Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Генерал Аракчеев - 2

Вот ряд различных мер, осуществленных Аракчеев до войны 1805 AD и направленных к увеличению боевой способности артиллерии к предстоявшим ей серьезным и продолжительным испытаниям в борьбе с Наполеоном:

  • уничтожение фурштата (обоза) 
  • введение нового положения о содержании артиллерийских лошадей

Для закупок орудийных лошадей служил, главным образом, приволжский район и Тамбовская губерния. За культурных выезженных лошадей  ассигновались казною довольно значительные средства.

Возраст лошадью при покупке осенью должен был быть не менее 3,5 и не более 5,5 лет; при покупке весной — не менее 4 и не более 6 лет. Артиллерийские лошади получали увеличенную дачу овса сравнительно с остальными.

Орудийная лошадь должна была быть костистая, сильная, с легкими движениями, имея в виду прежде всего, чтобы она была широка, глубока в подпруге, на низких прочных ногах, с отличным копытом и при общей достаточной длине имела бы крепкую спину и полную широкую почку. Никаких пороков в суставах и сухожилиях не допускалось. Рост аршин 2,5 вершка — 2 аршина 5 вершков.

  • введение вместо зарядных фур зарядных ящиков, одинаковых для всех орудий, с внутренним отдельным ящиком, разгороженным на гнезда
  • введение во всей артиллерии диоптра Маркевича (прицела) 
  • уничтожение лишней и введение новой принадлежности
  • замена шорной упряжи хомутами
  • введение орудий и лафетов с точным указанием всех размеров, для чего техническим заведениям были даны подробнейшие указания о всей материальной части
  • введение единообразия строевого обучения во всех артиллерийских ротах и сравнение командных слов (особого артиллерийского устава ещё не было)
  • введение сообразного количества учебных припасов
  • запрещение международной торговли порохом и селитрой
  • строгие предписания о лабораторных занятиях и практических учениях, поверявшихся или лично, или посылавшимися от него доверенными лицами etc.

С выступлением армии в поход крайне обострился вопрос о снабжении её боевыми припасами.

Кутузов, например, беспокоился, что “зарядов там недостаточно”, что после “важного дела” не останется и трети.

Аракчеев быстро наладил это дело, и 21 октября артиллерийский парк был уже готов к выступлению транспортами.

Поражение под Аустерлицем, где наша артиллерия лишилась 133 opудий, доставило Аракчееву много хлопот по спешному восстановлению расстроенных рот и парков, введению бригадной организации, определению прав и обязанностей артиллерийского начальства по отношению дивизионных и корпусных командиров etc.

Для того, чтобы детально и всесторонне ознакомиться с условиями действия артиллерии в бою, Аракчеев, сам не имевший боевого опыта, установил так называемые “графские тактические экзамены” (сбор реальных боевых примеров тактических действий артиллерии).

Во всех случаях, когда ему представлялся какой-нибудь артиллерийский офицер, он сажал его перед столом, клал перед ним бумагу и карандаш, и офицер, чертя на бумаге, должен был подробно рассказать с самого начала движения в бой все, что происходило с орудиями, бывшими собственно под его начальством; после того в том же порядке все, что было с прочими орудиями той же роты, a затем уже передать то, что мог заметить во время боя в других местах.

Этим способом старался он разъяснять получаемые донесения.

Может быть, поэтому тогда и говорили, что “граф читает старших и выслушивает младших”.

Благодаря такому способу Аракчеев настолько полно ознакомился с реальной тактикой артиллерии, что перед кампанией 1806—07 AD составил “Наставление господам батарейным командирам”, которое было разослано во все роты.

Труды увенчались успехом: в войну 1806—07 AD наша артиллерия с успехом выдержала боевое испытание и заняла подобающее ей место.

27 июня 1807 AD император Александр I, “обязываясь сделать достойное воздаяние заслугам инспектора всей артиллерии”, произвел графа Аракчеева в генералы от артиллерии.

Вслед за тем ему поручено было привести в исполнение целый ряд мероприятий по реорганизации артиллерии

  • установление в бригадах равного числа рот
  • переформирование старых и сформирование новых рот
  • проектирование понтонных рот
  • распоряжения о лошадях etc.

Имея самые широкие полномочия, Аракчеев уже 21 сентября 1807 AD направил все реорганизованные артиллерийские бригады на их “непременные квартиры”, согласно новой дислокации армии.

Одновременно с этим, на основании опыта двух кампаний, Аракчеев разрешил и вопрос о снабжении артиллерии боевыми припасами, разработав новое положение о парках (1807 AD).

Затем на основании того же опыта он ввел обстоятельное положение о своей канцелярии и создал научно-технический орган артиллерийского управления, необходимость которого давно сознавалось.

Созывая периодически собрания артиллерийских генералов и штаб-офицеров для рассмотрения различных вопросов, Аракчеев еще в 1804 AD учредил “временный артиллерийский комитет для рассмотрения гарнизонной артиллерии”.

Деятельность его постепенно расширялась и привела к мысли о необходимости сделать этот комитет учреждением постоянным.

4 июня 1808 AD, по представлению Аракчеева, последовало высочайшее повеление о переименовании временного артиллерийского комитета для рассмотрения гарнизонной артиллерии в учёный комитет по артиллерийской части, a 14 декабря того же года был высочайше утвержден штат ученному комитету и положение о его составе и круге деятельности, причем установлено, что “главнейший предмет занятий комитета есть: изыскивание всех способов к доведению до возможного усовершенствования всех до артиллерийского искусства относящихся предметов, как со стороны теории, так и со стороны практики”.

Вместе с тем Аракчеев поручил комитету “заняться начертанием как о издании журнала, так и плана — какие именно предметы заключать оный в себе долженствует”.

Так положено было Аракчеевsv основание специальному "Артиллерийскому журналу", имевшему "существенным предметом" представить "собрание" всего, что писано об артиллерии" и что составляет "великие изобретения".

Артиллерийский журнал - основан в 1808 AD, по мысли графа А. А. Аракчеева, с целью сообщать артиллерийским офицерам сведения о "новых изобретениях, до артиллерии касающихся", и о всем, что могло бы быть занимательным для артиллериста; поэтому в “Артиллерийский журнал” предполагалось давать "любопытные и отборные выписки и переводы из книг, особенно иностранных", разные "другие акты, до артиллерии касающиеся", и известия о "выходящих артиллерийских книгах".

На первых порах y журнала было всего лишь 165 подписчиков, и он выходил, под руководством генерал-инспектора всей артиллерии, шесть раз в год, небольшими книжками разнообразного содержания, вполне отвечавшего поставленным целям; из напечатанных в нем в это время статей следует отметить

  • статьи г.-м. Гогеля: "Рассуждения о теории артиллерии", "Употребление артиллерийских орудий",
  • и статьи кап. Трунина: "Мысли об усовершенствовании артиллерии".

К концу 1808 AD число подписчиков возросло до 367 чел.

С 1812 AD по 1839 AD “Артиллерийский журнал” не издавался.

Дальнейшее непрерывное издание его можно разделить на 3 характерных периода: в течение первого — с 1839 по 1856 AD — журнал очень обилен материалом, статьи — строго научного характера, но содержание их не замыкается в рамки узкотехнических исследований, в нем отводится должное место и статьям по тактике и истории артиллерии.

За этот период следует отметить статьи:

  • "Теория артиллерии по лекциям Пиобера" (1844 AD)
  • сочинения Шарнгорста: "Руководство к изучению артиллерии" (1846—50 AD)
  • Пиобера: "Основания теоретической и практической артиллерии" (1854 AD)
  • пространная заметка г.-м. Резвого о "Etudes sur le passé et l'avenir de l'artillerie, par le prince Napoleon Louis Bonaparte" (1854 AD);
  • материалы по истории артиллерии (1841, 42 и 56 AD)
  • примеры употребления артиллерии в бою (1844 AD)
  • биографическая заметка об известном французском артиллерийском генерале, участнике Наполеоновских войн — Сенармоне,
  • широко поставленный библиографический отдел.

Во втором периоде — с 1856 AD до 1868 AD — “Артиллерийский журнал” издавался Артиллерийским отделением Воен. учен. ком-та и редактировался одним из членов его (полк. Плотто и кол. асесс. Гебгард), особого же редактора не имел.

14 декабря 1855 AD было высочaйше утверждено положение об издании “Артиллерийского журнала”, и на основании его с 1856 AD учреждена должность редактора; но, хотя таковым был назначен г.-м. Минут, тем не менее до 1865 AD (до № 5) “Артиллерийский журнал” издавался под наблюдением Артиллерийского комитета.

Затем редакторами журнала в этот период были полковники П. Л. Лавров, Усов, П. А. Крыжановский (с декабря 1858 AD по 3 августа 1862 AD), Свистунов, И. С. Кузнецов (с 1863 AD до 1 июня 1875 AD).

Выписка “Артиллерийского журнала” была обязательной для всех офицеров артиллерии, и это оживило его содержание статьями, касавшимися быта, строевой и боевой службы артиллерии;

Программа журнала подразделялась на 4 отдела: официальный, ученый и технический, библиография и смесь;

Содержание статей этого периода очень разнообразно и жизненно:

  • статьи известного П. Л. Лаврова "Влияние развития точных наук на успехи военного дела"
  • статьи проф. Майевского
  • "Артиллерийские лекции" ген. Ферсмана (1859 AD)
  • переписка Наполеона с начальником артиллерии великой армии в 1809—12 AD (1859 AD)
  • публичные лекции г.-м. Ратча
  • статьи о быте и стоянках конной артиллерии
  • воспоминания о Крымской кампании (1858 AD)
  • исторический обзор службы артиллерии под Севастополем (1860 AD)
  • статья, вызвавшая обширную полемику: "Посещение лагеря союзников на Федюхиных горах"
  • публичная лекция о состоянии русской артиллерии до гр. Шувалова (1860 AD)

Интерес к журналу; видимо, рос; в числе подписчиков его были и офицеры других родов оружия, и с 1860 AD журнал стал выходить ежемесячно, в числе 3000 экземпляров.

Третий период — с 1868 AD до 1913 AD, когда выписка журнала стала обязательной лишь для учреждений, частей и заведений артиллерии, перечень коих ежегодно публикуется в циркулярах Главного артиллерийского управления, — знаменуется преобладанием в журнале статей специально технического характера, способных интересовать лишь лиц с высшим артиллерийским образованием, посвятивших себя технической деятельности.

За этот период в “Артиллерийском журнале” были помещены статьи таких выдающихся деятелей по усовершенствованию техники артиллерии, как:

  • Альбицкий, Гадолин, Чебышев, Эгерштром, Энгельгардт
  • статьи Баумгартена: "Вопросы, относящиеся к боевому применению полевой артиллерии" (с 1885 AD)
  • Письма принца Гогенлоэ об артиллерии (1886 AD)
  • и только после русско-японской войны, не нашедшей себе своевременных откликов на страницах "“Артиллерийского журнала”, стали появляться в нем и статьи по тактике артиллерии

В 1913 AD программа журнала подразделялась на 2 отдела:

  •   неофициальный, содержащий самостоятельные и переводные статьи, относящиеся к теории, технике и практике артиллерии
  • официальный, заключающий извлечения из журналов Артиллерийского комитета, приказы и циркуляры по артиллерии

С 1861 AD редакцией журнала издаются систематические указатели статей, помещенных в журнал, причем в 1861 AD издан указатель за первые 26 лет его непрерывного издания.

В этот третий период редакторами “Артиллерийского журнала” состояли:

  • с 1 июня 1875 AD по апрель 1885 AD — ген.-л. А. М. Беляев,
  • a с этого последнего времени до 1913  AD — ген.-л. Г. И. Ермолаев.

В России, до краха государства, общества и династии (по данным 1911AD) ,  издавалось 7 военно-научных журналов и 65 специальных журналов и сборников по военным вопросам (Военные периодические издания: Российская империя).

И конечно была совершенно доступны все военные периодические издания Великобритании, Франции, Германии и Австро –Венгрии.

Для сравнения : в советский период выходило всего 15 центральных военных журналов, в том числе 2 “политических” и 2 “литературно-художественных” журнала.

В кратковременный период “отката ” (1946 –1953 AD), были попытки на должном уровне издавать вновь и “Артиллерийский журнал”.

Когда с июня 1946 AD по апрель 1953 AD существовала Академия артиллерийских наук (высшее научное учреждение, объединявшее учённых, работавших в области развития, оперативного и боевого применения артиллерии, изучения её истории, подготовки научных кадров). В 1950—1953 AD президентом Академии артиллерийских наук был главный маршал артиллерии Н.Н. Воронов, который и инициировал в своё время её создание.

Употребляя различные меры для развития артиллерийского образования, Аракчеев еще в 1803 AD обратился с воззванием к “поручикам и подпоручикам” 1-го Артиллерийского полка, в котором убежденно высказал свой взгляд на образование, “без которого артиллерийская служба возвышаться не может”.

Стремясь создать кадр образованных офицеров, суррогаты, фикции установил для выпускаемых из 2-го кадетского корпуса офицеров экзамены в Артиллерийские экспедиции и установил ежегодные экзамены для офицеров, уже находящихся на службе, до чина штабс-капитана в армейской и поручика в гвардейской артиллерии (X класс в то время), каковой мерой удалил из артиллерии всех оказавшихся со слабыми артиллерийскими познаниями, поощрял офицеров, выказывавших свои сведения, представлял их государю и не оставлял без награды ни одного сколько-нибудь полезного труда.

Изучая бумаги Аракчеева, его  доклады, записки, распоряжения, приказы, приходится признать, что стремление к развитию офицерского образования было его постоянной идеей.

Она проявляется всюду. Он пользуется каждым случаем, чтобы упомянуть об артиллерийском образовании: при определении в артиллерию вновь производимых и поступающих из отставки офицеров, при переводах, наградах, назначениях, при испрашивании пособий.

A между тем некоторыми историками начала Novocento  навязывался мимезис, что:

главный упрёк Аракчееву следует сделать за то, что после уважения, каким пользовались наука, знание и достоинство во время Екатерины, он, будучи человеком далеко не глупым, ввел в моду щегольство грубостью и невежеством”, что, “относясь с глубоким презрением ко всему, что стояло ниже временщика, и с постоянным хвастовством тем, что он учился на медные деньги, a стоит неизмеримо выше “книжников и фарисеев”, то есть людей, занимающихся наукой, Аракчеев тем самым принижал значение людей науки” (проф. И. C. Лебедев).

В соответствии с требованиями, предъявлявшимися к офицерам, Аракчеев считал необходимым надежно поставить дело и “приготовления фейерверкеров”.

Испросив высочайшего соизволение “постановить правилом — из неграмотных в фейерверкеры не производить”, Аракчеев в 1806 AD учредил при лейб-гвардии артиллерийском батальоне особую резервную пешую роту и предназначил её для “единственного занятия и упражнения — приготовления фейерверкеров под непосредственным присмотром самого инспектора всей артиллерии”.

Увеличивая постепенно состав этой роты, он в 1807 AD назначил еще 5 понтонных рот “для обучения фейерверкеров наукам” и расположил эти роты в крупных городах (Спб., Москва, Харьков, Киев), дабы “долее иметь возможность к достижению цели” и “заимствоваться в науках” от других учебных заведений.

Император Александр I, в воздаяние заслуг графа Аракчеева на пользу русской артиллерии, 12 декабря 1807 AD повелел ему “быть при Его Величестве по артиллерийской части”, изъяв таким образом её из круга ведения генерал-адъютанта графа Ливена, своего помощника “по воинской части во всеобщности её”.

Через два дня последовало новое высочайшее повеление о том, чтобы “объявляемые генералом от артиллерии графом Аракчеевым высочайшие повеления считать нашими (государевыми) указами”.

Авторитет Аракчеева как артиллериста стоял так высоко, что великий князь Михаил Павлович, вступив в исполнение обязанностей генерал-фельдцейхмейстера, неоднократно обращался к нему за советами и, например, в 1821 AD, спрашивая мнение его о новой образцовой амуниции и o машинах для обточки орудий и другом, писал ему следующее:

артиллерия так Вам во множестве одолжена, что Я ничего не хочу вводить нового, не спрося наперед Вашего на то совета”.

Через месяц после назначения непосредственным докладчиком его величеству по артиллерийской части, 13 января 1808 AD, Аракчеев был уже назначен министром военных сухопутных сил; 17 января он был назначен генерал-инспектором пехоты и артиллерии, a 26 января Аракчееву были поручены Военно-походная Е. В. канцелярия и фельдъегерский корпус.

Оказавшись военным министром с “приличной властью”, Аракчеев энергично принялся за реформы в армии:

  • 19—21 января установлены пределы власти инспектора всей артиллерии
  • 24 января учреждена должность “дежурного генерала военного министра”
  • 25 января определены дела, зависящие от разрешения самой Военной коллегии, инспектора всей артиллерии и артиллерийских генералов, инженер-генерала и инспектора инженерного департамента
  • 12 февраля распределены “дела, кои должны зависеть от разрешения самих дивизионных начальников”, которые до этого почти никакими правами не пользовались
  • 29 февраля уничтожена часть шефов, коим “шефское их по полкам звание оставлено для почести
  • 20 июня учрежден “комитет для изыскания способов к кратчайшему делопроизводству в Военной коллегии и ее экспедициях”, дабы “направить все к порядочному течению и содержать общую связь
  • 26 июня преобразована Медицинская экспедиция, для которой выработано новое положение
  • упорядочена отчетность Военного министерства, для чего 7 февраля всем начальникам объявлено, что “если при рассматривании рапортов (месячных) окажутся какие неверности или оные не будут доставляемы в надлежащее время, то на счет шефов полков и командиров бригад за оными отправляемы будут нарочные курьеры, a потому и издерживаемые в оба пути прогонные деньги вычтутся из их жалованья
  • 24 июня установлен “порядок сдачи полков
  • в 1809 AD преобразованы инженерный департамент и Счётная экспедиция

Особое внимание Аракчеев обратил на интендантскую часть, которая при общих расходах военного министерства в 1808 и 1809 AD в 118,5 и 112,2 миллионов рублей поглощала в 1808 AD свыше 47 и в 1809 AD до 61 миллионов рублей.

28 января 1808 AD Аракчеев “рекомендовал” генерал-кригс-комиссару, “действуя недреманно во всем по долгу звания своего на основании существующих постановлений и руководствуя вверенный департамент к лучшему успеху возложенных на него дел, представлять уже прямо к нему, в случаях, власть вашу превосходящих”.

Не прибегая к коренной ломке установившегося интендантского строя, Аракчеев для упорядочения деятельности комиссариатского и продовольственного ведомств прежде всего усилил контроль над их действиями, создав над ними высший независимый надзор в лице дежурного генерала военного министра, a затем принял меры к тому, чтобы изменить “несвойственный канцелярский обряд”, вследствие которого “выходит чрезвычайная переписка, a отчеты составляются с большим трудом и медленностью” (например к 1809 AD не было ещё отчетов за 1806 и 1807 AD).

Чтобы побудить хозяйственные департаменты к скорейшему представлению этих отчетов, Аракчеев объявил, что доколе департаменты не отдадут за 1806 и 1807 AD надлежащих по всем вверенным им частям отчётов, членов комиссариатской и провиантской экспедиций и подведомственных им комиссий, также комиссионеров и секретарей в отставку не увольнять, исключая тех, кои окажутся нерадивыми или неспособными к исправлению своих должностей, о каковых управляющие департаментами имеют представлять военному министру и которых отставлять уже с тем, чтобы впредь никуда не определять”.

Стремясь дать интендантству “новое образование”, Аракчеев, верный своей системе поощрений, принял меры, чтобы снять с него позорное клеймо — лишение мундира за войну 1806—07 AD.

В мае 1806 AD он испросил высочайшего соизволение на производство комиссариатских и провиантских чинов из одного класса в другой по старшинству, с тем чтобы тогда же произвести “всех неподверженных никаким взысканиям”.

Из сохранившихся сведений видно, что было произведено 95 чинов и отставлено 52 (35 %).

Довольный службой продовольственных ведомств, государь к концу 1809 AD предоставил военному министру право возвращения мундира комиссариатским и провиантским чинам, и постепенно мундир был возвращен всем служащим.

К числу важнейших мероприятий, осуществленных Аракчеевым по интендантству, принадлежат:

  • распоряжения о продовольствии войск в Сибири
  • издание новых правил для приема и браковки провианта и фуража
  • предоставление провиантским комиссиям и комиссионерам права в экстренных случаях заготовлять провиант и фураж без предварительного утверждения цен гражданским губернатором
  • утверждение новых правил для отпуска в войска материалов для обмундирования
  • изменение конструкции пехотного снаряжения (в 1808 AD были введены нового образца ранцы и патронные сумки)
  • устранение затруднений в заготовках вещей и материалов (сукон, холста etc.)
  • установление системы льгот для подрядчиков
  • устранение застарелых (с 1735 AD) недочётов по госпиталям etc.

Будучи озабочен “недреманно” снабжать большую армию, в которой числилось в 1808 AD 705 381 человек и 269 252 лошадей, a в 1809 AD 732 713 человек и 262 092 лошадей, всем необходимым, Аракчеев принял меры к тому, чтобы на военное ведомство никаких жалоб “на обиды и притеснения жителей” не было, для чего войскам, при передвижении их внутри Империи, предписывалось получать от губернаторов “акты о благополучном следовании”.

Полк, давая постоянные отчеты о своем состоянии, обязан был представить и “чистовой акт”, так как в случае жалобы на счет допустившего притеснения шефа немедленно же посылались курьеры.

“Акты” эти объявлялись в газетах во всеобщее сведение.

Насколько внимательно Аракчеев следил за этим, можно судить по следующему факту:

установив однажды, что киевский гражданский губернатор выдал квитанцию, что “войска 22-й дивизии во время похода по губернии никаких гражданам и поселянам обид, налогов и притеснений не делали”, тогда как жалобы на это последовали, Аракчеев довёл об этом до сведения министра внутренних дел князя А. Б. Куракина и, указывая, какому взысканию были подвергнуты виновные чины, добавил, что “о сем сообщается по Высочайшему повелению” и что “трудно будет удостовериться в доходящих сюда жалобах, когда сами начальники губерний делают поноровку полкам, скрывая противозаконные поступки в актах, от лица их выдаваемых”.

К числу важнейших организационных мероприятий общего характера, проведенных Аракчеевым, относятся:

  • увеличение состава армии на 30 000 человек
  • разработка положения о Сибирском казачьем войске,
  • введение артиллерийских и инженерных округов,
  • учреждение первых учебных частей
  • учреждение запасного рекрутского депо.

Мысль об учреждении учебных войск принадлежит самому Аракчееву, признавшему нужным сформировать резервную пешую роту для "приуготовления фейерверкеров".

Генерал Аракчеев –1

Генерал Аракчеев –3

Генерал Аракчеев -4

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments