.
  • Далее сплав через пороги, до поселения у Кичкасской переправы и непрерывный речной путь  до поселения на острове Березань при входе в Днепровский лиман.

Четыре участка военно -административного и технического контроля:

  • район Волхово -ильменьского бассейна - от Невы и Ладожского озера до верховьев Ловати (русы и словены etc. )
  • район Днепро-Двинского междуречья, в “треугольнике городов”  Смоленск - Витебск - Полоцк и вниз по Днепру от Смоленска до Любеча - ареал ancien “городищенских культур” (кривичи и дреговичи etc.)
  • район  Киевского Среднего Поднепровья, от Любеча, устья Припяти, Сожи, Десны до устья Роси (фрако-киммерийцы, скифы, готы, славяне etc.)
  • район порогов и нижнего течения Днепра (черкассы, торки, берендеи, чёрные клобуки, сарматы, печенеги etc.)

Считается, что уже с начала l'Époque haute в юго-западной части Балтийского моря выступают на политическую арену германские (готские) племена, вытесняя постепенно датские и славянские и оттесняя славян от моря к югу.

Легенда о сражении 22 июля 1227 AD между датчанами и герм. князьями у Борнгеведа (дер. в пр-ции Шлезвиг, Зегебергского округа).

Вальдемар II Победитель, король датский, осенью 1226 AD открыл военные действия против Гольштейна и под Рендсбургом разбил графа Адольфа Шауенбургского, владетеля Гамбурга.

В следующем году Вальдемар покорил Дитмархию и, присоединив к себе войска герцога Оттона Люнебургского, обложил Зегеберг.

Между тем, граф Шверинский и Гольштейнский, во владения которых вторгнулся Вальдемар, видя, что сами не могут сопротивляться, признали себя вассалами герцога Альбрехта I Саксонского; к этому союзу примкнули  архиепископ бременский Гергард, город Любек и несколько вендских князей.

На Борнгеведской равнине встретились оба противника. С переменным счастием сражались они до вечера, пока ополчение Дитмархии, сражавшееся в рядах датчан по принуждению, не стало рубить датчан.

Последние пришли в замешательство, и король Вальдемар II с трудом был спасён от плена. 4 000 датчан пали, остальные бежали.

В немецкой политической историографии считается, что эта  победа имела большое значение для немцев, потому что дала им возможность расселяться по другую сторону Эльбы.

Говорят, что целый ряд войн с Данией за свободу плавания Зундом закончился Штральзундским миром в 1370 AD, по которому “немцы” получили 4 главных замка в Зунде.

  • Ingemar, “Waldemаr II Sieger”
  • P. Hasse, “Die Schlacht bei Bornhöved, Zeitschrift für Schlesvig-Holstein-Lauenburgische Geschichte”
  • R. Usinger, “Deutsch-dänische Geschichte”

Дания

Королевство, обнимающее северную часть полуострова Ютландии и острова Балтийского моря: Фионию (Фюен), Лангеланд, Лоланд, Фальстер, Мен, Зеландию (Шелланд), Амагер, Самсё, Борнхольм и более 30 мелких островов

В Европе Дании принадлежали острова Фарерские (к северу от Британских островов) и Исландия; в Америке — Гренландия и 3 острова из Малых Антильских (св. Креста, св. Фомы и св. Иоанна).

Дания, зажатая Ютландией и герцогствами, входящая в Империю, благодаря датскому Сконе, в l'Époque moderne antérieure контролировала проливы.

Благодаря ужесточению фискальной системы в  начале Seicento датское государство черпало отсюда свои основные ресурсы (стратегический пролив Эрессун (Зунд), ярёмная вена Европы)

Скания (и другие острова) Швеции (1658 AD) означала Зунд, открытый задёшево, защищённый от разорительного датского шантажа.

Легенда о Ганзе

Под Ганзой, вероятно, надо понимать не реальное объединение, а условное название всех независимых полисов Балтики и западного побережья Германии, а на заключительном этапе в l'Époque moderne antérieure- объединение морских имперских городов Германии, борющихся со шведским вторжением.

В баснословной политической историографии обычно под Ганзой разумеют союз немецких приморских полисов.

Но первоначально это было не более чем товарищество немецких купцов за границей; такие же ганзы образовались в разное время в Лондоне, Висби, Брюгге, Бергене и в Новгороде: они имели в этих полисах свои конторы, во главе которых стояли выборные старшины, представлявшие своих доверителей в переговорах с местным правительством и оказывавшие членам союза всяческую поддержку.

Считается, что наиболее сильной и организованной было  такое товарищество в Висби (остров Готланд), где в l'Époque changement, вероятно, и сосредоточивалась вся торговля Балтийского моря.

Фенноскандия в l'Époque haute ещё не была колонизированна европейцами.

Легенды об операциях варягов в Фенноскандии

Бирка (Birka), город на острове Бьёркё в юго-восточной части озера Меларен в Швеции. Основан, согласно баснословных легенд, около 800 AD, сожжён варягами (новгородцами –повольниками) около 975 AD

Сигтуна (Sigtuna), город в Швеции, в лене Стокгольм, на северном берегу озера Меларен.

Согласно легенд, В l'Époque haute, после разграбления и сожжения Бирки, - “ведущий религиозный, политический, а также торговый центр Швеции”.

В 1060 - 1130 AD мол, епископская резиденция.

В 1187 AD Сигтуна разграблена и сожжена варягами (новгородцами –повольниками), после чего “утратила своё значение”.

Первый форпост на “границе” - полис Visby на Готланде главный (до возвышения Любека) посредник в торговле Запада (полисов Нижниз Земель, Брюгге etc.) с Юго-Восточной Прибалтикой.

В Сinquecento Польша и Скандинавия являли собой восточный и северный finis terrae (пределы) христианского мира.

С конца Cinquecento медленно, почти незаметно, совершается вступление в игру Московии.

Скандинавия в Seicento это уже  - 1 150 000 кв. км., чуть больше 2 миллионов жителей: одна половина - в Швеции –Финляндии, другая в Дании –Норвегии.

2 миллиона человек у югу от линии Осло –Выборг, слегка отклоняющейся от 60-й параллели в направлении юго-запад  - северо –восток, – на одной шестой территории.

И 200 000 человек –к северу от неё.

Европа заканчивается на 60-й параллели.

Данизированная колониальная “Норвегия” чётко обозначала предел Европы.

К северу от Тронхейма она представляла собой лишь линию береговых ориентиров для английских, голландских и ганзейских судов, которые ходили в Белое море.

Полагают, что одновременно с образованием таких товариществ, некоторые приморские города стремились объединиться в союзы, отчасти для того, чтобы оградить себя от своеволия  владетельных князей, но, главным образом, ввиду общности торговых интересов.

  Говорят, что во главе аморфных объединений, по молчаливому соглашению, стоял Любек; все города эти были разделены на 4 округа: Вендский, Вестфальский, Нижне-Саксонский и Ливонский.

Говорят, что время от времени мол, в Любек собирались представители городов (Hansetag), руководившие общим направлением политики и утверждавшие каждый раз размеры налогов на нужды союза; более мелкие вопросы разрешались обычно на окружных собраниях.

Любек -  торговый порт в 15 вёрстах от южного берега Балтийского моря, на реке Траве, с аванпортом Травемюнде. Хорошо огражденный фарватер, глубиной 18 футов.

Считается, что государственное устройство и управление были почти тождественны с Гамбургом и Бременом.

Считается, что кроме Любека, наибольшим влиянием пользовались: Гамбург, Данциг (через Данциг по Висле шло зерно из “Польши”), Бремен, Росток и Висмар.

Как бы там не было, но такое объединение не могло  быть достаточно сильным, чтобы бороться с полисами Нижних Земель, и считается, что после неудачной войны в 1441 AD принуждены были отказаться от монополии в Балтийском море.

Богатые и влиятельные нидерландские конторы в Брюгге (позже Антверпена и Амстердама) держали в руках всю торговлю Фландрии, Лондонского бассейна, а с периода “Графской войны” (с 1534 по 1536 AD) и Балтийского Поморья.

Весь "огромный" флот "могущественного" Ганзейского союза  в Cinquecento равнялся по тоннажу одному современному океанскому сухогрузу.

В l'Époque moderne antérieure  почти вся морская торговля “Германии”, “Польши”, России, Швеции, Дании и “Англии” (9-го октября 1651 AD английский парламент издал знаменитый Навигационный Акт, который страшно ограничивал голландскую торговлю, который привёл к англо –голландским войнам Seicento) находилась в  руках Нидерландских торгово –экономических центров.

После “Графской войны”  Балтийское и Немецкое моря были закрыты для других флагов.

В начале Seicento были налажены голландские перевозки по всей береговой линии Европы ( в 1669 AD - 15 -16 000  голландских судов на 20 000 во всём мире, если верить Кольберу).

“Германия” (обычно речь шла об “империи” или “немцах”, слово “Германия” в l'Époque moderne antérieure было не то что неизвестным –редким), раздробленная на множество сеньориальных княжеств, с очень слабой имперской властью, не только не могла оказать своим гражданам содействия при иностранных дворах, но не имела даже сил бороться с “пиратами”, кишевшими тогда в Балтийском и Немецких морях.

