?

Log in

No account? Create an account
Acta diurna
Июль 14, 2009
04:11 pm

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Итальянская военная организация первой половины Quattrocento

Военная история – и в особенности военная история Италии l'Epoque haute и l'Epoque сangement – только недавно выбралась из лабиринта, в котором практически не прослеживалась её взаимосвязанность с политикой, социальными институтами, обществом, экономикой, технологией, духовным миром личностей и коллективов и их влияние друг на друга.

Раньше она, несмотря на богатство информации (богатую документальную базу), конструировалась в устаревшей  оптике Рисорджименто, с чрезмерным неприятием военной проблематики,  в которой вся вина возлагалась на “иностранцев”, а “итальянские” государства осуждались за недостаток  “единства”.

Хотя уже Marc Bloch в  своей известной работе  “Societe feodale”, указывал на важность военной организации в целом для всей  Европы l'Epoque haute и l'Epoque сangement

Colleoni

Армия : начало

ЧВК : Landsknechte

Итальянская военная организация первой половины Quattrocento представляется крайне разнообразной и неоднородной.

Влияние на нее оказывали, прежде всего, длительный процесс профессионализации военного дела, отделение политико-судебных функций от военных, сопровождавшееся подчинением военной организации политико-судебной, зарождение региональных государств, появление первых зачатков "постоянных армий" и все более усиливающаяся связь войны и денег и вообще с экономикой.

Общий анализ военных сил Quattrocento  позволяет выделить разные взаимосвязанные и сочетающиеся друг с другом формирования различного происхождения, социального состава и тактико-стратегического потенциала.

Пока что даже по "крупным государствам" Италии l'Epoque haute и l'Epoque сangement  точная военная организация неизвестна, а по Венеции того времени соответствующие исследования вообще отсутствуют.

Нынешняя степень разработки этой проблематики позволяет, однако, реконструировать в общих чертах характеристики вооруженных сил, участвовавших в войнах Quattrocento.

Bartolomeo Colleoni

В состав итальянских вооруженных сил того времени входили:

  • Кондотьерские Компании Удачи (Compagnie di Ventura dei Condottieri), в которых преобладала тяжелая кавалерия
  • Пехотные компании (Compagnie di fanti) 
  • Профессиональные солдаты индивидуального найма ( Soldati professionisti assunti individualmente dagli stati)
  • Ополчения (Milizie coscritte)
  • "Феодальная" кавалерия ( Cavalleria “feudale”)

В  состав Compagnie di Ventura dei Condottieri входили все перечисленные выше категории формирований, кроме ополчений.

Sir John Hawkwood (1320-1394) was an English mercenary or condottiero in 14th century Italy

Развившиеся из "демократических" Компаний Удачи Trecento, в которых преобладали иностранные наемники, Компании Удачи крупных кондотьеров (“Condottieri Maggiori”), состоявшие в основном из уроженцев Италии, были главным инструментом итальянских войн Quattrocento.

Под "крупными" ( “Condottieri Maggiori”) подразумеваются кондотьеры, которые с самого начала были главнокомандующими самых крупных итальянских армий того времени, например, Милана или Венеции либо становились главнокомандующими очень быстро (Sforza, Piccinino, Colleoni, Attendolo etc.).

Формировавшиеся вокруг Кондотьера (в большинстве случаев представителя итальянской военной аристократии), в его доме и при его дворе – символическом и практическом центре и зачатке военной и экономической администрации Компании, где собирались наиболее преданные ему воины, его охрана, казначеи, канцеляристы, трубачи и прочие, обеспечивающие деятельность и блеск Компании Удачи Quattrocento.

Со временем вокруг этого ядра преданных воинов, ставших почти вассалами и братьями по оружию своего Синьора (Кондотьера) складывались подвижные и неустойчивые формирования "сквадры" (squadre) под командованием различных "мелких" кондотьеров.

Состоявшие на жаловании итальянских государств на условиях, определенных детальными контрактами на имя определенного Кондотьера (так называемыми condotte), устанавливавшими размеры жалования, права и обязанности Компании в различных областях, от раздела добычи до обращения с пленными, эти формирования, тактической основой которых была тяжелая кавалерия, объединяли кондотьеров, жандармов и воинов из разных местностей и социальных слоёв.

портрет Pandolfo Malatesta -Пандольфо Малатеста (работа Пьерро делла Франческа 1451 AD)

Есть мнение, что 60% крупных Кондотьеров ( предводителей итальянских наёмных дружин) происходили из тринадцати родов:

  • Сфорца-Аттендоло (Sforza-Attendolo)
  • Фортебраччио-Пиччинино (Fortebraccio-Piccinino)
  • Орсини-Ангиллара (Orsini-Anguillara)
  • Колонна (Colonna)
  • Да Сансеверино (Da Sanseverino)
  • Гаттеско-Брандолини (Gattesco-Brandolini)
  • Маруцци (Maruzzi)
  • Малатеста (Malatesta)
  • Гонзага (Gonzaga)
  • Манфреди (Manfredi)
  • Эстенси (Estensi)
  • Монтефельтро (Montefeltro)
  • Даль Верме (Dal Verme)

К концу века к ним все чаще примыкали пехотные отряды, перераставшие в полностью самостоятельные Компании, и отдельные наёмники, не входившие в состав формирований (так называемые lanze spezzate – кавалеристы и provisionati – пехотинцы).

Исторически образование Компаний Удачи было обусловлено двумя основными факторами:

  • политическим ослаблением личной власти синьоров в результате укрепления складывающихся государств, и, прежде всего их юридического и налогового аппарата
  • нищетой значительных слоев общества, "структурно подверженного угрозе голода"

Упрощенно можно считать, что обычно в Компаниях Удачи верхи – территориальные синьоры со своей свитой fideles более или менее зажиточных и одоспешенных – исторически составляли тяжелую кавалерию, а "низы" - слабо оснащенные и не столь подготовленные – пехоту.

В целом справедливое, такое разделение слишком упрощено.

В состав пехоты входили и специалисты:

  • например, арбалетчики – профессионалы с долгой и славной традицией, зачастую не укладывавшиеся ни в одну из этих категорий
  • не все пехотинцы принадлежали к "низам"
  • не вся свита Кондотьера состояла из конных воинов
  • встречались и "хамы", командовавшие эскадронами и жандармы во главе пеших отрядов

Каждая группа/подгруппа наемников Компании имела свою специфику, которая не всегда определялась историей или происхождением.

Разумеется, и "феодальные" кавалеристы, и нищие крестьяне входили в состав одной Компании, но считать Компанию сообществом равных нельзя.

Иерархия внутри Компании была четкой и осознавалась всеми ее членами, а потенциальной возможностью иерархического роста в действительности удавалось воспользоваться очень немногим.

Численный состав Компаний кондотьеров, в зависимости от задач и суммы контракта колебался от 500 до 1000 "копий" (1500-3000 всадников) плюс пехота, чья численность не превышала одной трети численности кавалерии.

Копье (lancia): основная тактическая единица, в состав которой входил один тяжеловооруженный кавалерист capolancia, один легковооруженный конный щитоносец-слуга piatto или paggio .

"Копье" появилось в Италии приблизительно в середине Trecento .

Тактическая единица кавалерии, "копье" позволяло сражаться и в пешем строю (спешиваться для боя).

В Quattrocento, особенно в Италии, в состав "копья" стали вводить пеших стрелков.

  В Quattrocento "копье" стало основным войсковым подразделением и особенно эффективной "отдельной" боевой единицей.

Армии итальянских государств состояли из нескольких Компаний, во главе которых – не без споров и интриг – ставился один из кондотьеров, получавший из соображений престижа самую большую сумму кондотты (от слова condotta, наёмная плата).

Сначала внутри, а затем и наряду с Компаниями Удачи кондотьеров стали появляться пехотные компании – не столь иерархичные, но всегда с признанным главой (и вербовщиком, обычно именуемым conestabile), получившими особое развитие во второй половине века, но уже не в качестве самостоятельных единиц, а как основных ячеек складывающихся постоянных армий итальянских государств.

Так, кроме Компаний Удачи, государства обзавелись вооруженными силами, подчинявшимися непосредственно им.

Первыми постоянными вооруженными силами в Италии стали гарнизонные и охранные войска.

Они комплектовались пехотинцами, которых обычно называли provisionati – по принятому названию "регулярной" платы provisia.

Число этих пехотинцев в Quattrocento постоянно росло, и со временем так стали называть солдат пешего постоянного войска под командой "государственных" служащих, набираемых и оплачиваемых вне рамок "кондотты".

Было установлено, что в 1461 AD в землях Сигисмондо Малатесты , коменданты замков "non possano tenere niuno che non sia del terreno dei Malatesti", что подтверждает территориальное формирование постоянной армии

В 30-ых годах Quattrocento Милан содержал тысячу provisionati, а несколько позже на службе Венеции появляются provisionati Св. Марка.

Первоначально "простые" профессиональные наемники, они становятся первыми элементами постоянной армии Милана и Венеции, которых отбирало, оплачивало, вооружало и которыми управляло непосредственно государство. В 1476 AD Милан располагал 10 000 солдат этого типа.

Пехотинцам provisionati, находившимися за рамками кондотты, соответствовали lanze spezzate – одиночные кавалеристы, по тем или иным причинам не входившие в состав определенного формирования и лично поступавшие на государственную службу.

Начало формирования постоянной армии в Милане на базе lanze spezzate,  было положено созданием крупного соединения "герцогской семьи" - первоначально отряда телохранителей, она в Quattrocento веке стало основным соединением герцогского войска

Наёмники в подлинном смысле этого слова, нередко выходцы из Компании Удачи, чей кондотьер погиб, эти солдаты вступали в непосредственные отношения с государством-нанимателем, что позволяло последнему набирать, и без посредников распоряжаться собственной профессиональной кавалерией.

В 1427 AD на службе у Венеции состояло 400 lanze spezzate, у Флоренции – 150, а у Милана в период с 1430 по 1440 AD– 700.

Нанимая профессиональные войска и создавая территориальные формирования в основном из пехотинцев - provisionati, государства не отказывались от ополчения, в состав которого теоретически входили все мужчины, способные носить оружие.

В основном ополченцы использовались для защиты городов, и фортификационных – полевых и осадных  работ.

Хотя оно рассматривалась как второсортная, недисциплинированная и склонная к дезертирству сила, в ряде случаев без ополчения нельзя было обойтись.

Так в 1437 AD, когда Ломбардия была охвачена войной, Джанфраческо Гонзага на службе Венеции командовал войском, в состав которого, кроме 6000 конных и 4500 пеших солдат входило 5000 ополченцев.

И, наконец, последним компонентом итальянских армий Quattrocento, была "старинная феодальная кавалерия".

Сложившаяся в рамках сложных структур вассалитета и бенефиций, основанная на привилегии владеть оружием, лично связанная с Синьором, – будь это император или барон – от которого она получала бенефиции и власть, и которому была обязана верностью и службой, эта кавалерия, которая в расцвет l'Epoque haute (Unocento – Duecento) располагала огромной территориальной политико-судебной властью, в Quattrocento претерпела коренные изменения своего общественного положения.

Она все больше подпадала под власть зарождающихся территориальных государств, утрачивала свой первоначальный военно-сакральный статус, и интегрировалась в денежные отношения.

Такая кавалерия четко прослеживается прежде всего в армии савойского "государства" (“stato” dei Savoia), в Ферраре и Неаполитанском Королевстве ( Regno di Napoli),- там, где "феодалы" были еще сильны и влиятельны, но упрощенно подходить к этой проблеме не следует.

Хотя территориальные владения воинских родов и были особенно многочисленными в центре и на юге, распространены они были по всему полуострову.

Те же Кондотьеры были прежде всего "феодальными" кавалеристами.

Милан и Венеция в первую очередь, для оплаты и закрепления особенно ценных Кондотьеров наделяли их землями и бенефициями.

Среди наемников в Компаниях Удачи засвидетельствовано присутствие территориальных синьоров - "феодальных" кавалеристов, торговавших своим воинским потенциалом и искусством.

Постепенный перевод древнего воинского servitium debitum в деньги и утверждение региональных государств ограничили, а в ряде случаев и упразднили, самостоятельность синьоров, в результате чего те, кого мы относим к "феодальной кавалерии" стали чем-то средним между профессиональным воинством и наемниками.

Иногда они были и тем, и другим: их владения находились в одном государстве, а сами они служили другому – ситуация, которую государства стремились не допускать.

В военном деле "феодальную" кавалерию заменяли "феодальные" отношения: с переходом на денежную оплату, складывающиеся государства использовали деньги как средство создания на собственной территории стабильных структур для набора качественного воинского контингента.

Обычно дальше начатков дело не шло: Флоренция ( Firenze) крайне редко наделяла землями и бенефициями солдат в границах собственного государства.

Лишь незначительная часть войска состояла из территориальных формирований, в основном оно состояло из заграничных наёмников.

Складывающаяся воинская организация была чрезвычайно подвижной и разнородной:

  • воин по рождению мог быть мелким земельным сеньором
  • служить жандармом в Компании Удачи
  • лично наняться на службу какому-либо государству
  • сменить "роль" на пехотного командира
  • получить в награду за заслуги "удел" и стать верным и постоянным кондотьером этого государства

Но в целом особых перспектив роста военная служба не давала: она была слишком отдалена от гражданской иерархии общества l'Epoque сangement (1450 –1550 AD), а переход к денежным отношениям делал её малопочетной и выгодной.

Крайне разнородные, армии l'Epoque сangement удерживались в качестве боевой силы, прежде всего деньгами.

Превосходство той или иной из них определялось финансовыми возможностями государства.

Только пять крупных региональных государств могли содержать контингенты, численностью от 10 000 до 20 000 солдат, и только эти пять государств были территориальными гегемонами Аппенинского полуострова.

Во главе их воинских формирований зачастую находились государи-кондотьеры.

Alfonso d'Este (21 July 1476 – 31 October 1534) was Duke of FerraraFrancesco II (or IV) Gonzaga

Теоретически они были представителями "альтернативных государств", но в действительности – ни чем иным, как полезными и подготовленными инструментами высших властей, с которыми они – прежде всего в финансовом плане – абсолютно не могли конкурировать.

Вся политика союзов и предоставления услуг кондотьеров находилась под постоянным и жёстким контролем нанимателей.

 Muzio Attendolo Sforza -основатель династииFrancesco I Sforza

Иногда, пользуясь своим авторитетом среди войск, они захватывали верховную власть  и обращались во владетельных особ.

Вообще же, положение Кондотьеров (предводителей итальянских наёмных дружин) представлялось непрочным.

Представители той власти, которой они служили, не могли им доверять и, опасаясь измены, окружали их шпионами, следившими за каждым их шагом.

Тайное убийство сильного Кондотьера или даже казнь, при малейшем подозрении в измене или в попытках захватить власть, стали заурядными.

Победы Кондотьера усиливали эту подозрительность, так как увеличивали их могущество.

Согласно исследованиям, доходы основных итальянских государств и герцогства савойского в Quattrocento составляли:

  • Regno di Napoli (dall’avvento aragonese) -Неаполитанское королевство (арагонской династии): 800 000 – 1 000 000 дукатов (ducati)
  • Stato della Chiesa –Церковное государство: 300 000 флоринов (без церковных даней - esclusi i tributi di “fede” di tutta la cristianità)
  • Repubblica di Firenze -Флорентийская республика, косвенные налоги (entrate indirette): 250 000 – 300 000 флоринов (fiorini)
  • Repubblica di Venezia -Венецианская республика: 1 000 000 дукатов
  • Ducato di Milano - Миланское герцогство: 800 000 дукатов (не считая чрезвычайные налоги)
  • Ducato di Savoia - Савойское герцогство: 200 000 – 250 000 дукатов

С совершенствованием финансовой системы, основу которой составляли косвенные налоги, но, по необходимости, все более ориентированной на войну, и рационализацией финансов (в 1427 AD Флоренция ввела Кадастр -Catasto a Firenze), ростом государственного долга и внедрения практики принудительного государственного займа, в итальянских государствах появляется финансовая бюрократия.

Её служащие (так называемые collatrali), отвечающие за финансовый контроль, администрацию и снабжение вооруженных сил, осуществляли административно-контрольные функции при командующих и кондотьерах.

Очень скоро финансовые трудности (в 1433 AD государственный долг Флоренции после долгих и чрезвычайно дорогостоящих войн с Филиппо Мариа Висконти составлял почти четыре с половиной миллиона флоринов, а ежегодные проценты по нему 220 000 флоринов) вызвали проблемы с оплатой войск, которых из-за непрерывных войн приходилось содержать на постоянной основе.

По ставкам разных категорий наёмников и бухгалтерской отчётности Компаний Удачи можно попытаться составить более или менее точную смету государственных военных расходов.

Так по детальной и хорошо изученной документации соответствующие расходы Венеции в "мирный" период зимы 1447 AD, когда республика содержала войско в 6000 конных, 3000 пехотинцев и во время войны 1447 AD, непосредственно после битвы у Casalmaggiore (1446 AD), когда численность войска возросла до 10000 конных и 7000 пехотинцев, при месячной ставке 9 – 11 флоринов на "копьё" конницы и 2 – 3 флорина на пехотинца должны были составлять в среднем соответственно 330 000 и 610 000 флоринов в год, плюс provisioni отдельных командующих и различные премиальные.

Хотя ставки и колебались от одного государства к другому и устанавливались индивидуальными контрактами между государством, кондотьером и отдельными наемниками,  колебания эти были незначительными: от 7 до 11 флоринов (7 флоринов в Неаполитанском королевстве и церковных владениях, 9 – 11 флоринов в Венеции и Флоренции) в месяц на "копьё" кавалерии и 2 – 3 флорина в месяц на пехотинца.

Оплата производилась и натурой, в основном пшеницей, рожью, хлебом. В отчётности Компании Удачи Микелетто Аттендоло много примеров такой оплаты.

Так о неком Брусжио да Котиньла fantte a piedi прямо говорится: "ebbe quattro palmi di pano di Maiolicha come pachamenti"

Наём дополнительных войск обходился дорого: учитывая, что оплата и её регулярность не были гарантированными, наёмники требовали задатка – так называемой prestanza – в размере платы за несколько месяцев вперед, то есть весьма значительной для казны государства-нанимателя суммы.

Со второй половины века стали различать плату военного и мирного времени, но с 1400 по 1450 AD их различали редко.

Разумеется, не следует думать, что наниматель выплачивал всю расчётную сумму.

Теоретические расчеты не полностью соответствуют действительности. Так, государства-наниматели задерживали выплаты и стремились уменьшить их, да и платили, только когда могли, то есть из-за постоянных чрезвычайных военных расходов крайне нерегулярно.

Это, в частности, было одной из причин создания усовершенствованной финансово-административной системы.

По данным  источников, ежемесячная ставка составляла 7 флоринов на "копьё" в Церковных владениях, в Сиене и Неаполитанском королевстве, и 10 в Венеции и Милане.

Кроме военных, у государств были, разумеется, и другие расходные статьи.

Плюс "представительские дипломатические расходы" - весьма значительные – и общественные работы, но все они, независимо от колебаний, были куда меньше военных расходов.

По численному составу кавалерии итальянских государств на 1439 AD хрониста Марин Санудо, довольно точно определённого (особенно для Венеции и Милана), несмотря на некоторые ошибки, имеем:

  • Stato della Chiesa: 4 200 cavalli/ 117 600 fiorini annui (флоринов в год)
  • Repubblica di Venezia: 16 100 cavalli/ 643 920 fiorini annui
  • Ducato di Milano: 19 750 cavalli/ 789 960 fiorini annui
  • Repubblica di Siena: 1 000 cavalli/ 27 972 fiorini annui
  • Repubblica di Firenze: 3 000 cavalli/ 120 000 fiorini annui
  • Regno di Napoli: Alfonso d’Aragona : 17 800 cavalli/ 498 372 fiorini annui

Как видно, у государств только на содержание кавалерии могло уходить более половины всех доходов, а военные расходы кроме того включали все возрастающие суммы на содержание пехоты, осадной артиллерии, поддержание и строительство крепостей и фортификационных сооружений и прочие статьи.

Хотя государства в мирные периоды и стремились сократить численность войск и расходы на их содержание, но ниже определённого уровня, необходимого для "безопасности" они это делать не могли.

Так Милан и Венеция должны были содержать минимум 6 000 – 10 000 солдат.

Бризиньеллы (Brisignelli) — пешее венецианское ополчение в Quattrocento.

Сначала оно составлялось из альпийских и аппенинских горцев так называемых семи общин, в виде пограничной стражи для северных венецианских владений, затем и из горожан, но всегда было под предводительством капитанов из лучших патрицианских фамилий Венеции.

Оно существовало наряду с наёмниками (кондотьеры), но ввиду решительного превосходства Brisignelli, кондотьеры и слабые остатки ленных дружин играли лишь второстепенную роль.

Строились Brisignelli, как швейцарцы, плотными рядами.

Вооружение, в большинстве, было хорошее, но разнообразное: длинные и короткие мечи, самострелы и луки, короткие копья и бердыши, обязательно — дагассы. Предохранительное вооружение — бригантины, легкие шлемы и щиты.

Кроме того, после войны приходилось в определённой мере возмещать ущерб опустошенных областей.

Стратегия тогдашней войны была направлена на систематическое разрушение экономического потенциала противника.

Сраженья были редкими, но, в противоположность сложившемуся мнению, жестокими и кровопролитными.

Есть мнение, с  Макиавелли ( Macchiavelli, “I sette del'arte della guerra”) и прочих политиков, осуждавших такую систему комплектования, эта критика пошла, что стратегия наёмных армий не могла задаваться целью разрушение вооружённых силы противника, так как наёмники мол, должны были щадить своего врага, который завтра мол, мог быть их повелителем.

При боевых столкновениях главное внимание обращалось не на то, чтобы разбить противника, a на то, чтобы мол, захватить y него побольше пленных, за которых можно было бы получить хороший выкуп.

Вся стратегия Кондотьеров мол, сводилась к тому, чтобы сохранить свои войска, свое положение и получить возможно большую личную выгоду.

Таким образом, объясняют и известное развитие заботы по обеспечению войск продовольствием, искусство маневрирования, устранявшего пролитие крови, в чём доходили даже до виртуозности.

Согласно широко тиражируемого мнения политиков, “быстрое” окончание войны было Кондотьерам не на руку, так как с прекращением её они переставали быть нужными государству, которому служили.

Чтобы не быть вынужденными приискивать себе нового повелителя, нуждавшегося в них, выгодно было возможно более затягивать войну, не ради какой-либо политической цели, a ради самой войны, дававшей им пропитание.

Вот почему мол, надо было вести её “медленно”, избегая крупных решительных столкновений, ведя бесконечные осады не имевших никакого стратегического значения пунктов, предпринимая бесчисленные марши и контр-марши и при всем том устраивая возмутительные грабежи и насилия над мирным населением.

Кондотьеры принуждены были изыскивать способы, чтобы наилучшим образом выходить из трудного положения и с успехом бороться в атмосфере недоверия и политического двуличия; думать же о развитии военного дела им якобы было некогда.

Тем не менее, в начале Quattrocento мы встречаем в числе Кондотьеров замечательные личности: Браччио ди Монтоне, Бартоломео Коллеони, Роберто и Сигизмондо Малатеста, Пиччинино, Карманьола, Котиньола и особенно Сфорца (Аттендоло и Франческо), которые ввели в современную им тактику многие улучшения.

Bartolomeo Colleoni donated the moneys to create a statue to himself in order to compete with the memory of Gattamelata, another condotte.This equestrian statue is in Venice.  The Newark Colleoni is a near-exact copy.Bartolomeo Colleoni

 

Основной тактической единицей было "копьё" тяжелой кавалерии, иногда сражавшееся в пешем строю.

Для сражения 25 "копий" объединялись в squadra под командой первого по старшинству командира.

Пехотинцы, вооружённые щитами и коротким оружием встречаются в Италии с Unocento

К периоду со второй половины Trecento по первую половину Quattrocento относят качественный и количественный кризис пехоты. Впоследствии этот кризис был преодолён и со второй половины Quattrocento пехота преобладает на полях сражений.

Все более многочисленная пехота подразделялась на три основные категории:

  • пикинеры (lancieri)
  • щитоносцы (palvesai)
  • стрелки (tiratori)

В первой половине века она в основном использовалась для обороны и осад, но иногда и в наступлении, для чего пехотинцев вооружали мечом и щитом.

Эффективность её действий против полевых укреплений возрастала благодаря широкому использованию стрелков, среди которых все большее распространение находило ручное огнестрельное оружие (schioppettiere).

Тактика находилась под влиянием двух школ кондотьеров начала века:

  • Муцио Аттендола  - Muzio Attendolo 
  • Браччио да Монтоне  - Braccio da Montone

Первый отводил основную роль маневрированию, второй – последовательным кавалерийским атакам.

В целом кондотьеры Quattrocento – командиры войск, состоявших из разных и неравноценных компонентов – не придерживались каких-то жёстких норм, а - как и в остальной Европе – исходили из специфики конкретного боя.

Эффективность и степень взаимодействия различных компонентов их войск постоянно росли.

Пехота

Пехота составляла не более 50—30 % их армии.

Она делилась на:

  • тяжёлую, вооруженную пиками и кинжалами или шпагами
  • легкую — стрелков, арбалетчиков и аркебузеров, число которых было, впрочем, незначительным (от 16 до 10 % пикинеров).

Тяжёлая пехота носила предохранительное снаряжение ( кольчугу и нагрудник).

У некоторой части отборной пехоты были латы, покрывавшие руки и спину, но шлемов пехота почти не носила.

В бою тяжёлая пехота строилась в сомкнутой квадратной массе, до 10 000  человек.

Впереди этой грузной фаланги наступала рассыпная лёгкая пехота, завязывавшая бой.

Если численность пехоты превышала 10 000, то она образовывала несколько "баталий" ("battaglione"), называвшихся авангардом, главными силами и арьергардом; однако во время боя все 3 массы выстраивались в одну линию и, сталкиваясь одновременно, встречали противника пиками, a затем схватывались врукопашную.

Существовало построение из 4 масс, располагавшихся попарно в 2 линии  и сплошь состоявших из пикинеров, в центре же этих масс помещался прямоугольник из пикинеров и стрелков, в середине которых располагались знамя, артиллерия и начальник отряда.

Другое построение, тоже из 4 масс, располагалось в виде креста. В центре его — обоз и знамя, a во входящих углах — орудия.

По желанию этот крестообразный порядок мог видоизменяться в шахматное построение в 3 линии, причем дистанция между линиями не превышала глубины каждой отдельной массы.

В большом ходу было также построение "клином" (свиная голова). В первой шеренге 3—4 ряда, a в каждой из следующих — на 2 ряда больше.

В боевых порядках пехоты того времени мы видим склонность к оборонительным формам.

Пехота всё еще считается неспособной к наступательным действиям.

Конница

Конница итальянских наёмных армий начала Quattrocento составляла от 50 до 70 % армии.

Она образовывала обыкновенно копья, в 5—6 коней каждое:

  • из латника в полном “рыцарском” снаряжении
  • его оруженосца, имевшего большей частью облегчённое снаряжение
  • пажа 
  • 3—4 стрелков, оснащённых метательным оружием (приданных)

Первый латник (capolancia) носил более тяжелое вооружение и считался ударной силой (armigero vero), второй латник был оруженосцем (piatto) и, несмотря на более лёгкий доспех, тоже считался тяжелой кавалерией.

Паж (paggio, ragazzo) исполнял роль слуги в походе и очень редко, случайно, роль вспомогательного бойца на поле боя.

Кроме этой тяжёлой конницы, имелась средняя — конные арбалетчики, имевшие облегчённые латы и сопровождавшиеся оруженосцами.

Представителями лёгкой конницы являлись так называемые стратиоты (от итальянского слова strada — дорога, указывающего, что они высылались вперед по большим дорогам для разведки), служившие главным образом y венецианцев и вооруженные 10—12-футовыми копьями, которые имели железные наконечники с обоих концов, называвшиеся арцагаей (arzagaye).

Конница для боя строилась в глубокие массы, от 12 до 16 шеренг в промежутках между баталиями, a главным образом на флангах.

В ходу было также построение "клином", вытеснившее прежний “рыцарский” (“feudale”) боевой строй "en haie" (частокол).

В клинообразном боевом строе первую шеренгу составляли 5—7 всадников, a в каждом следующем шеренге становилось на 2 латника больше, чем в находящейся впереди.

Для отряда в 200 человек, имея в первой шеренге 5 всадников, понадобится, таким образом, 12 рядов

При большей численности конного отряда увеличивалось число латников первой шеренги (до 9—11) и самое число шеренг.

Артиллерия

При армии возились на быках бомбарды, стрелявшие каменными ядрами:

  • тяжёлые — 300-фунтов
  • облегчённые — 200-фунтов

В большом ходу были так называемые цербатаны (пищали), занимавшие среднее место между аркебузой и пушкой.

Но вообще артиллерия находилась в зачатке, наёмники ее не любили, противясь введению этого оружия.

Немудрено, что при таком жалком состоянии артиллерии, требовавшей при том целой массы повозок (2 бомбарды с принадлежностью и снарядами возились на 50 повозках), она не имела большого значения.

Артиллерия не считалась отдельным родом войск, и артиллеристы были на одной линии с погонщиками волов и обозной прислугой.

Во время боя артиллерия располагалась на фланге, на безопасном месте, недоступном для противника, a если это являлось невозможным, то ее распределяли равномерно по всему фронту.

При ведении кампании итальянцы использовали три вида снабжения:

  • из обозов, идущих из баз
  • из складов, создаваемых в районе операций
  • и, наконец, наиболее распространенный способ, покупку на месте

Флорентийцы имели даже три особых Signori del mercato dell esercito для этих целей.

Если территория была вражеской, то о покупках на месте, естественно, речь не шла.” Война питает войну”

В каждой армии имелись отряды guastatori (разорителей), состоящие из легкой кавалерии, в чьи функции входило, помимо нанесения ущерба территории врага, снабжение своих частей захваченным провиантом.

Что касается управления во время боя, то наиболее выдающиеся Кондотьеры (например Браччио ди Монтоне и Сфорца) применяли уже идею резерва и старались не допустить одновременного столкновения всех имевшихся в их распоряжении войск, оставляя в руках отборную часть пехоты для окончательного удара.

Они развивали также подготовку этого удара предварительным утомлением противника действиями лёгкой пехоты и прикрывали своё расположение высылкой сильной кавалерии.

Аттендоло и Франческо Сфорца не менее замечательны своими заботами по организации хорошей пехоты, численность которой они стремились увеличить.

Тем не менее, эти выдающиеся Кондотьеры не могли создать ничего прочного, так как все действия их были скованы гибельной системой комплектования.

“.. Армии кондотьеров оставались по преимуществу конными и маленькими, так как каждый лишний человек был обузой для кондотьера; его приходилось не только довольствовать, но и выделять ему его долю из добычи…

…На кондотьеров жестоко нападали итальянские патриоты, с гениальнейшим Макиавелли во главе.

В наёмных войсках, не одушевляемых гражданским чувством, они видели гибель Италии, раздробление, узурпацию тиранами власти в свободных республиках, патриоты тяготели к идеалу римской милиции.

Кондотьеров обвиняли в том, что они "живодеры". Таким живодером был, например, немец герцог Вернер фон Урслинген (Гварнерио), избравший себе девиз: "враг Бога, сострадания и милосердия".

У итальянских кондотьеров, однако, часто встречается оригинальная христианско-патриотическая идеология.

Если и между ними были крутые люди (знаменитая фамилия Сфорца — означает насилователь), то условия войны и отношения хозяев, нанимавших кондотьеров, к ним объясняют это. Когда папа Сикст IV узнал, что нанятый им кондотьер Роберт Малатеста одержал полную победу, он распорядился его умертвить.

Такие отношения, конечно, вызывали во время операций у кондотьера мысль — не только разбить противника, но и охранить интересы свои и армии со стороны нанявшей их власти.

Макиавелли и другие патриоты обвиняли кондотьеров в том, что они, чтобы не остаться без работы, затягивали войну, как недобросовестный адвокат затягивает судебный процесс, что они стремились к фокусничеству, что бои их между собой оставались бескровными, а победы имели призрачный характер.

Несомненно, известное стремление к виртуозности, к искусству для искусства, характерно для кондотьеров.

Но у них же народилась осмысленная операция, осмысленная тактика вместо анархической тактики и стратегии средневековья; они обращали особое внимание на правильное снабжение армии, так как солдат служил только хорошо обеспечивающему его кондотьеру, — а когда возникала опасность для самого кондотьера, как это было, когда флорентийцы двинулись против Кастручио Катракани, кондотьеры умели вести очень кровопролитный бой. ..”

Александр Андреевич Свечин

Index liborum:

(5 комментариев | Оставить комментарий)

Comments
 
[User Picture]
From:antoin
Date:Май 14, 2010 11:21 am
(Link)
заинтересовался вот: lanze spezzate это в единственном или во множественном числе? Не знаете ли?
[User Picture]
From:egir
Date:Июль 14, 2010 07:57 pm
(Link)
"lanze spezzate" - это во множественном числе.
[User Picture]
From:antoin
Date:Июль 15, 2010 04:03 am
(Link)
а в единственном? lanza spezzata?
[User Picture]
From:egir
Date:Июль 15, 2010 07:10 am
(Link)
угу...
[User Picture]
From:egir
Date:Июль 14, 2010 07:59 pm
(Link)


"а по Венеции того времени соответствующие исследования вообще отсутствуют."

Рекомендую Вашему вниманию:

Malett, M. E. and J. R. Hale, The Military Organization of a Renaissance State: Venice, 1400-1617. Cambridge, New York, etc: Cambridge University Press, 1984.

И вообще, зачем принимать как базис такие устаревшие работы? Я понимаю, что особым богатством библиографии нас не балуют, но все же есть кое-что посвежее Агапеева:

Arfaioli, Maurizio, The Black Bands of Giovanni: Infantry and Diplomacy During the Italian Wars (1526–1528). Pisa: Pisa University Press/Edizioni Plus, 2005.

Caferro, William, John Hawkwood: An English Mercenary in Fourteenth-Century Italy. Baltimore: The Johns Hopkins University Press, 2006.

France, John, Mercenaries and Paid Men: The Mercenary Identity in the Middle Ages. Leiden: Brill, 2008.

Mallett, Michael, Mercenaries and Their Masters: Warfare in Renaissance Italy. Barnsley: Pen and Sword, 2009 (переиздание работы 1974 г.)

Stonor Saunders, Frances, Hawkwood: Diabolical Englishman. London: Faber and Faber, 2004.
Веблог на Blogger.com Разработано LiveJournal.com