Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Армия ancien régime -1

Préambule

Между 1600 AD и 1760 AD армии Европы численно увеличиваются пятикратно, во сто раз умножают огневую мощь и особенно радикально меняют приёмы и методы.

В целом стоимость войска почти удесятеряется между началом Seicento  и второй половиной Settecento.

Армия противостояла разбою, способствовала распространению элементарной культуры, усиливала сплочённость государств, становилась решающим фактором технического прогресса.

Произошла модификация набора и радикальное изменение численности армии.

Во Франции за одно столетие, с начала Seicento по начало Settecento, армия вырастает с 10 000 до 200 000 человек при увеличении населения только на 10-15 %.

Одновременно это был конец вассального войска. От феодального призыва вассалов к ополчению остались лишь только воспоминания.

Пришло время профессиональной армии и –с конца Seicento –вспомогательных войск.

Первоначально рекрутирование таких людских масс, их экипировка и содержание превосходила возможности государства. Вот почему во время тридцатилетней войны (1621-1648 AD) обращаются к военным предпринимателям. Все Тилли и Валенштейны были не кем иным, как военными предпринимателями.

Взяв на себя финансирование кондотьера, Франция начала проникновение в Эльзас. Внедрение продолжалось и после смерти военачальника, потому что армия была взята на полное содержание. Между 1660 и 1670  AD полковники и капитаны ещё подчинялись предпринимателю.

Превращение армий из частного предприятия в государственное произошло между 1670 и 1680 при Летелье и Лувуа во Франции, несколько раньше в Бранденбурге, несколько позже в Австрии.

Первый сдвиг в численности был следствием Тридцатилетней войны. Альпы, горные зоны Гарца в Германии были излюбленным местом вербовщиков.

Эти огромные, но наспех сколоченные армии, а потому недостаточно сплочённые армии, несмотря на жестокость суровой дисциплины, были плохо обучены.

На суше цели ограничены. Армии перемещаются большими массами, не рискуя развёртываться.

Они остаются естественным образом привязанными к укреплённым базам –tercio Фландрии или tercio Ломбардии. они перемещаются параллельными, готовыми сблизиться в битве колоннами.

Таким образом, скрываться бесполезно, сбор сведений доверялся малым отрядам и, главным образом, щпионам. Возможность получения информации предоставляли проститутки, гулявшие из лагеря в лагерь.

Каждый театр военных действий до середины Seicento имел своё оперативное соединение. Координации операций, перехода корпуса с одного театра на другой не наблюдалось до 1650 AD.

Начиная с этой массивной структуры наметилось развитие маневрирования. Тюренн, Люксембург, Монтеккуколи развёртывают боевые порядки. Театры военных действий контролируются мелкими постами и, наконец крупными корпусами.

Так, например, в 1657 AD Тюренн за шесть дней перегруппировки между Эденом и Мезьером свёл свои 50 000 человек в три корпуса. В 1672 AD он ещё виртоузнее переместил 120 000 человек из Фландрии в Голландию.

Кампании Тюренна в 1646 AD в Баварии и в 1674-1675 AD в Эльзасе –это два шедевра стратегии, то есть масштабной группировки и координации и скорости, отвечающей на огонь противника.

В конце Seicento армии становятся гораздо мобильнее. Маневр по внутренним линиям станет после Бервика, сумевшего с горсткой людей защитить границу в Альпах во время Войны за испанское наследство, станет общепринятым и будет совершаться между армейскими частями, действующими на одном театре.

Маневры по внутренним линиям составят репутацию Мальборо от Баварии до Нидерландов. Маневр по коммуникациям, введенный Тюренном, станет обычным приёмом русских и прусских. Великое искусство состоит в быстром переходе от развёртывания к концентрации для мощного удара.

Вот что касается стратегии.

Она сопровождалась эволюцией тактики.

От Мариняно (1515 AD) до Рокруа (1643 AD), ознаменовавшего конец целой эпохи, тактика всегда придавала большое значение тяжёлой кавалерии.

Инфантерия строилась по методу Гонсальво де Кордова: массивными каре в две-три линии.

Сражение при Рокруа показало, что такой порядок уже не отвечает эволюции вооружения.

Кроме того, знаменитая атака кавалерии, проведённая внезапно, разметала каре третьего ряда.

Но важнее всего пушка: превосходство французской артиллерии над испанской системой было превосходством техническим и экономическим.

Каре первой линии выкосило огнём.

Рокруа – это признание превосходства огня. А значит великий сдвиг в тактике ведения войны

Каре Гонсальво де Кордова были рассчитаны на копьё. Мушкет, а вскоре ружьё (конец Seicento) и пушка требовали линейного строя.

Линейные порядки требуют гораздо большей координации, а стало быть более совершенной подготовки людей.

Солдат стоит дороже. Всё способствует возрастанию цены и изощрённости войны.

На смену столкновению орд приходит изощрённая игра.

Полк

Полк— войсковое соединение, имеющее свое особое управление (штаб полка) и хозяйство; в этом отношении представляет отдельную часть.

Название “полк” применялось в ancien Руси.

Ha Западе оно появляется в начале Cinquecento y ландскнехтов (ЧВК : Landsknechte), при чем сила полка определялась в 4—5 000 человек, разделённых на 10—16 рот.

Штаб полка состоял из шультгейса (аудитор), провиантмейстера, казначея, квартирмейстера, главного знаменосца, профоса (военного полицеймейстера), врача, священника и писаря.

Во Франции пехотные полки впервые появились в 1558 AD вместо бывших легионов Франциска I; вскоре затем были учреждены и кавалерийские полки.

“Религиозные” войны постоянно переплетались с внешними войнами. Лишь Вервенский мир 1598 AD между Францией и Испанией положил конец этим смутам, и Генрих IV после заключения этого мира удержал под оружием лишь весьма небольшую армию

Ядро французской пехоты составляли пикардийские и пьемонтские "банды", теперь уже называвшиеся "старыми бандами", которые расценивались ниже швейцарцев и ландскнехтов, но которые все же сохранились и во время религиозных войн были преобразованы в полки.

Толчок к этому дало то случайное обстоятельство, что оба "генерал-полковника" (colonels gйnйraux) пехоты Андело и Конде были гугенотами, и на их стороне оказалась часть "старых банд".

Прямо сместить обоих генерал-полковников не решились, и Франсуа Гиз придал частям этих банд, оставшимся на стороне короля, особую организацию (1561 AD, окончательно в 1569 AD).

Таково начало французских пехотных полков, постепенно размножившихся и просуществовавших до времени краха ancien régime.

Сюлли рисует следующую картину французского войска к исходу гражданской войны:

“...произведен был насильственный набор в пехоту, и удержать солдат в строю удавалось лишь при помощи палки, тюрьмы и виселицы. Жалования они не получали и старались при всяком удобном случае дезертировать; профосы должны были их держать в лагерях как осажденных”.

“Армия, - говорит другой французский писатель, - первоначально представляла как бы водный бассейн, в который спускали все нечистоты и отбросы социального организма”

Когда в 1610 AD Генрих IV стал снова готовиться к войне с католической Испанией, из-за чего его и убил Равальяк, он, по-видимому, имел 13 полков пехоты.

Сюлли составил на армию в 50 000 человек смету, в которой “год исчислялся в 10 месяцев”, а расход определялся в 15 миллионов франков.

1625

Кардиналу Ришельё приписывают подразделение их: в пехоте — на батальоны и в кавалерии — на эскадроны и дивизионы.

Как известно, первоначально полки представляли административную единицу, комплекс меняющегося числа рот с меняющейся численностью таковых.

Тактическими единицами являлись квадратные колонны или батальоны тоже различной, в зависимости от обстоятельств, численности и состава.

Слово батальон происходит от слова баталия, под которым в Западной Европе в l'Epoque haute  разумелась крупная масса пехоты или конницы в совокупном боевом порядке тех времен (в России баталиям соответствовали "полки", или "воеводства").

В l'Epoque changement сплошные боевые порядки расчленились на квадратные сомкнутые части (ктервы, терции), которые — по мысли флорентийского реформатора Макиавелли — и стали именоваться батальонами (т. е. малыми или частными баталиями).

Вначале батальоны были непостоянной и разнообразной величины (от 1 до 10 и более тысяч чел.).

По мере улучшения огнестрельного оружия батальон уменьшался, пока путем боевого опыта не выработалась норма в 800—1000 человек, которая обеспечивала ему достаточную самостоятельность и допускала вместе с тем управление им при посредстве команд одного начальника (тогда же укоренилось правило, сохранившееся до наших дней, исчислять боевую силу армии числом батальонов).

По почину Густава Адольфа к батальону в бою стали придавать легкие орудия и даже небольшие части конницы.

После перевооружения всей пехоты ружьями со штыком (к концу Seicento) батальон обратился в сочетание мушкетер (фузилер) с небольшими частями гренадер.

В 1635 AD во Франции окончательно перешли к тому, чтобы превратить батальоны в подразделения полков; батальоны должны были иметь равную численность, но полк мог иметь большее или меньшее число батальонов.

Особую трудность представляло превращение старых ордонансовых рот (Армия : начало) в кавалерийские полки.

Капитаны не хотели подчиняться новым порядкам. Смеялись над легкими лошадьми, которые не могли нести тяжеловооруженных рыцарей.

Первые попытки ввести новую организацию в 1635 AD должны были быть оставлены после 7 месяцев, и снова была восстановлена самостоятельность прежних рот.

Еще в 1638 и 1639 AD были изданы приказы, которые под страхом смертной казни обязывали всадников не снимать своего оружия во время похода, на караулах etc.

Несмотря на все препятствия, новые военные порядки постепенно распространялись, и французское дворянство дало из своей среды таких полководцев, как Тюренн и Конде, которые умели руководить новой военной организацией (Налог крови : Пролегомен).

Полк состоял из 4—6 батальонов или 8—10 эскадронов.

В 1636 AD, после того как протестанты в Германии понесли поражение при Нёрдлингене, могло случиться, что императорский генерал Галлас проник глубоко во Францию, а Иоганн фон Верт из Бельгии подошел к окрестностям Парижа.

Ришельё начал военную реформу, и мало-помалу стала, наконец, образовываться настоящая французская армия.

Начали формировать новые французские полки и приняли нидерландский метод обучения.

Из чиновников, никому короля ничем не обязанных, Ришелье сделал инструмент управления. Он поручил наблюдать за войсками финансовым интендантам, в обязанности которых входило снабжение войск и их защита от грабежа поставщиков.

На вершине сложного административного механизма монархии –элита крупной буржуазии, с шансом получить дворянство: клиентела Сегье, Клиентела Кольберов и клиентела Летелье –Лувуа.

Тюренн, будучи родственником принцев Оранских, получил у них военное образование.

Однако еще долгое время иностранцы составляли главную силу армии французского короля - в частности, у него служил герцог Бернгард Веймарский, а после смерти последнего король принял к себе на службу его армию.

В 1638 AD на 36 французских полков приходилось 25 иностранных.

В 1640 AD Ришелье хвалился, что у Франции было под знаменами 150 000 пехоты и более 30 000 конницы. Однако, благодаря основательным исследованиям Андре Корвизье, сейчас известно, что эти цифры сильно преувеличены; по-видимому, общее число всех войск не достигало еще и 100 000 человек.

Роты насчитывали часто лишь 15-20 человек, ибо капитаны после смотра давали им разбегаться, чтобы прикарманить себе их жалование.

Четыре года спустя Мазарини писал Тюренну, чтобы он набирал возможно больше немцев, так как среди французов количество дезертиров достигает двух третей. Вербовали солдат в Ирландии, Шотландии, Швеции и Пруссии (Вербовка).

Целый ряд войн, веденных во времена Людовика ХIV, потребовал небывалого возрастания численности армии; французская армия в войну за испанское наследство достигла 350 000, a в 1691 AD — 446 500 человек (с милицией).

Конечно, и противники вынуждены были увеличить свои вооружённые силы.

У государств не хватало средств для найма войск; перешли к войскам постоянным, притом национальным, которые, однако, только отчасти комплектовались набором, a главным образом — вербовкой, так как войны в Западной Европе были исключительно делом правительств, как бы их частным предприятием, a не “народным”.

Вербовали охотников и в своей стране, и в других государствах (Волонтёры).

Нравственный уровень таких охотников был невысок. Роган, известный писатель того времени, говорит, что "в их ряды идут все мошенники и негодяи, способные жить только воровством".

Отсюда грабежи, дезертирства, трусость в бою, передача на сторону врага.

В 1670 AD общую численность армии определяют в 138 000 человек, из них иностранцев - 45 000, следовательно, более одной трети.

В 1710 AD по войсковому списку – 360 000 человек под знамёнами Франции: 360 000 человек, которые с 1670 года носили униформу; 60 тысяч иностранцев, 300 тысяч французов, среди которых в действительности много нестроевых, в том числе знаменитые инвалидные роты. но как минимум 200 тысяч  человек строевых.

К этим цифрам в военное время добавлялся крупный резерв милиции, что повышало численность войска примерно на 50%, конечно. это были менее обученные, но вполне качественные формирования.

Этот могучий инструмент государственной силы почти повсеместно способствовал формированию нации.

Полки Людовика XIV были различного состава, 6 старейших полков (vieux corps) состояли из 70 рот, другие из 33, 24, 20 и 17 рот (по 53 человека в роте), сведенных в 1—3 батальона.

В Австрии после Тридцатилетней войны и до 1695 AD пехотные полки состояли из 2 батальонов по 5 рот; затем число рот увеличилось до 12, образующих 3 батальона; впоследствии прибавилось еще по 1 роте на батальон и 2 гренадёрские роты на полк.

Бранденбургская пехота имела полки 8-ротного состава (по 125 человек в роте), при чем основной тактической единицей служил полуполк из 4 рот, делившихся на 4 дивизиона или 8 взводов.

Русские стрелецкие полки (или приказы) начала Seicento первоначально состояли из 5, a позже из 6, 7, 9, 10, 12 и 14 сотен.

В состав полка входила команда артиллеристов для 2—10 лёгких 2-фунтовых орудий (бронзовые пищали).

Каждый полк имел полковничье большое знамя, a многие сотни — свои "братские" знамёна.

Солдатские полки царя Алексея Михайловича состояли из 8 рот и имели среднюю численность в 1 700 человек.

Полковой штаб состоял из большого полкового поручика, майора, или большого полкового сторожеставца, большого полкового окольничьего (квартирмейстер), полкового судьи, писаря, вагенмейстера (начальника полковой артиллерии), священника и профоса.

С 1649 AD полки стали делиться на поселенные и непоселенные.

Первые состояли из 8—10 рот, численностью по 100 человек в роте; вторые же — весьма различного состава, от 4 до 12 и более рот, и численностью от 700 до 2 000 человек, при 6—8 орудиях.

Полки именовались по месту расположения или именем командиров.

Оригинальной являлась организация учрежденных в 1640 AD двух Московских выборных полков солдатского строя (Московский и Бутырский).

Каждый из них имел 52; a затем 60 рот по 100 человек каждая.

В виду большого числа рот, имелась промежуточная организационная единица из 10 рот, которая называлась “полк” (без прилагательного "выборный").

Выборные полки находились par les supérieurs генералов, с соответствущим штабом, и имели артиллерию до 20 орудий 2-фунтового калибра.

Таким образом, "выборные полки" представляли собою по существу высшее соединение, соответствующее  дивизии.

Пехотные полки, образованные Петром Великим, сначала разделялись на 10 рот: 9 фузилерных и 1 гренадерская, a с 1703 AD полк нормального состава имел 2 батальона по 4 роты из 8 рот одна гренадёрская) и полковую артиллерию, в две 3-фунтовые пушки.

Кавалерийские полки этой эпохи состояли во Франции из 2—3 эскадронов, в Австрии — из 5—6 эскадронов; эскадрон подразделялся на 2—4 роты.

Численность французского кавалерийского полка была около 600 человек, австрийского — 800—1000 человек.

В 1691 AD Людовик XIV образовал отборный конный полк под названием "Royals carabiniers", подразделявшийся на 5 бригад, по 4 эскадрона, в эскадроне по 4 pоты, всего 2 400 человек.

В допетровской Руси во главе дворянской конницы стоял Государев полк (род гвардии), делившийся на сотни, a с 1682 AD — на роты (Русская конница (начало))

Затем известны городовые казачьи полки, имевшие даже свою артиллерию.

Конные стрелецкие полки имели организацию, сходную с пешими того же войска.

Рейтерские полки Царя Алексея Михаиловича и его преемников состояли из 10 рот, но встречались в 5, 12 и 14 pот, a в 1679 AD, в походе против турок и татар, участвовали 2 полка по 26 рот, разделённых на 2 группы.

Драгунские полки Петра Великого состояли из 10 рот по 100 человек каждая; с 1705 AD к ним прибавилась одна гренадёрская.

В позднейшее затем время пехотные и кавалерийские полки существуют во всех армиях, при чем состав их часто меняется: в пехотных полках от 2 до 4 батальонов, в кавалерийских — от 4 до 6 и даже 10 эскадронов.

Полковая артиллерия исчезает в начале Ottocento.

Артиллерийские полки появляются в конце Seicento.

Первый из них сформирован военным министром Людовика XIV Лувуа в 1671 AD под названием "Régiment des fusiliers du roi" (прислуга вооружалась ружьями — fusil) и состоял из роты канониров, роты сапёр и 2 рот рабочих.

В 1677 AD он уже состоял из 41 роты, сведённых в 6 батальонов, a в 1693 AD получил название "Régiment royal d'artillerie".

У нас 1-й артиллерийский полк учреждён Петром Великим в 1700 AD и получил окончательный штат в 1712 AD.

Он состоял из 1 роты бомбардирской, 6 канонерских, 1 минерной, 25 инженеров, 36 понтонеров и 6 петардиров.

Специальные инженерные полки возникли значительно позже, т. к. сапёры и минеры долго числились везде в артиллерийском корпусе.

У нас 1-й инженерный полк сформирован в 1757 AD в составе 6 рот (2 роты минёр, 2—пионер и 2 мостовых).

В 1797 AD сформирован пионерный полк в составе 10 пионерных и 2 сапёрных рот (61 офицер, 2 293 нижних чинов), в который вошли все существовавшие минерные, пионерные и инженерные роты; он считается родоначальником всех русских инженерных войск.

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments