Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Реальные секреты

  • Первой советской цифровой машиной была МЭСМ. Третье издание БСЭ относит ее рождение к 1950–51 гг. Но прототипы работали еще раньше.

    Года с 1947-го. В Теремках, неподалеку от лежавшего в развалинах, получающего по карточкам ничтожные пайки, Киева.

    Тут, конечно же, имеет значение, что С. А. Лебедев занимался конструированием математических машин еще до войны. И А. А. Ляпунов работал в области дескриптивной теории множеств еще в 30-е. Поэтому уже с 1952-го мог читать студентам основы программирования.

    Но для создания любой реальной системы нужен еще доступ к технологиям. И вот тут-то проблем не было.

    Технология электронно-вакуумных ламп — основы электроники индустриальной эры — была широко известна. Нет, не только теоретические основы работы этих приборов — всякое там объемное распределение заряда и динатронные эффекты. Нет, — именно, как их изготавливать. Секретов не было. Патенты публиковались. Технологические процессы — тоже. И, купив лицензию, свои семейства вакуумных приборов производили и чехи, и венгры.

    Патенты — до Второй мировой — соблюдались. Только СССР выпускал «свободную» копию фотокамеры Leica — ФЭД-НКВД. США, Франция, Китай начали выпускать клоны этого фотоаппарата только после того, как изобретения поверженного Рейха стали общественной собственностью.
    Сегодня можно придумать любую сколь угодно передовую архитектуру микропроцессора. Но занятие это малоперспективное. Изготовить-то его в наших «домашних условиях» все равно не удастся. И обратите внимание — даже самые общие сведения о «кремниевых мастерских» обозреватели собирают по крупицам. Потому что там деньги приносит не классический процесс производства с присвоением прибавочного продукта, как полвека назад. Деньги приносят ЗНАНИЯ.

  • Япония оказалась последней страной, совершившей экономический рывок на покупке патентов и техпроцессов с последующим налаживанием массового выпуска хайтек-продукции для всего мира. Сегодня это невозможно. В Малайзии и Гонконге — производственные подразделения. Знания (и деньги!) — в другом месте.

    Корее уже пришлось идти другим путем. Производить продукцию среднего уровня сложности и на вырученные деньги развивать свою науку.
    Получилось! Получилось в обществе, где культура традиционно поощряет знания.

    Так вот и выходит, что для производства современной продукции купить знания не удастся. Сегодняшняя экономика их не продаст.
    И надо отметить, что знания частного сектора оберегаются очень серьезно. Ничуть не хуже банковских сейфов. Это ведь те же деньги.
    Украденные чертежи ракеты в худшем случае вовлекут нас в копирование заведомо устаревшей продукции, или, в лучшем случае, заставят убедиться в безнадежной технологической отсталости.

    Богаче мы не станем.

    А технологические секреты — это деньги. Большие деньги. Именно за ними охотится Департамент общественных дел КНР. И небезуспешно…

  • Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 0 comments