Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Ultima ratio regum - 1

“С тех пор, как изобрели порох, ангелы не участвуют в сражениях людей”

Иоганн Христофор Фридрих Шиллер

Почти 500 лет (до 1846 AD, когда итальянский химик Асканио Собреро открыл нитроглицерин) “богом войны” был дымный черный порох – зернённая механическая смесь калиевой селитры, древесного угля и серы, обычно в соотношении 75:15:10.

Preambule

Итальянские войны обнимают собою период от конца Quattrocento до начала Seicento и заключаются в вооружённых попытках Re francese утвердить свое владычество в Неаполе и Милане.

Для истории военного искусства вообще и для истории артиллерии в частности войны эти имеют большое значение

В итальянских войнах можно проследить влияние новые элементов военного дела, особенно огнестрельного оружия и более гибких тактических форм в связи с подготовкой полей сражений в инженерном отношении и ухудшением обороноспособности крепостей.

В этом же периоде начинается усиление королевской власти благодаря, между прочим, могуществу нового фактора — пиробаллистической артиллерии, зародившегося в предыдущем периоде.

Можно считать, что re francese Карл VIII (Valois) первый создал новый род войск — артиллерию.

Пролегомена

Первый период развития артиллерии занимает собою Trecento и первую половину Quatrocento, от появления огнестрельного оружия до похода Карла VIII в Италию (в войне за Неаполитанское наследство 1494 AD).

Он характеризуется хаотическим состоянием только что народившейся пиробаллистической артиллерии, состоявшей из отдельно рассеянных между частными лицами орудий примитивной и самой разнообразной конструкции.

Артиллерия употреблялась на войне теми лицами (büchsenmeister), которые её изготовляли, — мастерами особого цеха (констеблями), руководствовавшимися родовыми традициями и сохранявшими их в глубокой тайне.

Такое положение дел являлось помехой распространению новых боевых средств, вследствие чего государства старались освободить büchsenmeister’ов от цеха и взять этот новый род оружия в свои собственные руки.

Только в конце периода Людовик XI и Карл VIII — во Франции и Карл V в — Германии, поняв ту огромную силу и значение, которые придавала им артиллерия в борьбе с феодалами, начали сосредоточивать её в своих руках, приводить в примитивную систему и заводить артиллерийские школы и училища (первое y Карла V, по одним в 1505 AD, по другим — в 1513 AD).

Артиллерия первого периода второй эпохи повсюду состояла из:

  •   Метательных машин

  •   Железных орудий малого калибра, стрелявших свинцовыми ядрами величиною от "малого ореха" до веса в 3 фунтов. Некоторые из этих орудий заряжались с казны с помощью вставных камор, удерживавшихся засовами и чеками. Заряжание с казны, принятое тогда ввиду неудобства всыпания заряда из мякоти через дуло (мякоть прилипала к стенкам), исчезло, как только порох начали зернить (в следуюшем периоде);

  •   железных (сваренных из полос) и бронзовых (колокольной бронзы) орудий большого калибра (25” и больше), называемых бомбардами и стрелявших каменными ядрами, иногда окованными железными обручами. Тело орудия не имело цапф (характерный признак 1-го периода) и на простом станке из брёвен (колода) удерживалось неподвижно железными обручами.

Ни возможности изменения углов возвышения, ни каких-либо прицельных приспособлений не было.

Наибольшая дальность стрельбы доходила до 2 000 шагов.

Одним из первых случаев употребления артиллерии в Европе считается оборона Алжезираса маврами в 1342 AD, осаждённого испанцами (Альфонс IX); по свидетельству современников, мавры действовали из железных орудий ядрами "величиною с яблоко, с громом, шумом и большою скоростью, которые прежде не были известны".

У нас в России введение первых орудий относится к 1382 AD, в царствование Дмитрия Донского .

В 1408 AD Москва обороняется пушками против Едигея.

Но до Иоанна III мы пользовались иностранными, преимущественно немецкими, орудиями и собственных в значительном количестве не изготовляли.

Очередной шаг вперед пороховое оружие сделало около 1450 AD во Франции в результате деятельности братьев Бюро.

В 30-х, начале 40-х AD братья провели ряд успешных осад занятых англичанами крепостей, в награду Жан Бюро (ум. 1463 AD) в 1443 AD был назначен королевским казначеем и, по совместительству, главным военным инженером.

Он перевел французскую артиллерию на чугунные ядра (впервые они засвидетельствованы около 1400 AD).

При той же массе они имели в 2,5-3 раза меньший объём, чем каменные, что позволяло использовать более легкие орудия уменьшенного калибра с более длинными стволами.

Данное обстоятельство, в сочетании с внедрением четырёхколесных лафетов, повысило мобильность французской артиллерии. Кроме того, чугунные ядра более плотно прилегали к внутренним стенкам стволов, что позволяло снизить расход пороха. Способствовало его экономии и удлинение стволов.

Но главным новаторским достижением Жана Бюро была стандартизация, введение так называемых “7 калибров Франции”: полевые пушки стали делиться на предназначенные для ядер весом 1, 2, 4, 8, 16, 32 и 64 фунтов (во французском фунте было 409 г).

Улучшению организации и снабжения французской артиллерии способствовало и учреждение трёх специальных артиллерийских парков – в Даксе (1442 AD), Молеоне и Гисане (1449 AD).

Самые крупные орудия именовались бомбардами, среднего калибра – “вёглерами” (“птицеловами”, длиной около 2,5 м, весом 100-500 кг, часто казнозарядными), поменьше – “краподинами” (1-2,5 м длины), самые маленькие длинноствольные – кулевринами и серпентинами.

Например, для похода 1442 AD Жан Бюро изготовил 6 бомбард, 16 вёглеров, 20 серпентин, 40 кулеврин и неизвестное число рибодекинов, общей стоимостью 4 198 турских ливров.

Для них потребовалось 20 000 фунтов (8 тонн) пороха стоимостью 2200 турских ливров.

По бургундским стандартам 1470-х AD бомбарду тащили 24 лошади, краподину – 8, серпентину или мортиру – 4, малую серпентину – 2.

Фунт пороха стоил во Франции 10 турских су, в 1410-х AD, 20-х AD 5 су, к 1500 AD 1,5-2 су.

Основную часть в стоимости занимала именно селитра; даже в конце Quatrocento она продавалась вдвое дороже, чем сера, хотя последняя в большинстве европейских стран была привозной (преимущественно из Италии).

Для сравнения, в 1478 AD во Франции чугунное ядро весом 12-15 фунтов стоило 5 су, а каменное – немногим дороже 2 су.

Когда из орудий стреляли еще без лафетов, прямо с брусков, самым главным инструментом артиллериста был обыкновенный плотничий топор.

Помимо этого применяли:

  • шуфлу (Ladeschaufel), с помощью которой порох засыпался в ствол
  • банник ( Wischer)
  • забойник (Ladestock)
  • ваги (Hebebäume)
  • козьи ножки, называемые также кусачками ( Beißer)

Артиллерийский мастер (Büchsenmeister) носил пальник (Luntenstock), своего рода копье, от лезвия которого по бокам отходили отростки, на которые наматывали фитиль.

Пальник являлся одновременно знаком достоинства мастера

Уже в Quatrocento для наведения орудий применялся простой квадрант (Quadrant)

По мере того как орудия приобретали более совершенные и стандартные лафеты, проще и более специализированным становится инструментарий.

Топор на полевых позициях целиком исчезает, зато появляются очень остроумно задуманные и легкотранспортабельные подъёмные устройства и другие усовершенствования.

Наибольших успехов в развитии артиллерии в конце Quatrocento — начале Cinquecento добились подданные Re francese, которые изменили саму конструкцию орудия и стали отливать ствол цельным, отказавшись от его подвижной казенной части.

От подданных Re francese не отставали только подданные Императора Максимилиана I, 1453—1519 AD.

Самое крупное усовершенствование в изготовлении орудий было вызвано отливкою ядер из чугуна, вместо камня, так как это дало возможность значительно уменьшить калибр орудий, не теряя в поперечной нагрузке снаряда, увеличить длину орудия до 20 калибров при меньшем общем его весе, увеличить прочность стен, относительный заряд (до 1/1 ) и начальную скорость.

С введением чугунных ядер калибры орудий уменьшились, почему каморы y различного типа появившихся пушек-кулеврин, пищалей, шланг etc. могли делаться одного диаметра с каналом ствола, слились с ним.

Людовик XI и Карл VIII — во Франции (а позже, Максимилиан I и Карл V - в  Империи), поняв ту огромную силу и значение, которые придавала им артиллерия в борьбе с силами политической децентрализации (сепаратизмом феодальной знати), начали сосредоточивать её в своих руках, приводить в примитивную систему.

Карл VIII завёл артиллерийские школы, организовал литьё бронзовых пушек ( изготовление бронзовой пушки обходится дешевле, чем стальной) с улучшенными характеристиками (стальные и кованые железные пушки хотя и меньше изнашивались благодаря большей твердости, но присутствие в железе шлака, a в стали — раковин обусловливали частые разрывы при стрельбе), перешёл на стрельбу чугунными ядрами, провел классификацию артиллерийских орудий по размерам и типу (линейный калибр был ещё данною производною до 1540 AD), выделив мортиры в отдельную категорию.

В армии Карла VIII, во время знаменитого его похода в Италию в 1494 AD, 100 кулеврин  (от 30 до 50 калибров длиной), составляли основу его артиллерии, были положены на деревянные колёсные лафеты с передками (без коробов) и предназначались для дальней стрельбы; калибры их были от 8 до 16 фунтов.

36 литых бронзовых пушек (canon) - имели снаряды весом 40 фунтов, почему и назывались курто или картаунами, - название, принятое в Империи в Quatrocento, для пушек калибров около 48 фунтов и служившее как бы сравнительной мерою для классификации длинны орудий (длиною 18—28 калибров.).

Артиллерии была придана мобильность — пушки установили на колёсные лафеты, причём для боя орудия могли сниматься с передков. Орудия могли вести бой с лафетов, с колёс ( цапфы позволяли опускать и поднимать стволы орудий)

Артиллерия начинает чаще употребляться в полевых боях, в оказании пехоте и коннице  содействия, прокладывая им дорогу к общему успеху — победе.

Блестящим походом в Италию, превратившимся в триумфальное шествие почти без сопротивления, re francese Карл VIII обязан исключительно своей артиллерии.

Здесь артиллерия обратила на себя всемирное внимание как средство, облегчающее победу.

Здесь принцип сохранения артиллерии, хотя бы ценою жизни, становится впервые делом чести (наёмные швейцарские войска, переход через Альпы).

Файл:Northern Italy in 1494.png

По инициативе duce Козимо Медичи из Флоренции и sovrano pontifex (Romano) Николая V - doge Венеции Франческо Фоскари и duca Миланский Франческо Сфорца в апреле 1454 AD заключили в Лодийский мир.

Зародилась федерация, к которой присоединились Napoletano re Альфонсо Арагонский и, в конечном итоге, более мелкие итальянские государства под главенством sovrano pontifex (Romano).

Наиболее значительными политическими образованиями Апеннинского полуострова (Итальянская военная организация первой половины Quattrocento) были:

  • Regno di Napoli (dall'avvento aragonese) -Неаполитанское королевство (арагонской династии)
  • Stato della Chiesa -Государство Римского понтифика (Церковная область)
  • Repubblica di Firenze -Флорентийская республика
  • Repubblica di Venezia -Венецианская республика
  • Ducato di Milano - Миланское герцогство
  • Ducato di Savoia - Савойское герцогство

Священная Лига итальянских государств наложила запрет на конфликты в пределах Апеннинского полуострова и создала новую структуру мирного сосуществования.

Почти сорок лет, с 1454 по 1494 AD, Италия наслаждалась миром и расцветом культуры l'Epoque сangement, проявившейся в искусстве, науке и философии.

До 1492 AD duce Lorenzo dé Medici il Magnifico выступал как арбитр в политике и правил Италией, не вовлекая её в союзы с иностранными европейскими державами.

Однако не прошло и двух лет после смерти Лоренцо, как страх, честолюбие и эгоизм породили среди правителей основных итальянских государств атмосферу взаимного недоверия.

Re francese Карл VIII возложил на себя миссию избавить Италию от реальных и частично надуманных невзгод, спровоцированных действиями эгоистичных государей, отвоевать  Regno di Napoli, и овладеть Проливами (Боспором Фракийским) и городом Константина.

Карл VIII - король французский, сын короля Людовика XI, родился в 1470 AD и вступил на престол в 1483 AD.

В первые годы правления Карла,  власть фактически принадлежала его старшей сестре Анне де Боже, и только в 1491 AD Карл взял власть в свои руки.

Тотчас же прекратив войны с Англией и Испанией, начатые регентшей Анной де Боже, Карл всё свое внимание обратил на Италию, где ему завещан был престол Неаполитанского королевства (Regno di Napoli) титулярным королем Карлом III Анжуйским, захваченный Альфонсом II Арагонским в 1492 AD.

По мнению Филиппа де Коммина (верного принципам итальянской политики Людовика XI) этот поход был чистой авантюрой, ибо у короля “..не было ни ума, ни денег, равно как и всего прочего, необходимого для такого предприятия, и если оно благополучно завершилось, то по милости Бога..”

Де Коммин однако лукавит в своих мемуарах.

Поход французского войска в  Италию был тщательно подготовлен во всех отношениях. И в дипломатическом и военном.

Карл VIII и его советники рассчитывали на то, что французов в Италии и на Балканах ждут как избавителей.

Исходя из этого, намечался поход на Константинополь. Кроме того, Карл VIII надеялся на то, что против турок восстанут балканские народы — албанцы, славяне, греки.

Честолюбивый, не лишённый военных дарований, Карл пусть и не обладал, однако, сильным характером, да и был довольно легкомыслен, но действовал он не в одиночку.

Поход Карла VIII в Италию (1494—1496 AD)

Re francese Карл VIII решил воспользоваться созданной его отцом армией и обратиться к отвоеванию Regno di Napoli (Армия : начало).

Обеспечив себе союз Савойи, Генуи и Милана, a также нейтралитет Венеции, он сосредоточил 37 -тысячную армию между Лионом и Греноблем (со значительным контингентом обслуживающего персонала).

В августе 1494 AD Карл VIII с 26-тысячным войском отправился через Гренобль на Сузский проход в Турин и Асти для отвоевания Неаполитанского королевства, a затем, переправившись морем в Грецию, для овладения Константинополем.

Карл VIII  перешёл через Альпы, избрав путь на Бриансон и отправив тяжёлую артиллерию вниз по Роне, a затем морем в Специю.

В сентябре король занял Асти и соединился с войсками Людовика Мора, Duca di Milano.

Сила союзной армии возросла до 60 000 .

Король нигде не встречал сопротивления.

Хотя Napoletano re Альфонс II послал армию dai superiori  своего сына Фердинанда в Церковную область, a остальные войска, предводимые его братом доном Фредериком, к лигурийскому берегу, но оба они вернулись назад, не сделав ни малейшей попытки удержать французов.

Между тем, владетель Флоренции Петр Медичи, угрожаемый революцией, изъявил намерение стать на сторону Карла.

Он сдал французам крепости Сарзана и Пиетро-Санто, расположенные на морском берегу, впустил их в Ливорно и в Пизу, через которую Карл двинулся к Флоренции, заняв её 17 ноября.

Затем Карл двинулся к Риму, который занял 31 декабря 1494 AD.

Во главе армии шла швейцарская и немецкая (из Рейнской области) пехота (6 000 человек), вооружённая мечами и пиками, длиной до 16,25 футов часть швейцарцев имела алебарды, a 5% были вооружены аркебузами.

Швейцарцы не любили лат, и только передний ряд их носил стальные панцири.

Затем двигался отряд гасконцев, лучников и арбалетчиков из Дофинэ (5 000 человек), составлявших лучшую народную пехоту французской армии.

За гасконцами следовал цвет дворянства Франции — богато снаряжённые и закованные в латы 2 500 латников (gens d'armes), каждый с оруженосцем и 2 слугами. Лучшая тяжёлая конница Европы.

Далее двигалась лёгкая конница (genetaries) — 3 500 конных лучников с облегчёнными пиками (вооружённых в испанской манере), и в том числе 100 отборных шотландских телохранителей (Compagnie Ecossaise dans la Gendarmerie).

Наконец, ехал сам король, окруженный 200 рыцарями.

36 бронзовых пушек и 100 кулеврин (отлиты были орудия с балансирующими цапфами, для установки их на колёсные платформы) на колёсных лафетах замыкали шествие:

  • орудия эти были соединяемы с передками и могли сниматься с них для боя ( орудие надето на передок, то есть колёсный лафет сцеплён с передком, запряжённым тремя парами лошадей — уносами). Задние колёса (передок) часто использовались для перевозки сферических боеприпасов, при установке на position de combat они отсоединялись
  • только менее значительные из них везлись парой лошадей и могли следовать по всевозможным дорогам даже за конницей (для небольших пушек введена была парная упряжка в оглобли)

При орудиях находились:

  • 500 артиллеристов (из традиционных семейств опытных канониров)
  • 6 200 пионеров
  • 4 120 подводчиков
  • около 2 000 прислуги

Армейская артиллерия на марше делилась на пять артиллерийских обозов (боевая часть, резерв и обоз), сформированных в различных частях королевства.

Каждый артиллерийский обоз включал:

  • капитана орудийных повозок (büchsenmeister)
  • капитана подкопов и укреплений (командира пионеров)
  • казначея и  финансово- административную группу (6 человек)
  • охрану  (отдельно для огневых припасов и транспорта)
  • канониров и их помощников
  • фейерверкеров (feuerwerker)
  • разведчиков (кавалерийские разъезды)
  • плотников и каменщиков
  • погрузчиков и землекопов
  • кузнецов и мастеров по ремонту повозок и фургонов

Артиллерию обслуживало 500 артиллеристов, более 6 000 саперов, свыше 4 000 подводчиков и около 2 000 рабочих.

На каждое орудие приходилось до четырех артиллеристов и около 90 человек обслуживающего персонала.

Боевой комплект составлял от 60 до 150 ядер на орудие. Около 5 000 фунтов пороха.

То есть ориентировочная стоимость боекомплекта: ядра 300 –750 sol, порох 750 –1000 sol (денежно-счетная единица, а не монета), или соответственно 15- 37,5 и 37, 5 –50 livres tournois, итого около  53- 87, 5 туреньских ливра.

1 туреньский ливр  -это 1 фунт (453, 59 г) чистого серебра, из которых надлежало чеканить 240 туреньских денье.

По курсу  туреньский ливр соответствовал высокопробным золотым монетам Франции (florin d'or), Пентархии (genovino, fiorino, ducato d’oro  - весом  около 3, 5 г при пробе 23,5 каратов) и Империи (гольдгульдены)

Стоимость одного выстрела (заряд + снаряд) – 0, 58 ливра, или 140 полновесных серебряных туреньских денье (12 денье, или 1 гросс, соответствовали стоимости ночлега  с питанием для путника и стойла с фуражом для его коня, до кризиса последних десятилетий Cinquecento или минимальной подённой плате чернорабочему за 6 дней –пища и кров).

Ну это во Французском королевстве, на рубеже Qutrocento -Cinquecento .

В Венеции, стоимость выстрела (арсенал на окраине Кастелло) составляла около дуката (ducato  следовал весовым нормам флорина)

Для сравнения: минимальный набор качественного, полноценного питания для семьи из 4 человек в конце Quatrocento (хлеб, мясо, оливковое масло, вино, овощи, фрукты) – 30 флоринов в год.

Это был слишком дорогой род войск, содержать который могло только большое и богатое государство. Дело в том, что война нового типа, война, основанная на массированном применении огневой мощи, уже тогда была невероятно дорогим делом.

Таким образом, половину армии составляла конница, и имелась уже довольно сильная по тому времени артиллерия (136 opудий dai superiori  Гийо де Ловье).

Пушки символизировали силу страны и значили больше, чем мы можем себе представить (отсюда и беспримерная переброска артиллерии через Аппенины в последующем)

А также армия включала профессиональные подразделения служб материально –технического обеспечения (кузнецы, оружейники, пекари, портные, швеи)

Слабую сторону французской армии составляла значительная часть иностранных наёмников (швейцарцы, немцы, шотландцы etc.) — бездомные авантюристы.

Эти наёмники не придерживались законов и обычаев войны, общепринятых ранее в Италии и Испании. Они придерживались новых корпоративных понятий –“победы любой ценой”.

Вендален Бехайм  в своей “Энциклопедии оружия” пишет, что Итальянская артиллерия еще в 1480 AD составляла чрезвычайно многообразный арсенал орудий.

В нее входили:

  • бомбарды калибром до 300 фунтов
  • мортиры — от небольших 2-фунтовых до тяжелых осадных 300-фунтовых,
  • 50-фунтовые орудия (comuna)
  • 60—100-фунтовые орудия (cortana)
  • стрелявшие железо-свинцовыми ядрами 16-фунтовые орудия ( passa volante)
  • 20-фунтовые василиски для стрельбы бронзовыми и железными ядрами
  • 2-3-фунтовые мелкие орудия ( cerbatana)
  • стрелявшие 10-15-фунтовыми каменными ядрами спингарды (espingarde)

Israhel van Meckenem 1495

 

23 января 1495 AD Карл выступил из Рима, заключив мир с папою Александром VI Борджиа, который, уступив французам свои главные крепости, дал инвеституру на Неаполитанское королевство.

Между тем, Карл VIII перешел границу королевства и направился к Неаполю, в который и вступил без сопротивления 22 февраля.

Достигнув столь быстро цели похода — завоевания Италии, Карл ничего не сделал для упрочения за собою завоеванной страны и даже рассорился с союзниками, которые один за другим стали отделяться от него.

31 марта 1495 AD в Венеции был заключён союз для изгнания французов и возвращения Неаполя Фердинанду (Ферранте), сыну Альфонса II.

В этом союзе (так называемая "Священная лига") приняли участие папа, Венеция, герцог Миланский, Lodovico il Moro, император Максимилиан I и испанский король Фердинанд Католик.

Фердинанд Неаполитанский должен был со вспомогательными испанскими войсками двигаться к Неаполю, Lodovico il Moro — овладеть Асти, дабы отрезать Карлу путь во Францию, венецианский флот — угрожать побережью Апулии, a Максимилиан и Фердинанд Католик — совершить вторжение во Францию.

Между тем Карл VIII, короновавшись 25 мая королем неаполитанским и оставив часть войск по крепостям Неаполитанского королевства (что по-сути являлось крупной ошибкой) и Калабрии dai superiori герцога Монпансье и Эбергарда д'Обиньи, выступил с 10 000 из Неаполя в Тоскану.

1 июня Карл прибыл в Рим, откуда папа с приверженцами бежал.

Король вместо того, чтобы быстрым движением выиграть время и не дать противникам возможности отрезать его от Франции, двигался крайне медленно.

В 1495 AD Альфонс II отрёкся от престола, передав его сыну своему Фердинанду.

Последний не сумел организовать сопротивление и, покинутый войсками, бежавшими в Капую, удалился в Ишию.

Но и Карл не сумел сохранить союзников. Достигнутые стратегические успехи необходимо было закрепить в политическом отношении, но французы не сумели этого сделать.

В то время, когда Карл VIII не торопясь готовился к походу против турок, от него отпали его союзники устрашённые мощью Франции.

Папа отказал ему в инвеституре Неаполя, a Lodovico il Moro организовал против Карла союз из Германии, Испании, папы римского и венецианской республики.

Не сумел он привлечь и сердца неаполитанцев, допуская всевозможные бесчинства и жестокости войск в завоеванной стране (кроме того, итальянцы считали, что это французы кроме  “Bellum internecium”, принесли в Неаполь и “Syphilis sive de morbo Gallico” ).

Опасность, грозившая Франции от союзников, побудила Карла покинуть в мае 1495 AD Неаполь, и он двинулся с армией во Францию.

Поход ознаменовался чрезвычайными трудностями, особенно при переходе Апеннин, и большою смертностью от лишений и эпидемических болезней.

Лига успела выставить армию более 30 000 , под командой 29-летнего венецианского полководца marchese  Франческо Гонзаго IV Мантуанского, которая стала на реке Таро, на пути отступления французов.

Перевалив с неимоверными трудами через Апеннины, Карл подошел 6 июля 1495 AD к позиции союзников.

Так как переговоры о свободном пропуске во Францию окончились неудачно, 7 июля 1495 AD при Форно-во-ди-Таро  Карл атаковал союзников.

Ha pеке Tapo, y Фарно  Карла, насчитывавшего всего лишь 12 000 человек, ожидал генерал –капитан Франческо Гонзаго с 30 000.

Карл не уклонился от боя и пробился в Асти, где должны были подойти к нему новые отряды швейцарцев

Неприятель был отброшен с потерей 3 500  убитых (пленных французы не брали, армия Лиги потеряла 12 капитанов конницы и 4 капитанов пехоты), и французская армия отошла на Асти и далее на Бриансон.

Между тем, Фердинанд Католик послал из Испании в Италию своего лучшего генерала, Гонзальво Кордуанского, который с 6 000 высадился в Калабрии.

Однако вскоре оказалось, что неаполитанцы, несмотря на вспомогательный испанский корпус, не в состоянии были держаться против французов в открытом поле.

Гонзальво советовал неаполитанскому королю не выводить своих ненадёжных калабрийцев против неприятеля.

Фердинанд пренебрег этим советом и при Семиноре (30 апреля 1495 AD) потерпел поражение и принужден был спасаться бегством в Сицилию.

Он нашел там флот и свежие испанские войска, присланные в подкрепление Гонзальво.

Последний в то время, когда Карл VIII находился y Понтремоли, последовательно отнял y французов Козенцу, Лэн, Гаэту, Тарент и Остию.

Тем временем испанская эскадра адмирала Реквезенса вошла в Салернский залив.

Жители Салерно, Амальфи и Ла-Кава восторженно приняли короля Фердинанда, a неаполитанцы, угнетаемые Монпансье, просили его сделать высадку близ столицы, выманить из нее французов и поддержать восстание.

Высадка и восстание произошли 7 июля 1495 AD, когда Жильбер де Монпансье выступил против испанцев - неаполитанцы заперли городские ворота и перебили оставшихся французов.

Между тем, Фердинанд поспешно посадил войска на корабли, высадил их на противоположной стороне города и оттуда вступил в столицу.

В Калабрии дела французов также шли несчастливо - с начала 1496 AD венецианцы теснили их с моря, a Гонзальво — с суши.

Кроме того, венецианский полководец Франческо Гонзаго, усиленный войсками Lodovico il Moro, двинулся из Мантуи в неаполитанские владения для атаки армии Монпансье (июнь 1496 AD).

Французские гарнизоны, оставленные  в крепостях Италии, не имели единого командования и были обречены на разрозненные действия.

При отсутствии стратегического резерва они не могли долго сопротивляться, тем более эту задачу не в состоянии были решить наёмные войска.

Жильбер де Монпансье заперся с 7 000 в крепости Ателле (в Базиликато), a 20 июля 1496 AD вынужден был капитулировать пред испанцами.

Что касается сира д'Обиньи, то, стесненный возвратившимся в Калабрию Гонзальвом, он с остатками войск сел на корабли и отплыл во Францию.

  Чтобы спасти герцога Орлеанского, запертого с 7 000 испанцами в Новарре, Карл заключил мир с Испанией.

Таким образом, замыслы Карла потерпели неудачу. Не удалось политически закрепить первоначальные стратегические успехи.

Заслуживают внимания мероприятия по обеспечению флангов операционного направления и пути отступления, а также организация взаимодействия сухопутного войска и флота.

Все это говорит о наличии единого стратегического руководства, что было одним из следствий укрепления королевской власти во Франции.

Готовясь к новому походу в Италию, он умер в 1498 AD от несчастного случая.

Дело его продолжит Roi des Français Людовик XII и его племянник, "Молния Италии" (Le Foudre d'Italie) - Гастон де Фуа, герцог Немурский,  и Royal Artillery.

В происшедшем 11 апреля 1512 AD сражении при Равенне  французы одержат верх против соединенной испано-итальянской армии, par les supérieurs Раймонда де Кордона, и значительную роль в этом сыграет артиллерия.

При Равенне первый раз в мировой истории, будет проведена артиллерийская подготовка и контрбатарейная борьба.

Артиллерия первый раз проведёт на поле сражения серьезный огневой бой.

Но сам Гастон де Фуа. “Молния Италии”, падёт в конце этой битве, получив 14 ран.

Король, получив донесение о победе и смерти герцога Немурского, сказал:

"Не дай Бог таких побед, я согласился бы потерять все завоевания в Италии, лишь бы остался жив Гастон Де Фуа".

На службу к Франциску I перейдёт легендарный Педро Наварро  которого Фердинанд не пожелал выкупить из плена после  сражения при Равенне.

Pedro Navarro  — знаменитый испанский инженер, времен Франциска I и Карла V.

Сын бедных земледельцев, Наварро избрал себе военное поприще и мужеством, способностями и познаниями достиг графского звания.

Наварро особенно славился знанием артиллерии и инженерного дела.

Вначале служил в испанском войске, участвовал в походах Гонзальва Кордуанского и других полководцев (1503—1512 AD).

Во время войны за Неаполь (1501—1504 AD), когда испанцы, под начальством великого капуцина Гонзальво Кордуанского, подошли к Неаполю, французы, очистив город, заперлись близ него в двух замках: Château Neuf и Château de l'Oeuf, где и были осаждены.

Во время этой осады Наварро впервые удачно применил пороховые мины, взорвав ими стены замков, считавшихся до тех пор неприступными, после чего они были взяты штурмом.

Это обстоятельство имело важное значение для последующих войн в Италии, ослабив веру в неуязвимость крепостей.

Впоследствии, по неизвестным причинам , Наварро перешел на французскую службу, где командовал артиллерией, a иногда и отрядами войск.

После несчастной осады Неаполя Лотреком, предводительствуя, во время отступления французов, главным их корпусом, Наварро попал в плен к испанцам, был предан военному суду и казнён (1528 AD).

Citato loco: Робертсон, История царствования императора Карла V

Пётр Наварро приведёт из Бискайи, Гаскони и Наварры 10 000 пехоты.

По его предложению будут введены в употребление небольшие орудия огневого сопровождения, около 2 футов длины, стрелявшие картечью и перевозившиеся на вьюках.

Быстрое развитие инженерного дела и артиллерии нанесёт ещё один чувствительный удар  по швейцарскому военному превосходству.

Беспомощность пики, ранее, была окончательно доказана в битве, в которой удача от испанцев отвернулась.

В сражении при Равенне (1512 AD) Гастону де Фуа удалось вытеснить войска дона Раймонда де Кордоны из укреплений и он уже намеревался пожать плоды победы, громя отступающих.

Чтобы пресечь отступление испанской пехоты, отходившей в боевых порядках, Гастон послал пикинеров , из служившей под французскими знаменами немецкой пехоты par les supérieurs братьев Эмс.

Отряд напал на отступающих испанцев и попытался перерезать им путь.

Испанцы мгновенно развернулись и напали на германцев, “бросаясь на пики или падая на землю и проскальзывая под их наконечниками, достигая ног пикинеров”.

Таким образом им удалось сблизиться с противником, после чего они “столь славную задали работу своим мечам, что никто из их врагов не остался бы в живых, не подоспей на выручку отряд французской конницы”.

Эта битва была одной из многих других произошедших в первой четверти Cinquecento битв, в ходе которых меч и баклер утвердили свое превосходство над пикой.

Citato loco : Charles Oman, "The art of war "

Удивительно, что Чака, предшественник Гетивайо, король зулусов, сам решил эту проблему. Он собрал сотню людей и вооружил их щитами и ассегаями – колющим оружием, использовавшимся скорее как меч, чем как копье.

Потом он выставил против них другую сотню, вооруженную щитами и длиннами ассегаями – широколезвийными дротиками, которые раньше были оружием его племени.

Обладатели короткого оружия легко выиграли, и король приказал перевооружить подобным образом всю армию зулусов. Именно это изменение обеспечило зулусам превосходство над соседями. ( Zulu War - Зулусская экспедиция англичан в 1879 AD)

Система, которую применят при Marignano  в 1515 AD французские полководцы Педро Наварро и Альфонсо д’Эсте, будет состоять в нанесении швейцарской колонне одного за другим фланговых кавалерийских ударов при непрерывном фронтальном артобстреле.

Окончательно переход на “французскую” систему организации артиллерии произошел после Итальянского похода Карла VIII в 1494 AD, когда её потрясающая эффективность была продемонстрирована уже на международном уровне.

Об этом с исчерпывающей ясностью пишет Франческо Гвиччардини:

 ”..До 1494 года войны были длительны, битвы бескровны, способы осады городов медленны и нерешительны; и хотя артиллерия повсеместно использовалась, ей управляли с таким недостатком искусства, что она причиняла мало вреда.

В результате было едва ли возможно лишить владений правителя государства. Но французы при их вторжении в Италию внесли так много живости в наши войны, что к 1521 году, когда бы ни была проиграна битва в поле [что делало возможной осаду], с ней терялось и государство…”

Francesco Guicciardini “Ricordi politici e civili” (1525-29 AD)

“..Французы изобрели много ... орудий даже более маневренных, изготовленных только из бронзы. Они назывались пушками (cannons) и использовали железные [т.е. чугунные] ядра вместо каменных, как прежде. ...

Более того, они были установлены на повозках, которые влеклись не быками, что было обычаем в Италии, но лошадьми, с такой подвижностью людей и материальной части ... что они почти всегда двигались непосредственно с армиями и подводились прямо к стенам и устанавливались там на позиции с невероятной скоростью; и так мало времени проходило между одним выстрелом и другим и выстрелы были так часты и так жесток был их бой, что за немногие часы они могли совершить то, на что прежде в Италии привыкли тратить много дней.

Они использовали это скорее дьявольское, чем человеческое оружие не только в осаде городов, но также в поле, вместе с подобными пушками и другими малыми орудиями…”

Francesco Guicciardini "Istoria d'Italia 1492-1534" (1561 - 1564 AD, лучшее издание 10 т. 1819 AD)

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…