Поэтому, первые  союзы городов (Любек — Гамбург во второй половине Cinquecento) вероятно имели целью именно эту борьбу за “свободу плавания”.

С течением времени они расширили сферу своей деятельности, и в Settecento -Ottocento Гамбург, Любек и Бремен образовывали Ганзейский союз (независимые государства, имеющие свои вооружённые силы, финансы, флот, дипломатическое представительство, конторы союза).

Постоянно вмешивавшаяся в дела Гамбурга Дания отказалась от своих притязаний по Готторпскому договору 1768 AD.

Bouches d'Elbe

Гамбург основан в l'Époque haute, y крепости, построенной для защиты от славян, датчан и готов (норманнов), которым гамбургские купцы отказывались платить торговые подати.

Согласно баснословной политической историографии в ancien  Гамбург, привлекавший к себе, благодаря выгодному расположению, морскую торговлю, подпал под власть “графов Шауенбургских” (команда, семья, клиентела), которым купцы должны были платить большие подати.

Считается, что Гамбург заключил оборонительно-наступательный союз с Любеком, который развился путем удачных войн с датскими  королями  в  союз этих полисов.

Говорят, что в 1510 AD Гамбург был объявлен императором Максимилианом I вольным имперским городом.

С введением “реформации” (институализация христианской Церкви Аугсбургского вероисповедания) внутреннее государственное управление было упорядочено, и Гамбург вступил в Шмалькальденский союз.

Изначально “Швеция”, вероятно, экономически вполне зависела от немецких приморских полисов, в частности от Любека.

В 20-х годах  Cinquecento начался “откат марки” - Густав Ваза закрыл немецкие конторы в Швеции и отменил все торговые привилегии немецких купцов.

Этому примеру скоро последовали и в Англии.

Говорят, что “ганзейцы” пробовали защищать свои права оружием, но неудачно; их войны со Швецией в Cinquecento не принесли удачи.

А в Seicento началась шведская экспансия на Балтике.

Самая древняя  карта Балтики:  “Carta marina et descriptio septemtrionalium terrarum” легендарного епископа Olaus Magnus (1490-1557).  Считается, что  опубликована  впервые в Венеции в 1539 AD. Одна из самых ранних и "наиболее достоверных" исторических карт Северной Европы, созданная шведским церковным деятелем, дипломатом и писателем Олафом Магнусом (Olaus Magnus 1490-1557). Официальное название: «Морская карта и изображение северных земель» (Carta marina et descriptio septemtrionalium terrarum). Впервые опубликована в Венеции в 1539 году:

Согласно легенд, “Швеция в былые времена принадлежала королям Дании с Финляндией и Лапландией” (сэр Энтони Шерли).

Разрыв Кальмарской унии датируют  1523 AD.

Говорят, что в результате  так называемой "графской распри": разгоревшихся в Дании в 1533-1536 AD междоусобиц в связи с вопросом о престолонаследии, после изгнания  Христиана II ( Ольденбургская династия) Густаву I Ваза удалось освободиться от контроля Любека, который в свое время помог ему овладеть Стокгольмом, подвергнув город блокаде с моря.

В 1544 AD Густав I Ваза признан был наследственным королем. Он был  знатного происхождения, но не королевского рода. Говорят, что Иван Грозный считал Юхана III выходцем из "мужичьего рода", имея в виду, что его отец не был королевской крови.

Создание Густавом I эрастианской церкви и закладку социальных основ могущественной монархии датируют 1527 AD.

Юхан III в 1555-1557 AD вёл неудачную войну с Москвой.

Среди политических задач  Юхана III было установление  контроля над балтийской торговлей.

Сын Юхана  Сигизмунд был избран польским королем (как Сигизмунд III) в 1586 AD .

Юхан укрепил также власть Швеции в Эстляндии и в 1581 AD захватил Ингерманланд (Ижорскую землю).

Карл IX (1595 – 1611 AD) “ даже пустился на авантюру, целью которой был контроль над атлантическими и балтийскими выходами из русского пространства” ( сэр Энтони Шерли).

В балтийской бреши, образовавшейся после оттеснения России, датчане, поляки, шведы пытались взять под контроль выход из великого экономического пространства, восполняющего хлебный дефицит Средиземноморья.

В конце Cinquecento Шведское государство было наиболее совершенным из северных государств: 1 миллион подданных, послушное дворянство – вот, помимо таланта короля, секрет успехов Густава –Адольфа.

Густав –Адольф – король Швеции с 1611 по 1632 AD, второй, после Густава I Вазы, основатель Швеции, обновитель военного искусства, организатор шведского mare balticum, mare nostrum, убит в битве при Люцене (16.11.1632 AD).

Он постоянно совершенствовался в искусстве ведения самоокупаемых военных действий.

Он располагал фактически национальной армией, состоящей из верных, сражающихся за идею солдат.

Которая должна была в будущем превзойти даже испанцев.

Адепты официальной религии пользовались предпочтением (если приносили клятву верности и проходили испытание на конформизм), те же, кто не принадлежал к официальной церкви и не приносил клятвы верности, если и не преследовались активно, то влачили жалкое существование в чистилище юридического бесправия.

Церковь Швеции не признавала официально католиков, равно как “ересь жидовствующих” - иудеев и протестантских диссидентов.

В Дании действовали такие же проскрипции.

Швеция так никогда и не добилась решающего контроля на Балтике – много обещающего dominum maris Balticae.

Но в l'Époque moderne antérieure она играла непропорционально большую роль в европейских делах, была грозой Севера, военным чудом своего времени и самой действенной эрастианской державой.

Графская война

Говорят (Geffroy, “Histoire des États scandinaves”), что “Графская война” велась с 1534 по 1536 AD между Данией и Швецией, с одной стороны, и “ганзейскими” городами — с другой.

Получила такое название вследствие того, что войсками Ганзы начальствовали два графа — Иоанн Гойа, зять шведского короля, и Христофор Ольденбургский, родственник датского короля.

В 1526 AD шведский король Густав Ваза (1523—1560 AD), желая выйти из торговой зависимости от Ганзы, заключил договор с Нидерландами, поссорившись с купеческой администрацией города Любека на почве денежных расчетов.

В отместку любекцы приняли сторону недовол. швед. дворян, ожесточенных “тиранией Густава”.

Вокруг бежавшего в Любек Иоанна Гойа собралось значит. войско, на половину составленное из шведов и даже из наиб. преданных дому Ваза далекарлийцев.

В то же время любекцы призвали к себе графа Христофора Ольденбургского и его наёмников, имея в виду не допустить избрания в короли Дании герцога Христиана Голштинского и возвести вместо него на престол низвергнутого короля Христиана II.

19 июня 1534 AD войска Христофора сели на Любекские корабли и отплыли в Данию; Шония и Зеландия подчинились Христофору, как наместнику заключенного Христиана II, a ютландские крестьяне, возглавляемые мелким дворянством, успели нанести войскам местной знати сильное поражение.

Копенгаген и Мальме были заняты Христофором, и он уже собирался двинуться в Фионию, как герцог Голштинский, избранный в ютландском местечке Рийе в короли Дании и Норвегии под именем Христиана III, перебросил свои войска к оставленному без защиты Любеку.

Демагоги, распоряжавшиеся в городе, действовали против голштинцев крайне неискусно, к тому же они хотели силой удержать торговлю в своих руках и дать ей произвольное направление.

Тем временем граф Христофор Ольденбургский еще до конца 1534 AD овладел всеми датскими провинциями по ту сторону Зунда и Зеландией, Лаландом и Фальстером, но в январе 1535 AD счастие изменило ему.

Густав-Ваза с сильной армией вступил в пограничные с Швецией датские провинции и 22 января 1535 AD дал графу Христофору решительное сражение при Гельсингборге, в котором нанёс ему поражение.

Иоанн Гойа действовал также неуспешно и в июне 1535 AD был разбит Христианом III; любекцы потеряли всю артиллерию, 1 500 человек самого Гойа убили.

Христиан овладел островами Ассентом и Фионией, затем переправился в Зеландию и осадил Копенгаген с моря и с суши, заперев в нём Христофора Ольденбургского; затем осадил Пикенпинг, Алегольм, Каллундборг и Гельсингер и выдвинул часть войск к Мальме.

Спустя несколько времени датский полководец Мельхиор Рантцау осадил Вардберг (в Шонии), вскоре сдавшийся.

Перевес явно склонялся на сторону врагов Любека; последний был вынужден, при немецком посредничестве в Гамбурге (1536 AD), заключить мир, по которому любекцы обязались не поддерживать более графа Христофора, за что им было дозволено беспрепятственно вывести войска из датских владений.

Хотя и покинутый союзниками, Христофор Ольденбургский продолжал еще держаться в Дании, но когда Мальме сдалось, a немцы были доведены голодом в Копенгагене до отчаяния, он сдался на капитуляцию под условием свободного выхода.

После этой войны Ганзейские города лишились почти всех своих торговых привилегий.

Mare balticum, mare nostrum –2 (Война 1657-58 AD)

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment