Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Category:

Problem - Reaction – Solution

Человеку хочется быть великим, –говорил Блез Паскаль,-  а он видит, как мал он; ему хочется быть счастливым, а видит, как он несчастлив; ему хочется быть совершенством, а сам он полон недостатков; ему хочется быть любимым и уважаемым всеми, а он своими недостатками вызывает к себе презрение и отвращение.

Эта двойственность его положения порождает в нем страсти преступные и несправедливые по отношению к Другим: в нем нарождается жгучая ненависть к горькой для него правде.

Общественный порядок, который разрушает революция, -  перефразируя Алексис де Токвиль, - почти всегда лучше того, который его  сменяет..

"Если небо не чисто, - говорил Лао -Цзы, - оно разрушается; если земля зыбка, она раскалывается; если дух не чуток, он исчезает; если долины не цветут, они превращаются в пустыню; если вещи не рождаются, они исчезают; если знать и государи не являются примером благородства, они будут свергнуты"

“Виноватый”, “враг” — только персонификация ненависти к “Другому”.

Именно в этой ненависти проявляется сущность всех левых режимов, выблядков 1789 AD, поскольку они, в свою очередь, есть не что иное, как порождение человека - массы и массовых движений.

Наш век, это век расплаты за нарушенное в течение Settecento -Ottocento столетий равновесие между природой и культурой во внутренней структуре и человека, и общества.

 Les philosophes и их последователи во всем мире стремились расширить сферу разума за счет низвержения религии, всевозможных стереотипов морали и других структур: традиций, привычек, предрассудков.

Но, разрушая все это, Les philosophes не распознали и не учли социальную функцию подобных структур — противостояние бессознательному, обеспечение на их основе стабильности общества.

В итоге и без того слабо сдерживаемые всем достоянием культуры бессознательные стремления, инстинкты, — такие как воля к власти и ненависть к “Другому”, агрессия, звериная кровожадность и жестокость, страх, — все это вырвалось наружу и стало фактом и важнейшим фактором общественной жизни.

Великая Триада - Epor si move!

Problem - Reaction – Solution.

Инсценировка проблемы -Возбуждение реакции - Навязывание решения.

Универсальный механизм, приводящий в движение повестку дня Novus ordo .

Поскольку современная общественно-политическая жизнь излишне хаотична и не допускает прямолинейного движения к поставленной цели, Великая Триада делает ставку на полномасштабную инсценировку всей цепочки причинно-следственных связей реальности.

Сценарий Великой Триады был задействован чуть ли не во всех ключевых событиях нового времени-  от т.н. " революции" во Франции до событий  осени 2008 AD.

Английская техническая революция  и есть единственная революция Settecento, а не то возбуждение толпы, которое от Бастилии до садов Тюильри, затем от Вальми до Аустерлица, Байлена и Москвы небезуспешно пыталось сбросить Францию и континентальную Европу с рубежей эволюции.

Катастрофический взрыв конца Settecento  крушит, бьёт, ломает.

По всей социальной лестнице он вызывает самые ретроградные рефлексы отказа от роста.

Словом, он задвигает далеко на второй план ту часть Европы (сектор северо -западный, бельгийский, западно - немецкий), которая наряду с Англией обладала привилегией самых прекрасных достижений.

Перед крахом Ancien Regime

ВФР и её выблядки

Говорят, что Парижская же биржа до принятия в Фонтенбло эдикта 1724 AD практически не существовала.

До этого городские ренты, "вовсе не поступая в продажу", становились предметом
долгих, неторопливых торгов, результат которых скреплялся нотариусом, и не бесплатно.

Тем не менее в царствование Людовика XVI биржевая практика развивается, в дело вмешивается спекуляция, благодаря чему игра на повышение и на понижение делается не менее напряжённой, чем в Амстердаме - а это не пустяк! - или в Лондоне.

Это тревожит многих наблюдателей и даже правительство.

В 1789 AD "Парижская газета" и "Афиши" ежедневно отводят страницу биржевым
котировкам ценных бумаг - акций Индийской компании, билетов Королевских займов (Emprunts royaux), Дисконтной кассы (Caisse d'Escompte), Займов Города Парижа (Emprunts de la Ville de Paris)

К началу т.н. "революции" этих бумаг было выпущено па 8 миллиардов
ливров,- цифра не маленькая, превышавшая совокупный национальный продукт не менее чем вдвое, а звонкую монету, находившуюся в тот момент в обращении,- вчетверо.

Сюда входили и 3 миллиарда королевского долга, в конце концов якобы погубившие Ancien Regime.

Впрочем, некоторые историки экономики с трудом могут понять такой исход: согласно нынешним правилам, государственный долг не грозит никакой опасностью до тех пор, пока он превосходит совокупный национальный продукт не больше, чем вдвое.

Выходит, монархия, чей долг не превышал 3 миллиардов, вовсе не была обречена
на гибель?

Однако распространяются ли сегодняшние правила на реальность вчерашнего дня?

Много грязи было вылито  на Калонна (1783 -1787 AD) - блестящего, дерзкого финансиста, мыслившего в современном, "кейнсианском"  духе, но, однако, управлявшего   Францией очень неудачно.

Весь вопрос в том, возможно ли было в его время управлять ею более удачно?

Les philosophes  подорвали идеологические основания Ancien Regime. Парижский парламент препятствовал реформам короля, парламентские памфлетисты распространяли зловредные идеи les philosophes. Со времён Декарта французская диссида вобще смотрела на Голландию, как на прибежище "свободы"

В сложной системе, находящейся в состоянии кризиса, наступает стадия (это всё описано в теории систем, но в абстракциях, не в приложении к конкретному материалу), когда каждый из блоков "плюет" на систему и начинает оптимизировать исключительно свою собственную деятельность. То есть "тянуть одеяло на себя". Чем это кончается, по теории систем, опять понятно - рушится система, дальше гибнут блоки.

Опять-таки, кто первым страдает при кризисе - это доминанты предшествующей формации, то есть они шансов выжить не имеют никаких. А выживает как раз то, что сидело по щелям до этого момента.

Сложная система в действительности обладают гигантской устойчивостью. Разрушить систему извне, судя по всему, практически невозможно. Опять насчёт общества, все реальные изменения происходят изнутри. Внешними силами ничего реального сделать не получается. Единственно, можно стимулировать некоторые внутренние процессы.

Но для этого должны существовать тренды внутри самой системы. Пятая колонна. Легионы дьявола.Слабое звено.

Применительно к обществу : нерешительность "верхов" + паника, невротизация "низов" + пятая колонна дасу = катастрофа

Ведь Неккер в первый срок своего министерства сумел сбалансировать бюджет.

И финансовый кризис, последовавший за американской Войной за независимость (собственно, и ускоривший созыв Генеральных штатов), был результатом не сколько коллапса системы, сколько обычных ошибок в управлении.

Кризис, сопровождаемый общим, непрерывно растущим беспокойством, шёл по всей Европе.

Ведь рост производительности в сельском хозяйстве привёл к росту рождаемости (до этого, кстати, la grande nation не увеличивала численности населения, 20 млн, в течении трёх столетий), складывалось избыточное предложение рабочей силы (в тех странах где крестьяне не были прикреплены к земле) в основных необученных ремеслу крестьян, не нужных в развивающейся промышленности прото-индустриализации.

GB UK, которую эти  les philosophes всегда считали самой стабильной и "праведной" из стран (ну кто же кусает кормящую руку?), погрузилась в пучину войн с о своими мятежными американскими колониями, которые (при помощи Франции) вознамерились освободиться от британского правления, воспользовавшись слабостью несчастного безумного старика Георга Третьего ("тиран" обложил чай пошлиной в 3 пенса и не дал представительства американцам в британском парламенте)

" ..Франция - изначально здоровое тело. Это здоровье, я бы даже сказал сверхздоровье, было привито ей десятками поколений гегемонии лучших, αριςτοι, которые, время от времени - неохотно и с боем - отдавали власть одному, - тому, кто волею крови и случая оказывался на троне. И точно так же, как всякая мощь жаждет испытаний, сверхздоровое тело, Франция, жаждала болезни - стремилась доказать самой себе способность добровольно ввести в свой организм бациллы заразы, и, тем не менее, выжить. Словно магнит, подобная страсть к αυτ'αγων притягивает к себе паразитов, являющихся болью и мукой par excellence и, что самое главное - осознающими себя таковыми.

Зародыши этих духовных паразитов были выведены в парижских салонах в "эпоху просвещения". Постепенно привитая болезнь развилась, упрочилась в организме. Произошло это, как и всё на земле - случайно. Целая серия случаев-лилипутов, как то - немощь монарха; эстетические и сексуальные пристрастия герцога Орлеанского; разорительные войны Нового Света; вплоть до махинаций строительных подрядчиков, и "гильдий каменщиков", не останавливающихся ни перед чем для получения контрактов на слом гигантской Бастилии и застройку территории, - привели к подчинению тела "которое есть дух" Франции новой модной болезни, вскоре ставшей хронической.

И вот заревели глотки цареубийц, и - впервые в мировой истории - демократически избранная ассамблея единодушно проблеяла о необходимости геноцида собственного народа, а "адские колонны" направились в Вандею жечь младенцев, насиловать их матерей да натягивать человечью кожу на республиканские барабаны, по которым любознательные туристы и по сей день могут постучать в приморских музеях Марьянны-Номер-Пять.

Началась межевропейская гражданская война, длившаяся двадцать три года, во время которой трёхцветные паразиты успешно прививались народам континента. Так вирус "эпохи просвещения" контаминировал Европу, а с нею, весь "культурный" мир.

Более того, произошла любопытная для физиолога мутация тел народов, заражённых вирусом: страдание стало не только привычной, но и единственно приемлемой формой существования; всякий отказ от контакта с паразитами, каждое выражение ностальгии по утерянному великому здоровью тотчас пресекались ножом гильотины, пулей, тюремной решёткой, или же, как это принято сейчас - ссылкой в "Чистилище" гражданской изоляции.

Нескрываемые с 1789-го года корчи Франции преподносятся не как патологическое ответвление от сверхздорового состояния, но как логическое продолжение французской культуры; недалёкие эволюционисты убеждают, что путч дня Святого Камилия только подвел некий итог творчества Рабле, Монтеня и Вольтера. После данного утверждения следует и естественное для "социал-дарвинистов" заключение: "некогда подчинившая себе весь цивилизованный мир французская культура выбрала революцию, а потому и вам, народы Eвропы, если вы желаете следовать высшей культуре, необходимо реализовать слова Интернационала - стереть с лица земли ваше прошлое".

В настоящий момент данная установка воспринимается "бывшими" цивилизованными народами как нечто само собой разумеющееся - так патология "эпохи просвещения" окончательно поработила мир"

Citato loco

В погребе Европы тогда было несколько бочек, у которых вот-вот должна была вылететь пробка. Ежели бочка была невелика, то и пробку на место было вставить легче.

Это историки исключительно пишут про Париж. Но если размышлять о том как боеприпас приводился в окснарвид, принимать во внимание политическую и военную логистику и отдавать дань действительной последовательности событий, то следовало бы обратиться к другим центрам инспирированного брожения и системного кризиса.

Так чрезвычайно важными были события в Нидерландах (которые не всегда и упоминают): сначала в Соединённых провинциях (противостояние "патриотов" с штатгальтером), а позднее в австрийских Нидерландах (бельгийские "патриоты") .

Также важны были события в нескольких французских провинциях, особенно в Дофине (парламент Дофине уже более 20 лет бунтовал против королевской власти).

Решающим для Восточной Европы был Великий сейм Польско-Литовского государства, принявший курс на "реформы" любой ценой, объявивший конфедерацию и создание стотысячной армии (что блокировалось конституцией 1717 AD) .

Фридриха Великого уже не было, а новый король   Пруссии (англофил) начал заигрывать с поляками. Россия была накрепко завязана в компаниях против шведов и турок. Австрия при Иосифе втором была занята Нидерландами.

Каждая из этих "точек напряжения", в свою очередь влияла на другие. Кризис инспирировался в трансконтинентальном масштабе. Согласованно, как по нотам,  проходили действия  и бельгийских "патриотов" и Генеральных штатов. Бельгийская "революция", была важным элементом Французской "революции".

И впереди шёл не Париж, а Брюссель.

В условиях политического паралича и финансового напряжения   Франция оказалась менее способные выдерживать стрессы, чем её соседи.

Как всегда при кризисе самыми главными были психологические факторы. И ни в пролетарском Париже, ни в глубинке -в крепостной деревне -не было средств регулировать волны страха и слепого гнева.

Это сочетание нерешительности в центре и возрастающей системной нагрузки на элиты и паники среди ширнармасс - вот точный рецепт катастрофы.

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments