Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Партизаны -5

Южное дело

Последний участник войны за нераздельность союза в Северо-Американских Соединёных Штатах в 1861—1865 AD умер в 1951 AD, ему было 104 года.

Над гробом солдата-южанина был торжественно развернут флаг Конфедерации. Ветеран был похоронен со всеми воинскими почестями, караул морских пехотинцев проводил его салютом.

Особенно бережно традиции сохраняются в южных штатах (“Объединенные дочери Конфедерации”, “Сыновья Конфедерации”).

Историческая память структурирует общество, в таких ассоциациях укрепляются местные деловые и политические связи.

Потомки ветеранов Союза также имеют свои организации, заботятся о монументах, отмечают памятные даты и воспитывают детей в духе патриотизма.

Однако именно на Юге культ военного прошлого стал настоящей гражданской религией.

В далекой Бразилии существует организация детей ветеранов-южан, отмечающая свой праздник — “Феста конфедерада”. Считается, что они являются потомками непримиримых воинов, которые предпочли эмигрировать, но не подчинились гнусному игу “презренной расы янки”.

Боевой флаг Конфедерации изображён на флагах двух южных штатов.

Во время войны  за нераздельность союза в Северо-Американских Соединёных Штатах в 1861—1865 AD погибло примерно 620 тысяч человек. На одного солдата, павшего в бою, приходилось двое умерших от болезней.

Более крупные потери понесла армия Союза, погибло не менее 360 тысяч северян, южане потеряли около 260 тысяч.

В процентном же отношении больше пострадали сторонники Конфедерации: Юг потерял 18% белых мужчин в возрасте от 13 до 43 лет.

Говорят, что с поля боя не вернулся каждый четвертый южанин. А многие жители Юга и ныне убеждены, что погиб каждый третий воин C.S.A.

К тому же в ходе войны было уничтожено немало мирных жителей, абсолютное большинство которых составляли южане.

Война пришла практически в каждую южную семью.

Потери южан объяснялись не только количественным превосходством противника, но и недостатком лекарств, возникшим в результате морской блокады, установленной северянами.

Всего из 215 тысяч южан, попавших в плен, погибло 26 тысяч. В некоторых северных тюрьмах, умирал каждый четвёртый узник.

Северяне отказывавались производить обмен военнопленными.

Это была глубокая ненависть  янки к  культуре, к  настоящим людям.

Сторонники Конфедерации представляли своих воинов рыцарями, противостоящими подлому миру Севера, президента Конфедерации Дэвиса именовали “вождём южной аристократии” .

http://img-fotki.yandex.ru/get/4105/uhtomsky.50/0_4e20e_e6426b61_orig

К 1860 AD на Юге Северо-Американских Соединёных Штатов проживало всего 46 тысяч плантаторов (включая тех, кто имел 1-2 рабов в качестве домашней прислуги).

В рядах же армии Конфедерации сражались 600 000 человек — так что она состояла в основном из фермеров, которые в большинстве своём шли на войну сознательно, отстаивать свободу.

Южане воспротивились решению президента Авраама Линкольна увеличить полномочия федеральной власти, и объявили о выходе южных штатов из Североамериканского Союза.

Юг, в соответствии с Конституцией, созданной отцами-основателями, боролся за права штатов, которые незаконно пыталось ограничить федеральное правительство.

Конечно, никто не желал войны — но всякий был готов взяться за оружие и защищать свободу, если потребуется.

Юг был особой цивилизацией, естественное и гармоничное развитие которой было насильственно прервано.

“Патриоты” Союза по-разному относились к рабству и неграм, большинство из них сами были расистами. Но при этом “патриоты” Союза ненавидели  благородных и свободных людей Юга, и жаждали завладеть их имуществом.

Для северян потери составили 6% от общего числа мужчин, считавшихся пригодными для военной службы. Наибольший урон понесли негры, сражавшиеся в армии Союза: из 189 тысяч человек погиб каждый пятый.

Однако для многих городов и округов Юга последствия войны были куда страшнее. Полки часто составлялись из земляков, людей, живших в одном округе, в одном городе. В жестоких боях порой уничтожались целые части, бывало, что уровень потерь доходил до 100%. Домой не возвращался никто.

Для Америки эти цифры были невиданными. Уже в битве при Шайло в 1862 AD погибло 24 тысячи солдат — больше, чем во всех предшествующих войнах, которые вели Северо-Американские Штаты.

Из тех, кто остался в живых, многие были искалечены. Не менее 50 тысяч человек потеряли руку или ногу.

Вообще на Севере многие сочувствовали Югу, это проявлялась и в дезертирстве, и в мятежах, которые жестоко  подавлялись федеральными войсками.

Прекрасный “сад Юга” превратился в огромное “кладбище Америки”. Уничтожалось не только жильё и предприятия, разрушался весь мир южного социально-производственного механизма.

Продолжением войны стала оккупация. С помощью военных властей федеральное правительство проводило политику Реконструкции. Лишь после завершения необходимых преобразований южные штаты вновь один за другим принимались в Союз и восстанавливали свои права. Для многих жителей Юга память о Реконструкции стала не менее травматичной, чем память о войне.

Типичные персонажи, олицетворяющие это время, — продажный демагог-политик с Севера, подлый офицер-янки, жадный северный спекулянт и, конечно, бывшие невольники, для которых “свобода” оказалась сигналом к возвращению в состояние праздности и дикости.

Освобождение негров стало причиной их деградации. Раб, предоставленный самому себе, не смог организовать собственную жизнь.

Поле битвы -сознание

На Юге стремились сохранить память о соотечественниках, павших в бою за южную честь.

Офицер -янки писал: “Дамы здесь хуже гиен, они торжественно пронесли тело генерала Конфедерации по улицам и похоронили его с воинскими почестями, а мы не осмелились им помешать”.

Можно с уверенностью предположить, что, возьмись за организацию похорон мужчины, с ними бы поступили иначе.

На южан федеральная программа идентификации неопознанных трупов и перезахоронений погибших солдат не распространялась.

Для вчерашних противников средств не хватало. Не было денег и у правительств разграбленных южных штатов.

Останки солдат Конфедерации оставались гнить неподалеку от аккуратных федеральных кладбищ, а на местах сражений северяне начали устанавливать свои памятники.

Эту новую символическую оккупацию Юга было особенно трудно пережить женщинам, потерявшим своих близких.

Одна из них писала: “Для меня война стала настоящим потрясением, изменившим всю мою жизнь. Мой муж умер в плену, все мужчины из моей семьи сражались с врагом на поле боя. Люди, которым выпало меньше испытаний, улыбаются, видя мою приверженность памяти о войне, но это останется со мной до конца моих дней”.

Южанки мечтали создать кладбища не менее величественные, чем захоронения федеральных солдат.

Влиятельные представительницы известных семей Юга собирали деньги для общественных работ. Простые женщины трудились сами. Они складывали кости солдат в корзины, а затем сортировали их у себя в саду.

На Юге стали отмечать День памяти, люди возлагали цветы на могилы погибших.  В разных южных штатах День памяти отмечался в разные дни, но к 1916 AD десять штатов избрали для этого 3 июня — день рождения Джефферсона Дэвиса.

Историографическое наступление победителя, сопровождавшееся публикацией тенденциозных “официальных историй” и возведением множества монументов, требовало “тотальной мобилизации” исторической памяти Юга. Была создана коалиция обществ памяти, начал выпускаться “Южный журнал”, появилось Южное историческое общество.

Южане считали себя пленниками, даже “рабами” циничного, жадного и подлого правительства Севера.

Публицистика того времени во многом предвосхищала антиамериканскую риторику ХХ и XXI веков, обличающую “империализм янки”, мир наживы и механистическую цивилизацию.

Считается, что историю пишут победители.

История конечно пишется не чернилами, а кровью. Чему тут удивлятся?

История пишется не на папирусе или бумаге, а на обломках рухнувших империй и пропахших порохом истрепанных штандартах победоносных полков, и пишут её победители, заинтересованные в нужном для себя освещении произошедших событий.

А побежденным, как там писал Бисмарк, оставляют только глаза, чтобы плакали кровавыми слезами и лелеяли химеры.

И побеждённый  если и получает возможность писать свою "историю", то лишь на стенках сортира в лагере военнопленных.

Но удивительный народ американцы, пройдя через кровавую междоусобную бойню, через два поколения они смогли осознать, что “лавровые венки увядают, а терновый венец остаётся в вечности”.

В конце концов миф о Южном деле постепенно становился неотъемлемой частью общенационального сознания.

Америка убеждала себя, что одни во время войны сражались за “священные принципы”, а другие — за “вековые права, освященные традицией”.

Мир мол, никогда не видел столь благородного конфликта.

Вопрос о рабстве не обсуждался. Негры выступали либо в роли верных слуг, либо в качестве неразумных детей природы, освобождение которых пошло им во вред.

В мае 1890 AD, накануне Дня памяти, в Ричмонде был установлен внушительный памятник генералу Ли. С высокого постамента генерал, восседающий на боевом коне, величественно глядит на север..

В 1894 AD различные женские организации Юга объединились, была создана стотысячная организация “Объединенные дочери Конфедерации”

“Дочери” начали свой крестовый поход, стремясь завоевать сердца и умы детей и подростков.

Наконец, на рубеже веков южная литература начала еще один поход — поход за реабилитацию Ку-клукс-клана.

Роман Т. Диксона-младшего “The Clansmen” (1905 AD) пользовался особой популярностью, он вдохновил режиссера  Гриффита (David Llewelyn Wark Griffith, сын полковника C.S.A. и родоначальник киноискусства) на создание фильма “Рождение нации” (“The Birth of a Nation”), который вышел на экраны в 1915 AD.

Постер фильма

Аргументация, лежащая в подоплеке сюжета, сводилась к тому, что белые просто вынуждены взяться за оружие, чтобы защитить своих женщин от похотливых негров, возвращающихся к диким и свирепым обрядам чёрного континента, а также от их союзников — продажных политиков с Севера.

Имелись в фильме и эпизоды, явно рассчитанные на северного зрителя. Так, в качестве положительного персонажа предстает мудрый и печальный президент Авраам Линкольн, который противопоставляется радикалам-аболиционистам. Подробно воссоздается картина убийства президента.

Получив весть о кончине Линкольна, белые южане рыдают: “Мы потеряли друга!” (на самом деле во многих южных домах висели портреты убийцы этого президента).

Все заканчивается двойным свадебным путешествием: ветеран-северянин женится на красавице-южанке, а его сестра выходит замуж за его шурина, бывшего офицера Конфедерации и основателя Ку-клукс-клана.

Две пары сидят на морском берегу, плещет прибой, сияет солнце — для рождения единой нации созданы все условия.

У Маргарет Митчелл, в 1936 AD опубликовавшей свой бестселлер “Унесённые ветром”, было немало предшественников. Ведь главное поле битвы всегда –это сознание людей.

Поверженный в  войне за нераздельность штатов Юг сумел выиграть важнейшие битвы за национальное самосознание.

Army of Northern Virginia Battle Flag.

Говорят, что компания Уолта Диснея хотела создать исторический парк, посвященный  войне за нераздельность союза Северо-Американских Штатов 1861—1865 AD, но любители истории чуть не начали новую междоусобную войну против наглых дельцов, готовых зарабатывать на профанации самого святого. Диснеевцы с позором отступили.

Говорят, что любители же  исторических “инсценировок”, делятся ныне на “мягких” и “крутых”.

Во время “маршей, маневров и боёв” первые позволяют себе разбивать современные палатки, использовать средства от комаров и пить баночное пиво.

Вторые же хотят лично испытать все тяготы, выпавшие на долю предков.

Они спят на земле, жуют несъедобную солонину, неделями не принимают душ и пытаются имитировать речь людей, убитых сто пятьдесят лет назад.

Самые крайние фанаты стараются завшиветь и вымачивают медные форменные пуговицы в своей моче (говорят, это лучшее средство добиться того, чтобы они выглядели “подлинно”).

Рейды и поиски кавалерии Моргана во время американской войны “за нераздельность союза Северо-Американских Штатов 1861—1865 AD”

Могучее развитие партизанская война принимает во время войны за нераздельность союза в Северо-Американских Соединёных Штатах в 1861—1865 AD. Здесь явились новые факторы — телеграф и железные дороги, вследствие чего партизанская война получила большее стратегическое значение.

Рейды Стюарта, Моргана, Стонемана, Фарреста, Шеридана и других партизанов не только производили сильное впечатление на войска противника, но и парализовали действия неприятельских армий и даже влияли в политическом отношении.

В 1862 AD не проходило дня, чтобы конница южан не захватывала городов, местечек, железно-д. станций, поездов, запасов и не разрушала участков дороги, только что восстановленных

“..Они созданы для войны, эти мошенники храбры, они прекрасные наездники, их смелость порой граничит с безумством, эти субъекты опасны во всех отношениях.

Они нисколько не заботятся о неграх, о земле, ни о чем подобном. Они просто ненавидят янки как таковых, не утруждая свой мозг мыслями о прошлом, настоящем и будущем.

Пока у них есть лошади и фураж в избытке, они счастливы. Класс этот более многочисленный, чем можно предположить, они самая опасная группа людей, которой война развязала руки.

Они лихие кавалеристы, первоклассные стрелки, они отчаянные воины. Стюарт, Джон Морган, Форрест и Джексон  — яркие представители и естественные вожди этого класса. Этих людей нужно перебить, этот класс следует уничтожить, только тогда война прекратится”.

Генерал Билл Шерман (предпринявший знаменитый “марш к морю”, с его чрезвычайной, по словам сэра Лиддел Гарта, беспощадностью ударов не только по армии противника, но и по глубокому тылу, в котором оставались семьи солдат Конфедерации)

Джон Хант Морган — легендарный кавалерийский начальник армии южан в войне за нераздельность союза Северо-Американских Штатов.

Родился он в 1826 AD и 20 лет от роду принял участие в мексиканской войне, давшей ему большой боевой опыт.

[Image] 

Здесь он усвоил принципы партизанской войны и постиг тайну необычной подвижности мексиканских гверильясов.

В 1861 AD, при возникновении войны за нераздельность штатов, Морган, во главе небольшого отряда добровольцев, появился в штате Кентукки и вскоре стал известен, как отважный партизан.

Не получая ничего от правительства, он добывал оружие и продовольствие с боя y противника.

Скоро отряд Моргана разросся в полк, и тогда Джеферсон Девис произвел его в полковники.

Когда положение Моргана было легализовано, он расширил свои предприятия.

Confederate General John Hunt Morgan

Вскоре имя Моргана стало страшным для северян.

В своих предприятиях он всегда соединял самую расчётливую осторожность с беззаветной смелостью и даже дерзостью.

Каждый свой набег, или, как называли американцы, "рейд", он всесторонне обдумывал и подготовлял; нередко он появлялся переодетым в лагере северян, желая лично выяснить обстановку для предстоящих действий.

Дисциплина в его отряде была образцовая.

 Capt. John Hunt Morgan - Winter of 1861 - 1862

С 4 по 28 июля 1862 AD Морган произвёл свой первый грандиозный рейд в тыл армии генерала Буелля. С отрядом в 1 500 коней при 2 орудиях он в течение 24 дней прошёл свыше 1 000 вёрст и овладел 17 городами.

Из этого рейда он вернулся на свежих лошадях, с 400 новыми волонтёрами, потеряв только 90 человек.

Attacking the L&N RR near Cave City, Kentucky –  May 12, 1862

В начале августа полковник Морган выступил с своим отрядом в новый рейд.

12 августа он овладел Лебаноном, 19-го — Клерксвилем, a 21-го утром разбил вблизи Галатина Джонсона.

Ряд других блестящих рейдов заставил армию Буелля переменить свою базу, из 40-тысячной армии обратить более 20 тысяч человек для охраны тыла, что привело к чрезмерному ослаблению армии северян, предназначавшейся для действий в поле.

COL Morgan and COL Forrest fighting side-by-side – April 8, 1862

Morgan and Duke escorting Forrest into camp at Hartsville, TN  –  August 22, 1862

Morgan and Duke meeting Forrest  at Hartsville, TN  –  August 22, 1862

COL Morgan, LT-COL Duke, and COL Thomas Hunt in route to Hartsville – December 7, 1862

Продолжая свои набеги на тыл северян, Морган довёл свою дерзость до того, что 7 ноября 1862 AD атаковал бригаду генерала Дюмона в лагере y Гартсвилля и взял её в плен.

Произведенный за этот подвиг в бригадные генералы, Mорган в декабре вновь обрушился на сообщения северян и разбил их в нескольких делах.

BRIG-GEN Morgan inspecting the troops at Alexandria, Tennessee –  December 21, 1862

Когда в июне 1863 AD 40-тысячная армия северян генерала Розенкранца готовилась наступать против 28 000 южан генерала Брегга, последний предложил Моргану вторгнуться в Кентукки, чтобы отвлечь внимание противника .

Морган ответил на это предложение более грандиозным планом: прорезать территорию штатов Индиана (Indiana) и Огайо (Ohio) и выйти на соединение с армией генерала Ли, готовившейся в это время вторгнуться за Потомак.

План этот сводился к походу более, чем в 1 200 вёрст, соединенному с разрушением сети железной дороги в нескольких сот вёрст, и всё это среди массы враждебного населения и в борьбе со многими тысячами регулярных войск и местной милиции.

Брегг не утвердил этого плана, но Моргана трудно было удержать.

27 июня он с отрядом в 4 000 коней при 4 орудиях предпринял задуманный рейд.

После ряда частных успехов, Морган был окружён 26 июля в Нью-Лисбоне и сдался. Из всего его отряда спаслось только 400 человек.

За время этого грандиозного похода Морган сделал до 800 вёрст в направлении, наиболее охраняемом войсками и наиболее населённом, и большую часть пути (по северному берегу Огайо) прошел среди враждебного населения.

“..В это время много вреда наделал северянам забравшийся далеко в их тыл известный партизан Джон Морган, которому удалось переправиться со своей бандой через р. Огайо в штат Индиану.

Он направился вверх по реке, накладывая контрибуции на села и города, пользуясь тем, что войска северян действовали далеко на юге, за р. Кумберленд.

Единственными его противниками были вооружавшиеся местные жители; но, двигаясь быстро вперед, он грабил всё новые местности.

В случае же встречи с серьезным сопротивлением он надеялся в каждый данный момент переправиться назад в Кентукки, где жители ему в огромном большинстве сочувствовали.

Для этого он старался не удаляться от р. Огайо; но за Морганом погналась флотилия легких канонерских лодок, которая тщательно преграждала ему путь каждый раз, когда он делал попытку переправиться на левый берег.

На протяжении 500 миль канонерки преследовали Моргана и, наконец, в верховьях Охайо он был окружён и взят в плен…”

Scheibert, “La guerre civile aux États-Unis d'Amérique”, Paris, 1876

Этот рейд отвлек от наступательной операции генерала Ли значительные силы северян и нанёс громадный вред северянам.

Последние отнеслись ко взятому в плен Моргану с большим уважением и в ожидании распоряжений правительства, он был оставлен под честным словом на свободе в Уэльсвилле, но затем препровожден в Огайскую тюрьму, в виде респрессалии за дурное обращение южан с пленными северянами.

General John Hunt Morgan's raiders, Harper's Weekly, 1865.

20 ноября Морган вместе с 6 своими товарищами бежал из тюрьмы и, сформировав отряд, снова принялся за набеги; но счастье стало ему изменять:

  • 12 июля 1864 AD он был разбит Бюрбриджем
  • a 4 сентября, окружённый в Гренвилле, пал под ударами врагов (янки –убийц, переодетых в армейскую униформу Конфедерации)

Генерал Морган был блестящим представителем конницы и совмещал в себе все данные для руководства кавалерийскими массами на поле сражения.

Смелость, доходившая до дерзости, не исчерпаемая энергия, великолепное знание местности и умение быстро разбираться при всякой обстановке, тонкий расчет, основанный на изучении театра войны и своего противника, громадное нравственное влияние на подчинённых и, наконец, удивительная физическая выносливость, — вот отличительные черты Джона Моргана.

Рейды Могана сыграли громадную роль и показали воочию, что может сделать на театре войны конница, предводимая талантливым начальником.

 MAJ-GEN Cheatham, Alice Ready (bride's sister), Martha Ready (bride's mother), Charles Ready (bride's father), the Bride and Groom, COL Duke, LT-GEN Polk, LT-GEN Hardee, Mary Breckinridge and MAJ-GEN Breckinridge, BRIG-GEN Hanson.

General John Morgan

MARTHA READY MORGAN: From wife to widow in 630 days | John Hunt Morgan, Mattie Ready, wedding, Civil War, Murfreesboro, TN.

American saddlebred

.Brigadier General John Hunt Morgan (1825–1864) C.S.A

Во время междоусобной войны в Северо –Американских штатах, Кентуккийские верховые (American saddlebred) были одними из самых популярных верховых животных Америки.

Используемые в огромных количествах кавалерией конфедератов, они зарекомендовали себя необычайно выносливыми и в долгих походах, и в битвах.

Saddlebred’ы служили верховым лошадьми многим известным генералам:

  • Ли ездил на Травеллере
  • Грант на Цинциннати
  • Шерман на Лексингтоне
  • Стоунвелл Джексон на маленьком Гнедом

Травеллер, лошадь генерала Роберта Ли, была получена типичным для раннего saddlebred’а путём - его отец был чистокровным жеребцом по кличке Грей Игл, а мать - кобыла неизвестной породы. Травеллер обладал замечательным мягким ходом.

Три вышеупомянутых лошади были в типе помеси американской верховой и чистокровной, и позднее стали родоначальниками иноходцев.

Выдающиеся кавалерийские генералы Джон Хант Морган и Натан Бедфорд Форрест использовало под седлом исключительно почти одних американских верховых, и эти лошади совершали легендарные подвиги выносливости в течение войны.

По окончании междоусобной войны и возвращении солдат в родные места, американские верховые лошади завоевали популярность во всех регионах страны.

Изначально (в начале Ottocento), порода создавалась для полевой езды колонистами южных штатов Северной Америки путем сложного скрещивания канадских и нарраганассетских иноходцев с чистокровной верховой и породой морган.

В результате селекции получилось красивое животное, исключительно удобное для верховой езды, с плавным ходом, что было важно для проводивших долгие часы в седле людей.

Summer Days

В 1891 AD группа ведущих селекционеров основала Ассоциацию производителей американской верховой породы и открыла Реестр американских верховых лошадей.

Представители этой породы обладают добронравным темпераментом, умом, резвостью, выносливостью и природным чувством равновесия, они понятливы в обучении и представляют собой универсальную верховую лошадь. Используются для самых разнообразных видов деятельности, в том числе и для работы со скотом.

 

Это пятиаллюрная лошадь, умеющая ходить не только шагом, рысью и галопом, но и ходой (своеобразный “неправильный” аллюр, нечто среднее между сильно заторопленным шагом и прерывистой рысью, из-за отсутствия фазы подвисания при таком аллюре отсутствует и тряска, поэтому он наиболее удобен для всадника) и “рэком” (резвый варианту ходы).

Для данной породы характерно высокое поднимание ног на всех пяти аллюрах.

Типичные американские верховые имеют сухую голову с небольшими ушами и широкими ноздрями, длинную изогнутую, высоко поставленную шею и хорошо выраженную высокую холку.

Сильный, компактный корпус с мощной грудью, длинной крепкой спиной и прямым крупом, сильные тонкие ноги, прочные копыта. Высокое положение хвоста достигается оперативным вмешательством (подрезаются мышцы у основания репицы хвоста и купируется ее конец).

Высота в холке колеблется от 154 до 168 см, в среднем 157 см.

Особенность представления лошадей американской верховой породы — особая стойка с отставленными задними ногами.

 Генерал Морган

У представителей породы встречаются любые масти.

Nexus:

Index Liborum:

  • H. H. Сухотин, “Рейды и поиски кавалерии во время Американской войны 1861-1865 AD”
  • Б. И. Колоницкий, “Преодоление гражданской войны: случай Америки...”
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments