?

Log in

No account? Create an account
Acta diurna
Ноябрь 23, 2008
05:29 pm

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Boer War : Блокада Ледисмита

Англо – Бурская война 1899—1902 AD

Ледисмит— город в британской колонии Наталь (в Южной Африке), узел железных дорог от порта Наталя (Дурбана) к Претории и Кроонштадту ( cм. карту).

В 1899—1900 AD, во время англо-бурской войны, Ледисмит выдержал 4-месячную осаду буров.

После боёв y Гленко-Дэнди и Эландслаагте (см. Boer War -3) войска генерала Уайта (10 тысяч человек) к 14 октября сосредоточились в Ледисмите.

 

Буры продолжали медленное, настойчивое и осторожное наступление с целью окружить Уайта в Ледисмите.

Ледисмит и Клип-ривер 

Правая группа армии Жубера (колонны оранжистов генерала Гроблера и майора Альбрехта) еще 6 октября утвердилась на линии Блестер — Блаубанка, но до 17 октября никаких активных действий не проявила, не попытавшись даже прервать железно-дорожное сообщение с Питермарицбургом, что дало возможность Уайту получить подкрепления из Дурбана.

Главные силы Жубера к вечеру 17 октября расположились западнее железной дороги из Ледисмита на Гленко, войдя в связь с правой группой (колонны оранжистов), которая к этому времени продвинулась ближе к востоку.

Левая группа бурской армии (колонна Л. Мейера, Шалк-Бургера и Эрозиуса) достигла Ломбардскопа и высоты Изимбулвана.

Таким образом, 17-го Жубер, сосредоточив y Ледисмита около 15 тысяч человек, охватил его с 3 сторон кольцом, радиусом в 15миль.

Отряды буров заняли позиции y всех дорог, за исключением пути, идущего вдоль реки Клипа к югу, который они оставили свободным.

До 17 октября Уайт мог ещё без труда уйти из Ледисмита на юг. Но он рассчитывал на успех своих действий против милицейской армии буров и решил 18-го перейти в наступление всеми силами.

К этому времени в Ледисмит по железной дороги из Дурбана, по непонятным причинам оставленной бурами неразрушенной, подошло подкрепление в составе 3 батальонов и отряда морской пехоты с корабля Powerful с 2 opудиями крупного калибра.

Численность англичан в Ледисмите возросла до 12 тысяч человек (11 батальонов, 16 эскадронов, 48 орудий и 200 волонтёров).

Благодаря наличию воздушного шара, Уайту к вечеру 17 октября удалось получить обстоятельные сведения о расположении противника.

MILITARY OBSERVATION BALLOON ABOVE LADYSMITH From: H. W. Wilson, With the Flag to Pretoria, 1902

 Диспозиция, отданная им для наступления 18 октября, сводилась к следующему:

  • колонна полковника Гримвуда (5 батальонов) должна была атаковать Ломбардскоп
  • колонна полковника Гамильтона (4 батальона, из которых 2 только в 4.00 18 октября прибыли из Дурбана, и 18 орудий) получила приказание наступать в северо-восточном направлении
  • генерал Френч с 11 эскадронами и конными волонтёрами должен был прикрывать правый фланг
  • колонна полковника Карлстона (1,5 батальона и 6 горных орудий) назначена была для обеспечения левого фланга, получив приказание овладеть Никольсон-Неком и привлечь на себя внимание противника, занимавшего Интинаионеберг
  • Артиллерия, не вошедшая в состав колонн, должна была содействовать атаке пехоты, обстреливая Ломбардскоп.

Таким образом, для нанесения удара назначено было лишь 2 колонны; общий резерв отсутствовал.

Так как колонне Карлстона предстояло пройти больше, чем остальным, то она выступила к Никольсон-Неку в 22.00 17 октября.

Утром 18-го передовые части колонны столкнулись с противником. Загоревшаяся перестрелка испугала мулов, впряженных в зарядные ящики и патронные двуколки; охваченные паникой, животные умчались в сторону противника, и англичане лишились запаса патронов.

Бой начался при неблагоприятных условиях, и хотя вначале передовые части буров были оттеснены, но уже к 15.00 Карлстон, будучи окружён превосходящим противником и не имея патронов, принуждён был сдаться.

Отсутствие связи между Карлстоном и Уайтом лишило последнего возможности узнать о критическом положении колонны и выручить её.

Непосредственно y Ледисмита бой начался около 8.00.

К этому времени колонна Гримвуда достигла Ломбардскопа, который оказался не занятым противником; буры были расположены восточнее, на реке Моддере.

При дальнейшем наступлении в этом направлении колонна Гримвуда оторвалась от колонны Гамильтона, чем противник и не преминул воспользоваться, выдвинув в образовавшийся промежуток значительные силы с артиллерией и пулемётами.

Уайт немедленно усилил Гримвуда 3 батальонами и одной батареей из колонны Гамильтона.

Артиллерия англичан оказалась слабее бурской; буры получили из Претории по железной дороге несколько тяжёлых осадных орудий.

Уже около 12.00 Уайту стало ясно, что обстановка боя складывается не в его пользу, и он решил отступить в Ледисмит.

Отступление велось под натиском буров и под огнём их дальнобойных орудий.

Спешенные волонтёры Френча, поддержанные артиллерией, задержали натиск противника, a подоспевшая из Ледисмита морская команда с 2 скорострельными орудиями лидитными снарядами заставила замолчать дальнобойные пушки буров.

Благодаря этому, англичанам удалось отойти в Ледисмит благополучно.

В общем, Уайт потерял около 1 300 человек (6 офицеров и 63 нижних  чинов убитыми, 10 офицеров и 239 нижних чинов ранеными, 37 офицеров и 917 нижних чинов взятыми в плен).

К вечеру 18 октября Жубер сомкнул кольцо вокруг города.

Обращает на себя внимание, что, несмотря на тесное обложение Ледисмита, буры не приняли мер к разрушению железной дороги на Дурбан, почему англичане успели еще 21 октября отправить на юг один поезд.

Вообще, Жубер не проявил должной решитительности в действиях, дабы использовать благоприятную обстановку, созданную боем 18 октября, когда одержанная победа подняла дух его войск.

20 октября Жубер занял Колензо, выслав сюда отряд около 5 тысяч человек, что завершило обложение Ледисмита, передав в руки буров оборонительную линию реки Тугелы, имевшую важное значение для операций против английского экспедиционного корпуса, в случае его движения для освобождения Ледисмита.

20 и 21 октября англичанами были произведены небольшие вылазки из Ледисмита, окончившиеся для них неудачей, a 22-го Уайт сделал попытку прорваться к вочтоку, воспользовавшись тем, что буры ослабили этот фронт, отправив часть сил в Колензо. Однако, и эта попытка не удалась.

Только около 3 тысяч человек (1 батальон, 6 орудий и часть конницы) успели пробиться и ушли по дороге на Веенен.

22 октября следует считать первым днём полного обложения Ледисмита, так как лишь с этого числа прекратилось как железно-дорожное, так и телеграфное сообщение города.

До 25 октября буры энергично обстреливали город из своих тяжёлых 155 мм орудий (SHNIEDER -CREUSOT).

 

25-го Жубер предложил Уайту сдаться, что было отвергнуто.

Тогда Жубер выразил согласие на свободный выход из Ледисмита всего гарнизона, однако, без оружия и боевых запасов; Уайт же хотел получить право не только сохранить оружие, но и увезти все запасы.

Соглашение не состоялось, и 27 октября буры произвели штурм, но были отбиты, a 28-го приступили к правильной осаде, причём для непосредственных действий против Ледисмита Жубер оставил всего лишь 8 тысяч человек.

Остальные силы восточной армии буров были двинуты к югу, с целью развития операций в направлении на Питермарицбург.

Оставленный под Ледисмитом отряд буров, отказавшись после неудачного штурма 27 октября от дальнейших попыток взять город открытой силой, перешёл к блокаде.

На случай же новой попытки Уайта прорваться, буры сильно укрепились.

Ледисмит окружён двумя рядами высот, состоящими из отдельных холмов, внешняя цепь коих (до 600 футов высотой — Ломбардскоп) была занята бурами, причём общее протяжение линии обложения составляло 40—50 миль; лучшими позициями являлись Ломбардскоп, Изимбулвана, Мидль-хиль, Блек-хиль и Пепворт-хиль.

Девонширцы на Пеперворт-Хилле

Здесь были расположены тяжёлые 155 мм орудия.

Англичане заняли внутреннюю цепь холмов, возведя на них укрепления сильной профили. Линия обороны имела по обводу 25 миль.

Столь длинная оборонительная линия естественно повлекла за собой разброску сил. Но буры не думали о штурме, желая избежать связанных с ним крупных потерь. С другой стороны и англичане не считали возможным повторить попытку прорваться.

До 25 декабря действия сторон ограничились канонадой и мелкими стычками.

Обращает на себя внимание, что ещё в начале осады Жубер разрешил англичанам вывезти из Ледисмита в лагерь y Интомби (на половине расстояния между позициями, к югу от города) всех больных и раненных, чем значительно облегчил положение гарнизона.

С середины ноября командующий английским экспедиционным корпусом генерал Буллер сосредоточил часть своих сил в Натале, с целью деблокады Ледисмита.

Это привело к бою 1 и 2 декабря y Колензо на реке Тугеле, где были сосредоточены к этому времени главные силы Жубера (см. Boer War : Дело у Колензо на р. Тyгела). Это была первая попытка деблокировать Ледисмит.

Осаждённые, услышав артиллерийскую канонаду на реке Тугеле, поняли, что это идёт бой между войсками Буллера и бурами.

Уайт приготовился оказать содействие первому высылкой из Ледисмита особой колонны, но бой y Колензо окончился полной неудачей англичан.

Гарнизон Ледисмита уже начал испытывать лишения.

Суточная дача была уменьшена до 1/8 нормальной; дурное питание вызвало заболеваемость, и число больных к концу 1899 AD дошло до 20 % общ. состава.

Больших потерь от артиллерийского огня буров гарнизон не нёс, хотя осаждающий ежедневно обстреливал город. Стрельба велась беспорядочно, и результаты её оказались слабыми.

До конца декабря активных действий буры не предпринимали.

Форт -Гамильтон

25-го же два бурских отряда (командо) по собственной инициативе атаковали южный оборонительный сектор, включавший важную для англичан высоту Цезарь-Камп.

 Манчестер-форт ОП артиллерии на Вагон-Хилл Манчестер-форт

Цезарь-Камп ОП 42-й батареи анличан

В 2.30 один отряд буров, искусно использовав складки местноти, незаметно подошёл к Вагон-хилю и, сбив передовые посты англичан, бросился в атаку.

Однако, сбить противника с гребня Вагон-хиля бурам не удалось, и с наступлением рассвета, утвердившись на южном скате высоты, они открыли по обороняющемуся сильный огонь.

Другой отряд около 3.00 атаковал Цезарь-камп и промежуток между этим холмом и рекой Клипом.

Уайт, тотчас по получении донесения об атаке, выслал к Вагон-хилю и Цезарь-кампу поддержку.

 

Непосредственной обороной всего участка распоряжался Гамильтон. Бой по всей атакованной линии велся с обоюдным упорством.

Артиллерия обороняющегося сильным огнём обстреливала также полосу местноти к югу от Цезарь-кампа и Вагон-хиля, в тылу атакующих отрядов, дабы помешать усилению их новыми частями. Стрельба велась по площади, но столь удачно, что движение подкреплений через эту полосу было действительно остановлено.

 

На прочих фронтах обложения буры в наступление не переходили, ограничившись лишь слабыми попытками.

Это обстоятельство дало Уайту возможность постепенно притянуть к атакованным пунктам значительные подкрепления, направив сюда не только общий резерв, но и некоторые части войск с других участков. Бой, шедший в течение целого дня с переменным успехом, к 20.00 закончился неудачей буров.

Главной причиной последней является непонятное бездействие бурских отрядов на остальных участках обложения.

Co стороны англичан необходимо отметить искусное применение артиллерии и решительность действий.

25 декабря y англичан — 424 человека убитыми и ранеными (15 %), y буров, по их показаниям, 150 человек, a по оценке Уайта — 700 человек.

После этой неудачи буры уже не решались на атаки открытой силой.

Между тем, Буллер в январе делает еще две попытки к освобождению Ледисмита (бои на реке Тугеле 6—12 январе и под Вааль-Кранцем 24—27 января), закончившиеся, как и первая, неудачей (см. Boer War -4).

Российский военный представитель при армии буров подполковник Ромейко-Гурко, из сообщения  от 23 января 1899 AD :

“..20 января, после полудня, я прибыл в лагерь главнокомандующего — генерал Жубера, которому немедленно явился и получил позволение осмотреть позиции под Ледисмитом; главная квартира главнокомандующего расположена в семи верстах к северу от этого города, вблизи конечной станции железной дороги (Модер-Спруит). Осмотрев позиции, я испросил разрешение отправиться на р. Тугелу, где на этих днях ожидают новой атаки англичан.

Цирквумлационная линия тянется на протяжении приблизительно пятидесяти вёрст, представляя собой ряд небольших лагерей, или таборов; каждый из них, по большей части, состоит из нескольких десятков в беспорядке разбросанных палаток и громадных крытых фургонов, в которых впрягают восемь мулов или до восьми пар волов. Лагери все эти скрыты от взоров противника гребнями холмов и гор, окружающих Ледисмит, лежащий в центре обширной котловины, у подошвы холма Платерант. На этом холме расположена большая часть английской артиллерии и два сомкнутых укрепления.

На вершинах гор, окружающих Ледисмит, трансвальцы и оранжисты расположили свои тяжёлые орудия; теперь таких орудий осталось только пять; остальные отправлены на Тугелу и под Кимберлей. Подъем этих 15,5 сантиметровых орудий иной раз стоил весьма больших усилий; так орудие Крезо, стоящее ныне на горе Булувана над линией железной дороги, идущей на Эсткурт, было втащено при помощи 800 человек, работавших в продолжении нескольких дней.

Жизнь войск, осаждающих Ледисмит, обыкновенно складывается следующим образом; с раннего утра трансваальцы открывают огонь из своих тяжелых орудий и производят подряд от пяти до десяти выстрелов, на которые англичане немедленно отвечают; затем назначаются люди для наблюдения за неприятелем, а огонь возобновляется лишь в случае появления какой-нибудь хорошей цели. Сами англичане, за последнее время, никогда огня не открывают, а лишь отвечают; их огонь почти никакого вреда осаждающим не причиняет, чего, по-видимому, нельзя сказать про огонь трансваальцев, если верить их словам, а, в особенности, если судить потому, насколько безжизненным кажется город Ледисмит и его лагерь, который очень хорошо видны с горы Булувана в сильную подзорную трубу. Напротив, госпитальный лагерь англичан, состоящий из менее как из 25 больших шатров и 200 малых палаток, кишит народом. Расположен он у самой границы местности, занятой англичанами, у подошвы упомянутой горы. Вчера, во время осмотра работы у строящейся дамбы, я подъехал к госпиталю менее чем на полверсты, а с другого берега реки Сандривер можно подойти шагов на 200.

По вечер огонь совершенно смолкает, а ночью трансваальцы никогда не стреляют, опасаясь, чтобы ответный огонь англичан не причинил вреда осаждающим.

Дело в том, что с наступлением сумерек все трансваальцы и оранжисты поголовно выходят перед линию обложения и занимают стрелковые позиции, разбиваются на так называемые “брандвахты”, численностью в 20 — 40 человек. Каждая брандвахта выставляет от себя двух часовых, сменяемых через два часа; остальные люди спят, завернувшись в одеяла, не разбивая палаток. Впереди орудий крупных калибров, коими осаждающие особенно дорожат, соединяются несколько брандвахт образующих их охрану. Такой порядок принят после одной удачной вылазки англичан.

Таким образом, войска осаждающего все ночи проводят в боевом порядке под открытым небом (своих лошадей люди оставляют в лагерях на попечении кафров), исполняющих в лагерях все нестроевые должности. Только брандвахты, далеко выдвинутые вперед, выезжают на конях, которые треножатся и пасутся поблизости (с рассветом все люди возвращаются в свои лагери).

При начале обложения Ледисмита осаждающие были в числе 5 — 6 тыс., ныне их осталось едва две тысячи. Не далее как третьего дня отсюда отправили 800 человек в подкрепление к Кольсбергу, где ожидают наступление англичан с юга.

Вокруг Ледисмита осаждающие расставили несколько динамо-машин и всю ночь освещают впереди лежащую местность сильными электрическими прожекторами. То же самое делают англичане в Ледисмите.

По-видимому, гарнизон Ледисмита потерял всякую энергию и всякую охоту к активным действиям, так что с 6-го января нов. ст. он никаких вылазок и попыток к прорыву не предпринимал; даже во время пятидневного боя, в течение которого войска ген. Буллера стремились прорвать позиции трансваальцев на левом берегу р. Тугелы, причем одно время англичане имели частичный успех, гарнизон Ледисмита не произвел вылазки, хотя не мог не знать о всем происходившем на берегах р. Тугелы, ибо находится в постоянной гелиографической  связи с войсками ген. Буллера.

О штурме Ледисмита не может быть и речи, хотя бы по недостатку войск у осаждающего. Желая, однако, покончить с ним и в особенности иметь возможность направить свою артиллерию на другие пункты, трансваальцы надумали возвести дамбу поперек реки Сандривер, рассчитывая при помощи её затопить город и большую часть котловины; но вряд ли они достигнут каких-либо существенных результатов, ибо надежда на затопление складов не осуществится, так как вода будет подниматься медленно, и их перенесут на высокие места; к тому же и самый проект не выдерживает критики в том виде, в каком его хотят привести в исполнение.

Сегодня воскресенье, а посему никакой канонады не слышно, ибо трансвальцы никогда не начнут ни стрельбы, ни боя в воскресенье. С раннего утра в лагере слышно пение псалмов.

На р. Тугеле также все спокойно..”

Только энергичное побуждение со стороны главнокомандующего генерала Робертса заставило Буллера, отчаявшегося в успехе, попытаться в 4-й раз форсировать оборонительную линию реки Тугелы с целью деблокады Ледисмита.

Это предприятие увенчалось, наконец, успехом. 2 февраля началось наступление, и к 7-му англичане овладели правым берегом Тугелы.

Одновременные с этой операцией успехи наступательного действия Робертса в Оранжевой республике, слухи о коих дошли до армии Жубера, внесли большое расстройство в ряды её: значительная часть буров ушла в Оранжевую республику и Трансвааль для защиты своих ферм.

Осаду Ледисмита решено было снять, оставив для прикрытия артиллерии и многочисленых обозов с громадным имуществом несколько отрядов (командо) на Питерс-хилле (севернее Тугелы по дороге от Колензо).

После ряда неудачных атак 9—12 февраля англичане 15-го заняли Питерс-хилль, где буры не оказали упорного сопротивления, так как к этому времени большая часть артиллерии и обозов уже ушла из Ледисмита на север.

16-го Буллер, войдя в связь гелиографом с Уайтом, сообщил последнему о своём намерении 18 февраля атаковать высоты Изимбулвана, куда отступили буры с Питерс-хилля.

Между тем, высланная в направлении на Ледисмит конница лорда Дэндональда обнаружила, что весь район к югу от города очищен противником.

Дэндональд беспрепятственно вступил в Ледисмит.

Таким образом, 16 февраля окончилась осада, продолжавшаяся в течение 118 дней.

Состояние гарнизона оказалось весьма печальным: последние недели осады люди получали продовольствия ровно столько, чтобы не умереть с голоду.

Потери гарнизона за всё время осады составляли 101 офицер и 1 320 нижних чинов убитыми, ранеными и умершими от болезней.

Великобритания без должного внимания отнеслась к медицинскому оснащению посылаемых в сверхдальний поход войск, что зачастую приводило к самым печальным последствиям.

На медицинскую службу, из 10 млн ф. ст, испрошенных парламентом для войны, было выделено лишь — 50 000 ф. ст

Около 8 тысяч человек из состава гарнизона прошло через госпитали больными, и ко дню деблокады число способных стоять в строю не превышало 3 тысяч человек.

Из этого видно, что решительные действия буров против Ледисмита в конце января и начале февраля не могли бы не увенчаться успехом.

19 февраля Буллер вступил в Ледисмит.

Буры, не тревожимые противником, спокойно отошли к Драконовым горам и к Биггаребергу (горная цепь)

(1 комментарий | Оставить комментарий)

Comments
 
[User Picture]
From:sa_sha_s
Date:Декабрь 18, 2010 11:13 am
(Link)
Замечательно. Сюжет я в целом знаю, но много интересных подробностей. Особенно же порадовали фото местности.
Веблог на Blogger.com Разработано LiveJournal.com