Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Category:

Как найти белоруса?

Цена вопроса –500 рублей

Белорусскую нацию и язык в самом начале ХХ века спасли 500 рублей, выделенные князем Петром Дмитриевичем Святополк-Мирским, будущим министром внутренних дел, а в ту пору виленским, ковенским и гродненским генерал-губернатором.

Именно на эти деньги известный филолог и этнограф, 42-летний профессор Варшавского университета Евфимий Фёдорович Карский объехал в 1903 AD белорусские земли, поставив себе крайне сложную задачу:

“Определение этнографической границы белорусской народности и языка с соседними великорусскими и малоросскими племенами и наречиями, а также с народностями польской, литовской и латышской”.

Своей цели будущий академик и автор капитального труда “Белорусы” достиг блистательно и оперативно: составленная им “Этнографическая карта белорусского племени” стала серьёзным аргументом против многочисленных скептиков к западу и востоку. Последние начисто отрицали само существование белорусов и их языка.

    В рамках Российской империи территория “белорусского племени” развивалась в сильном поле двойной ассимиляции.

С востока пытались действовать в духе рекомендации одного из теоретиков направления “западно-руссизма” Ксенофонта Антоновича Говорского.

В 1866 AD в “Витебских губернских ведомостях” он предсказывал скорое исчезновение “белорусского подъязыка, ничего не имеющего общего с польским, но очень близкого к русскому”:

“При распространении русской письменности белорусы естественно и легко заговорят разговорным русским языком и охотно выбросят небольшое число обелорущенных польских слов, которые и до сих пор были лишними”.

С запада раздавался влиятельный голос первого польского лауреата Нобелевской премии по литературе, подданного Российской империи Генрика Сенкевича.

Видный исследователь его творчества профессор Марцелий Косман логично полагает, что “национального движения, кстати, очень слабого, на белорусских землях Сенкевич замечать не желал”.

В его знаменитой “Трилоги”, посвящённой трагическим событиям истории Речи Посполитой середины XVII века, никаких белорусов или литовцев нет и близко — любимые герои Сенкевича начиная с хорунжего оршанского Анджея Кмицица сплошь пламенные польские патриоты.

    Если учесть, что голосу классика внимали сотни тысяч его соотечественников на белорусских землях (от 563,8 до 1612,3 тысяч поляков в зависимости от того, как определять национальность — по самосознанию или по вере) сторонников ассимиляции белорусов поляками было больше чем достаточно.

Их позицию ясно выражал лидер национальных демократов (эндеков) Роман Дмовский, одно время бывший лидером польской фракции в III Государственной думе:

“О них [белорусах] может идти речь только как о племени, роде, но не как о национальности. Чтобы на последнюю заслужить право, необходимо иметь хотя бы элементарную внутреннюю организацию, какую-нибудь, хоть и небольшую, совместную душу, хотя бы зачатки каких-нибудь общих стремлений”.

И оправдан вывод молодого львовского исследователя Сергея Лисовского:

“Отвергая белорусский и украинский народ как отдельные нации, видя в них всего лишь ответвление польского этноса, эндеки предполагали применить по отношению к ним политику национальной ассимиляции”

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…