Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Category:

Monumenta historica

image

Как только процесс набирает ход, новое “знание” влечёт за собой новое “знание”, успех влечёт успех.

Это и есть множитель –эффект снежного кома.

Множитель зависит в первую очередь от объёма взаимных сообщений, то есть от числа людей (порог 10 чел на кв. км).

Интенсивность общений выше в городской среде. Городское население растёт быстрее (особенно в центрах с особо благоприятными условиями, к числу которых в предмодерн относились мегаполисы с населением более 100 тысяч человек)

Одновременно растёт дорожная сеть.

Это изменение оказывается более заметным и благоприятным на фронтире, где происходит преодоление пороговых значений (например, Бранденбург и Пруссия)

Это то что касается физического множителя. Но перемены затрагивают и структуру населения : больше взрослых, а значит, больше людей, наделённых более долгой памятью.

Множитель “истории” и гуманитарных “наук”.

Сначала философия и критическое изучение текстов (методы анализа и понимания). Впервые оно достигает совершенства благодаря Лоренцо Валле (известно его влияние на события эпохи Реформации)

Изначально итальянская, она понемногу становится принадлежностью нижненемецких земель.

Лейден, эти северные “Афины”, расположенный недалеко от столицы, от Ост –Индской компании, перебрасывает мост между классической “античностью” и отдалённым Востоком.

Гроциус (первый историограф Голландии, автор “О праве войны и мира”).

Клювериус (основатель исторической географии) и Гроновиус (нумизмат и востоковед).

Позже Адриан Реляндус (открывший “древнееврейский” и “древнеперсидский” языки).

В самом конце Seicento на авансцену выходит “классическая” философия, благодаря Дюканжу и Ришару Симону.

Увеличение исторической протяжённости – одно из объяснений идеологии LUMEN (Просвещения). 

Потребовалось обрести “далёкое прошлое”, реабилитировать “историю”.

Мифическая история и чистая хроника ушли в прошлое, вершиной которой стало “Рассуждение о всеобщей истории” (1681 AD)  “История протестантских церквей” (1688 AD) Боссюэ.

Изменения в “истории”, несомненно, связаны с соперничеством между христианами, расколотыми на протестантскую и католическую Европу. На “Виттенбергские тезисы” посттридентский католический мир некогда ответил “Церковными анналами” Барония.

Перемены в историографии связаны с затянувшимся ответом католиков. После того как Тридентский собор в ответ на усиление роли так называемого Писания поместил непрерывность Откровения во временную перспективу, католическая учёность была приговорена к “истории” точно так же, как протестантская “наука” – к библейской герменевтике (формирующаяся, как один из разделов гуманитарных наук в 1680-е годы, теснейшим образом связанная с кризисом сознания).

Расширение времени и пространства несли с собой иезуитские миссионеры (их хронотоп включил Китай и Америку в Божественный промысел) и бенедиктинские монахи. Правоверные картезианцы долгое время не замечали огромного труда, совершавшегося их последователями.

1630 AD взорвал маленький замкнутый мир Аристотеля; 1680 AD придал Европе предмодерна “историческое” измерение.

Делёж мирового интеллектуального господства между Францией и Англией, и, наконец, смешение “истории” с историей “прогресса” человеческого разума, публикации серийных изданий т.н. “источников” ( Monumenta Germaniae historica, Collection de documents inédits relatifs а l 'histoire de France, Monumenta historiae patriae,  Fonti perlastoria d'Italia, Rerum Britannicarum medii aevi scriptores, Monumenta Hungariae historica, Monumenta Poloniae historica и прочий контент   Ottocento)  ещё впереди.

Первый этап

image

Болландисты, в первую очередь Херберт Росвейде.

Поскольку он был логиком, новое историографическое измерение Европы родилось на кровоточащей границе, в разорванной Фландрии, на нескольких километрах протестантских земель; Антверпен, 1607 AD.

Сообществу святых надо было придать историческое измерение. Так появляются “Acta sanctorum” (Жития святых).

Первые два тома выходят из печати в Антверпене в 1643 AD. C 1659 по 1714  AD серия процветает под руководством Папеброха (Даниэля ван Папенбрука, 1629 –1714 AD).

Ради этого образцового предприятия Папенбрук наладил переписку с европейским сообществом историков – эрудитов: Муратори, Мабийоном, Балюзом, Дюканжем, Ленен де Тильманом и множеством других.

Всем святым из всех мест, включая православных, было предписано явиться “в суд” : была провозглашена цель “очистить” историю христианства от всех легендарных деталей, которые мало –помалу скопились за прошедшие “века”.

Превосходная просветительская программа и отправная точка  просвещённого “католицизма”, который – между зилотами и янсенистами – образует религиозный костяк католической Европы Settecento.

Второй этап

Deo optima maximo D.O.M.

Касается критической и “научной” истории церкви. Над ней работали Жан де Ланнуа, Дюканж и Адриен Беле.

Но подлинными творцами учёной революции, предугаданной Янсением и Сен –Сираном в их преисполненном трудами убежище “в полях”, несомненно, стали мавристы (конгрегация св.Мавра , Congrégation de Saint-Maur  - les Mauristes, центр — парижское аббатство Сен-Жермен-де-Пре).

Для исторической “науки”  они были тем же, чем Виет для алгебры, Ньютон для небесной механики и Лавуазье (умер на гильотине) для химии.

Основываясь на огромном рукописном материале, мавристы издали историю бенедиктинского ордена, многотомные истории отдельных французских провинций (Лангедока, Бретани и etc.), историю французской литературы (более 40 томов).

Бенедиктинская реформация начинается в Seicento в Лотарингии.

С 1618 AD вся бенедиктинская Франция переходит под патронат мавристов .

Отец Грегуар Тарисс, избранный гроссмейстером в 1630 AD, опираясь на советы отца Люка д’Ашери (1604 –1685 AD), составляющего учёные руководства по новому критическому методу, придал движению новый импульс.

Гигантская машина мавристов за миллионы часов работы сформировала материальную базу исторического синтеза последующих столетий. Она ввела правила установления “истинности” текстов и фактов в соответствии с рациональной процедурой, намеченной Лоренцо Валлой и доныне составляющей основу “исторической” критики.

image

В этом громадном коллективе трудно выделить отдельных авторов. Отчётливо видны лишь самые великие:

  • Жан Мабийон/Jean Mabillon (1632 –1707 AD)

    image   image image image

      • Основал дипломатику ( "De Re Diplomalica" 1681 AD, “О дипломатике”, посвящённой Кольберу) и палеографию,  разработал методику определения подлинности документа, установил признаки датировки и локализации рукописи, создал теорию "национальных типов" латинского письма.

 Dom Mabillon

  • И конечно, Бернар де Монфокон/ Bernard de Montfaucon (1655 –1741 AD)

 Bernard de Montfaucon

      • Заложил основы греческой палеографии как науки; проследил историю греческого письма с “древнейших” времён до падения Римской империи (1453 AD); базируясь на всестороннем анализе многочисленных греческих рукописей библиотек Франции и Италии, наметил принципы исследования средневековых рукописей.
      • Положил начало изучению средневековых греческих рукописных книг и дипломов.
      • Описал греческие кодексы коллекции канцлера Пьера Сегье/Séguier (который составил ценную библиотеку - 4 тысячи рукописей, 10 тысяч книг).
      • Он составил также и первый указатель известных в то время рукописных коллекций. Издатель сочинений Афанасия Александрийского и Иоанна Златоуста, автор многотомных работ по истории и археологии.

Кружок в Сен – Жермене, учёной столице Европы, включал даже несколько мирян – в первую очередь Дюканжа (1610 –1688 ), всемогущего повелителя латыни предмодерна и бенедиктинца по духу, и убеждённого порроялиста, Луи –Себастьяна Ленена де Тильмона (1637 –1698), историка школы Пор-Рояль-де-Шан/Port-Royal des Champs.

Семья  из круга высшего парижского дворянства мантии, где культуру впитывали с молоком матери. Как и следовало ожидать. Ленен посещал Маленькие школы, потом янсенистскую семинарию в Бовэ;он был рукоположен в 1676 AD , после медленной и методичной подготовки в духе Сен – Сирана.

В дискуссии по поводу формуляра он был на стороне ригористов.

Этот историк – провозвестник эпохи LUMEN был спиритуалистом Чистой Любви, человеком, исключительно близким к Паскалю.

Этот строгий богослов –августинианец и автор духовных брошю был в первую очередь превосходным “историком” школы “античной” учёности.

Если “История императоров” и “Справочные материалы по истории церкви” создали Тильмону имя среди “историков” христианства, то его авторитет у “медиевистов” уже не одну сотню лет зиждется на “Жизни Людовика Святого”.

В центре гуманитарных наук и множителя, приведшего к потрясению умов в конце эпохи единства культуры, стоит “история”.

Вспомним о роли Кристофа Келлера (Целлариуса, 1638 - 1707 AD), в образовании “истории”: профессор и библиотекарь, он был привлечён Великим Курфюрстом к созданию в 1694 AD университета в Галле.

Целлариус был современником Дюканжа. Именно в конце Seicento происходит “научное”  освоение “ Средних веков”.

В 1677 Seicento Целлариус издаёт учебник народной латыни “Латинский антиварвар”; его же  “История средних веков” выходит в 1688 AD, спустя несколько лет “О дипломатике” Мабийона.

Латынь в предмодерн, как и "lingua franca" (контактный язык межэтнической торговли), ещё повсеместно распространена.

Латынь проиграла – в Испании с Cinquecento, во Франции, вопреки видимости, в Seicento, в Италии в Settecento.

В первых двух третях Settecento последние её бастионы возвышаются на севере и на фронтире (Венгрия, Польша и Швеция). В германских странах она защищается успешнее, но начиная с 1770 AD  “немецкий” выметает латынь.

А что в старой доброй Англии?

Там Т. Барнет, добрый протестант со склонностью к фундаментализму, в 1681 AD издал в Лондоне на латыни “Священую теорию земли”. В ней всё объяснялось с “научной” точки зрения, ни единая буковка новомодной книги Бытия не осталась неохваченной.

Через пятнадцать лет после Барнета Грегори Кинг рассчитывает рост населения земли от двух особей до 500 млн чуть меньше чем за шесть тысяч лет – ортодоксальная библейская хронология.

То была английская мода.

Во второй половине Seicento география книги радикально меняется по сравнению с его первой половиной и демонстрирует появление новых силовых линий в интеллектуальном и экономическом поле. Журналы и книги – в основе лежит совокупность технических возможностей, технологическая победа.

В Cinquecento печатный станок был деревянным с металлической облицовкой.

Отсюда износ, ломкость и сопротивление за счёт трения.

Первые металлические нажимные винты появляются в Нюрнберге около 1550 AD . Фрашкет (конец Cinquecento) предохраняет от пятен на бумаге: выигрыш в качестве и большее быстродействие.

Но самое важное нововведение появилось в Амстердаме, у В. Янссона Блау, к рычагу пресса он приделал противовес, так что наборщику не нужно было отводить рычаг вручную.

Голландский печатный станок, вскоре усовершенствованный, понемногу получил распространение не только на севере.

С 1660 – 1680 AD книга меняет свой облик, формат и стоимость (снижение цен на бумагу)

Редкая и дорогая вещь приобретает простой и основательный вид предмета обихода, доступного средним – как с точки зрения интеллекта, так и с точки зрения достатка, - представителям элиты.

Лучшая из систем распространения идей с 1680 по 1780 AD переживает десятикратное увеличение фонда.

Третий этап

Взрывообразное расширение Cредиземноморья до всемирного экономического пространства – достижение сдвига 1480 –1530 AD.

Распространение миссионерства – явление 1560 –1650 AD.

Огромная масса сведений была собрана воедино.

Миссионеры создали сравнительную этнографию, “историю” и географию цивилизаций. Это “богатство” вернулось в Европу  среднем через полвека. Ответная реакция наметилась около 1680 AD

В сфере информации, необходимо –достаточной для создания гуманитарной науки, чудо 1680-х AD соответствует научному чуду 1630-х AD (математизация мира)

В Китае эффект множителя был в ещё большей степени чисто историческим.

В десятой главе “Опыта о нравах” Вольтер посвящает себя похожему упражнению, основанному на более обширной информации (отцы из Сеннонского аббатства, кстати, охотно помогали антиклерикалу в работе над “Опытами..”)  и более тяжёловесной иронии.

Dom  Augustin Calmet -  Abbé de Senones

Nexus:

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments