Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

33 коровы

“ В России нет человека, который не имел бы собственного жилища.

Нищий, уходя скитаться по миру, оставляет свою избу. Этого нет в чужих краях.

Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак ужасной бедности “

А.С. Пушкин

В законах ancien Ирландии статус человека измерялся в коровах.

Человек считался благородным "Aire", если у него была хотя бы одна корова.

Одна корова одна ирландская унция серебра.

Но если же человек владел имуществом, эквивалентным по стоимости нескольким коровам, но не имел самой скотины, он благородным не считался.

Штрафы и компенсации тоже начислялись в головах крупного рогатого скота.

Специальной мерой измерения оплаты судебных исков был кyвал, равнявшийся трём молочным коровам.

К примеру, цена чести рядового короля одного из многочисленных королевств острова составляла 14 кyвалов или 42 коровы.

Цена чести для низшего из свободных рангов одну корову.

Компенсация за убийство вычислялась так:

21 корова за сам факт убийства, независимо от статуса убитого, плюс цена чести.

Последняя очень своеобразная материя.

Певец мог хулительной песней снизить честь короля на 42 коровы, то есть до нуля.

Чтобы вернуть себе честь, король заказывал хвалебную песню за то же количество коров.

В Ирландии ещё двести лет назад маленькие фермы описывали как “ферма одной коровы” или “ферма двух коров”, чтобы понять, каким количеством молокопродуктов может обеспечить семью этот участок земли (то есть корова была интегральной характеристикой размера участка, качества почвы, климата и урожайности произрастающих культур).

Поэтому стоит ли удивляться, что и через 20-30 лет после введения единых мер  их использование было скорее формальностью, чем реальной практикой.

Введение единой меры было удобно для чиновников, но не для крестьян.

Интересно было бы сравнить ирландскую таксу с данными ancien “Русской правды”:

Корове соответствовала серебряная гривна в своем классическом виде это около 200 -204 грамма драгоценного металла.

Столько же серебра отдавали за одну корову (сейчас полновесная гривна стоила бы около 7 инвестиционных монет “Соболь” или “Георгий Победоносец” номиналом в 3 рубля и весом в тройскую унцию -31,103494 г -17,43 USD на сегодня)

За убийство взрослого мужчины (свободного) взыскивали 40 гривен, то есть 40 коров.

За убийство благородного воина бралась вдвое большая сумма.

За убийство раба или холопа вира не взималась, выплачивался штраф князю в 12 гривен.

Или с ancien “Салической правдой”:

Основную массу франкского населения составляли в это время свободные крестьяне. Они жили соседскими общинами, в которых сохранялись пережитки родового строя.

За убийство свободного франкского крестьянина “Салическая правда” определяла высокий вергельд, который равнялся 200 солидам.

Если человек погибал от удара или укуса домашнего животного, то вергельд уплачивался владельцем животного в половинном размере.

За человека, находившегося на службе у короля, выплачивался тройной вергельд - 600 солидов

3 солида соответствовали стоимости коровы, “здоровой, зрячей и рогатой”.

Вергельд за жизнь графа или королевского дружинника утраивался (доходил до 1 800 солидов), если убийство было совершено в то время, когда убитый находился на королевской службе, например во время похода.

Жизнь священника, охранялась тройным вергельдом (в 600 солидов), епископа - 900 солидов.

Высокими штрафами карались ограбления и сожжения церквей и часовен.

Особый слой во Франкском королевстве составляли полусвободные литы и бывшие рабы, отпущенные на волю (либертины).

За убийство полусвободного и вольноотпущенного платился половинный вергельд - 100 солидов, за убийство раба определялся не вергельд, а штраф.

Франки славились чистотой семейных отношений. Женщина могла выходить замуж только за человека, равного ей по рождению и состоянию. Если она выходила за представителя низшего сословия, закон был строг к ней и ее мужу.

Выходя за раба, она сама делалась рабой.

У франков был символический обычай: если женщина хотела выйти за раба, ее призывали на суд семейства и клали перед ней меч и веретено.

Она могла взять меч и убить раба, избранного в женихи. Если же брала веретено, это значило, что она вступает в брак и становится рабой.

Брак у германцев совершался куплей: молодой человек отправлялся к отцу, брату или опекунам невесты и покупал её.

Цены были значительными: у алеманнов платили, например, от 300 до 400 шиллингов, а за один шиллинг можно было купить годовалого быка; разумеется, были сделки и гораздо дешевле.

Эта сумма отдавалась жене после смерти мужа. Впрочем, она никогда не была полновластной хозяйкой, ибо даже после смерти мужа находилась под властью сыновей.

Самый обряд брака имел символическое значение: у невесты обрезали длинную косу в знак поступления в рабство; жених надевал ей на руку кольцо - звено той цепи, которой она с ним связывалась; на ногу он надевал ей башмак - знак, что она должна будет ходить по его стопам.

Когда она входила в дом мужа, над ней держали меч - символ охраны мужа и строгого наказания в случае проступка; на пороге дома ей подавали связку ключей - с этого момента на ней лежали все хозяйственные заботы.

Привязка серебра к стоимости одной молочной коровы сохранялась на протяжении l'Epoque ancien -l'Epoque haute по всей Европе.

При чём корова, в отличии от “Жака-простака” и “Хуана -лабрадора”, никогда у “Ивана” не служила признаком богатства.

Все было очень чётко в l'Epoque ancien: корова полфунта серебра, добрый конь (не боевой) целый фунт.

  • Потом, в  l'Epoque changement дороже: В начале Quatrocento флорин - 4 лиры, в конце - почти 6 лир. Официально в 1427 AD флорин - 4 лиры или 80 малых сольди, 1 лира - 20 сольди, 240 малых денариев.
      • Небольшой трёхэтажный дом стоил 100-200 флоринов
      • Аренда дома 15 флоринов в год, помещения от 8 до 20, “сотка” земли 7-9 флоринов
      • Пара рабочих волов 25, дойная корова 15-20, верховая лошадь 7-85 флоринов
      • Минимальный набор питания для семьи из 4 человек в начале Quatrocento (хлеб, мясо, оливковое масло, вино, овощи, фрукты) - 30 флоринов в год
      • Служанке приходящей в год 8 флоринов
      • Верхняя одежда 4-7 флоринов (но мог быть и кафтан за 100 флоринов)
      • Богатый венецианский купец в один год получил 19 тысяч флоринов прибыли
      • Жалованье венецианского дожа - 5250 флоринов, посла - 3125
      • Высокопоставленный клирик - 18 тысяч флоринов
      • Профессор - 625, инженер - 175, управляющий банком 150, клерк опытный - 75, начинающий - 50.
      • Рядовой солдат - 38 флоринов в Венеции
      • Каменщик и плотник в Милане - по 30 флоринов

Монеты достоинством в 1 ливр не существовало

Ливр (libra, фунт, лира) состоял из 20  соль ( солидов, солид ), а 1 соль из 12  денье (малых денариев, пенни). Скорее единица счёта, нежели реальная монета

Ливр, фунт в Англии (от латинского pondus) и лира в Италии, изначально был единицей веса чистого серебра, из которого следовало чеканить 240  серебряных денье.

Фактически допускалась чеканка только денье ( danaro, динар, пенни, пфенниг) -первоначально 1,76 грамма серебра 950-й пробы

Общий вес 240 серебряных денье  составлял первоначально 1 фунт (453, 59 г), что было эквивалентно 15, 47 г золота.

"Туреньский денье" (denier tournois) стал французским стандартом и снискал большую популярность, чем денье парижский, уступавший ему в фактической стоимости 25 процентов

Sol, Соль (солид,  шиллинг, сольдо, суэльдо) - денежно-счетная единица, а не монета.

Одно время была в обороте Grosso - монета почти из чистого серебра, стоившая 12 динаров и применявшееся при совершении крупных торговых сделок

Гросс имел вполне реальную стоимость, равную стоимости ночлега  с питанием для путника и стойла с фуражом для его коня.

Все ставки папской таксы (священной апостолической пенитенциарии) тоже были выражены в гроссах, фигурирующих там как условная денежная единица, равная 1/10 золотого дуката, о чем упомянуто в особых “Тахае officialium”

  • Отпущение для того, кто в церкви познал (плотски) женщину и совершил другое непотребство -6
  • Разрешение употреблять в пищу мясо или масло, и другую молочную пищу и яйца, как в четыредесятницу, так и в другие постные дни -6
  • Отпущение для женщины, которая выпила какой-либо напиток или совершила другое действие, приведшее к умерщвлению живого плода в утробе - 5
  • Диспенсация для священника, присутствующего или отсутствующего, который отрезал себе тестикулы - 16
  • Об узаконении тех, кто не имеет достоверных отца и мать - 12
  • За грамоту для того, кто имел жену, и она от него ушла, а он её известное время ожидал, и после того он приложил старание узнать, умерла ли она или жива; дошел слух о её смерти; после этого он соединился или хочет соединиться с другой и просит(её) в жены, ходатайствует, чтобы он мог статься со второй, и чтобы потомство  etc. Если грамота юридическая etc. пусть рассмотрит аудитор etc. - 20
  • Для того, кто подделал апостолическую грамоту - 27
  • Отпущение для отсутствующего за рукоприкладство без пролития крови или иного эксцесса подобного или чрезмерного - 6
  • Если же рукоприкладство дошло до пролития крови или имело место вырывание волос, либо иное, тяжкое насилие или нанесение побоев - 16
  • Отпущение по поводу убийства мирянина для мирянина, и он может быть передан своему приходскому священнику - 5 (Равным образом, грамоты по поводу членовредительства (таксируются) по той же таксе, что и по поводу убийства)

По курсу ливр соответствовал высокопробным золотым монетам Франции (florin d'or),  Пентархии (genovino, fiorino, ducato d'oro  - весом  около 3, 5 г при пробе 23,5 каратов) и Империи (гольдгульдены)

Ducato  следовал весовым нормам флорина.

Коровы вчера

Корова в 1913 AD стоила 5 русских рублей - показатель нищеты крестьянина, - за 20 кг сахара он платил ровно столько же.

Стоимость коровы в семедисятые годы прошлого века составляла около трёхсот советских рублей.

Грубо говоря, две -три месячных зарплаты простолюдина.

  Двухкомнатная кооперативная квартира в те же годы обходилась в пять тысяч. Это 17 коров.

Отдельный вопрос  об илюзорном характере возможности вступить в кооператив этому самому простолюдину an masse.

"Волга" в период застоя стоила примерно как кооперативная квартира, то есть 17 коров.

  Так, бутылка советской "Столичной" составляла 1% от коровы. Теперь бутылка водки -четверть процента.

Коровы сегодня

Если дешевле покупать молоко в магазине чем самому держать корову, то производство молока приносит прибыль обществу, даже если в денежном выражении владельцы фермы ничего не имеют (высвобождается рабочее время для других отраслей экономики).

Но в этом случае фермер сдаст коров на мясокомбинат, а ферму пустит на разборку строителям.

Значит, прибыль должна быть в денежном выражении такой, чтобы с одной стороны фермер не свернул производство, а с другой стороны, чтобы производством молока не бросилось заниматься всё трудоспособное население при этом объем годового потребления на душу населения должен быть не менее 300 кг молочных продуктов в пересчете на натуральное молоко.

 Стоимость коровы 50 000 рублей ещё 100 000 рублей скотоместо и остальное оборудование.

Содержание одной головы 100 рублей в день, в год 36 500 рублей (с НДС).

47 000- 36 500= 10 500 рублей валовой прибыли.

Чистая прибыль составляет 9450 рублей.

Доходность составляет 6,3 % .

Ни о каких инвестициях речи не может быть, так как доход не покрывает даже инфляцию.

Привлекательным можно считать 12% инфляции + 17% банковская ставка + хотя бы 2% = 31% IRR.

Повышение цены закупки молока на один рубель приводит к трех процентному росту доходности.

Значит, банковские инвестиции могут пойти в молочную отрасль при цене продажи молзаводу от 16 рублей за килограмм.

Мировая цена в среднем 32 евроцента за килограмм по курсу это 13,86 рублей.

В эти рамки не могут стать животные с годовым удоем даже в 8 000 кг молока.

Государство должно датировать производство по 8 рублей за сданный литр.

Это будет стоить бюджету 336 миллиардов рублей в год и привлечет в отрасль 1 260 миллиардов рублей частных инвестиций.

С другой стороны молзаводам следует ответить за ценовой демпинг по отношению к фермам и сговор по отношению к торговым компаниям.

Трудно объяснить, что они делают с молоком, если покупают по 8 рублей, а продают по 25.

В своей частной жизни мы расплачиваемся прежде всего из бюджета личной судьбы.

А государство, обращая в прах общие судьбы земель и народов, ликвидирует ужасные итоги своей претенциозной политики за счет карманов и душ собственных граждан.

Рациональное устройство любой общественной системы паразитирует на неформальных практиках.

То есть, Вам, например, удается заносить результаты своей деятельности в бухгалтерскую отчетность только потому, что Ваш бухгалтер выполняет невидимую и незаметную работу, договариваясь с бухгалтерами контрагентов, государственными проверяльщиками и вашими собственными работниками о том, как будем оформлять ту или иную сделку, чтобы углы не торчали ни у вас, ни у контрагентов.

Ну, а государство борется за то, чтобы вы были "прозрачны" для него (это понятно, наверное, для чего).

Но чем сильнее и успешнее оно за это борется, тем больше неформальной работы требуется на Вашей стороне (есть мнение, что и на стороне проверяльщиков тоже) для того, чтобы эту "прозрачность" обеспечить.

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments