Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

ЖЗЛ: Поручик Лермонтов

Михаил Юрьевич Лермонтов —  сын армейского офицера, известный поэт, певец Кавказа, кавказской войны и бытописатель её типов, родился в 1814 AD, образование начал в Московском университете и, по собственному его признанию, "жил для поприща литературного".

В университетском благородном пансионе, учителем его был , француз Gondrot, бывший полковник наполеоновской гвардии.

Однако, столкновение с одним из профессоров Московского университета  побудило Лермонтова покинуть его, a поступлению в другой (Спб.) помешали какие-то формальности, — и тогда, 10 ноября 1832 AD, он поступил в школу гвардии подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров.

Эта перемeна карьеры не отвeчала желаниям бабушки (Елизаветы Алексeевны Арсеньевой, урожденной Столыпиной) и, очевидно, вызвана настояниями самого поэта и мужественным идеализмом его жизненных стремлений

Ещё с дeтства его мечты носили воинственный характеръ. Кавказ сильно подогрeл их (поездка в 1824 AD). Усердно занимаясь рисованием, поэт упражнялся преимущественно в "батальномъ жанрe". Такими же рисунками наполнен и альбом его матери.

В 20-30- х  годах позапрошлого столетия гражданскии профессии, притом, не пользовались уважением высшаго общества. По свидeтельству товарища Лермонтова, всe не-военные слыли "подъячими".

Он сделал этот шаг серьезно и сознательно и, сообщая о нём близким, писал в одном из своих писем:

"Если начнется война, клянусь Богом, что я всегда буду впереди".

Эту свою Аннибалову клятву Лермонтов свято и честно сдержал.

Лермонтову-поэту и человеку и его "вечно-печальной дуэли" посвящёно множество биографических, историко-литературных и критических исследований и мемуаров; поэтому здесь он рассматривается с наименее обследованной и известной стороны: как офицер, числившийся в списках 4 славных полков нашей армии, как боевой деятель Кавказской войны и как её поэт, историк и бытописатель, произведения которого дают не одно художественное наслаждение, но и возможность живо и верно ознакомиться с характером этой войны, проникнуть в её дух, понять её тактику и психику её бойцев, наших славных "старых кавказцев", и их беспощадных врагов-горцев ("Герой нашего времени").

Школьные годы Лермонтова отмечены рядом поэтических произведений ("Молитва", "Петергофский праздник", "Госпиталь", "Уланша" и "Монго"), воспроизводящих быт и режим этой школы столь ярко, что никакие исторические документы не могут сделать этого сильнее.

"Лермонтов был довольно силен, - вспоминает его товарищ А. Меринский, - в особенности имел большую силу в руках и любил состязаться в том с юнкером Карачинским, который известен был по всей школе как замечательный силач". В очередной раз, когда друзья на спор гнули шомполы гусарских карабинов, в залу вошел директор школы генерал Шлиппенбах. За порчу казенного имущества оба силача отправились на сутки под арест.

"Я гораздо охотнее дрался на саблях, - признается Н. Мартынов (его будущий убийца) - В числе моих товарищей только двое умели и любили так же, как я, это занятие: то были гродненский гусар Моллер и Лермонтов. В каждую пятницу мы сходились на ратоборство, и эти полутеатральные представления привлекали много публики из товарищей".

23 ноября 1834 AD Лермонтов был произведён в корнеты л.-гв. Гусарского полка (Царское село) и служил в нём до февраля 1837 AD, когда за стихотворение "На смерть Пушкина" был переведён прапорщиком в Нижегородский драгунский полк.

1837 AD (по заказу Арсеньевой)

Нижегородский, 17-й драгунский, Его Величества полк

Боевые подвиги Нижегородцев вызвали следующие слова императора Александра II: "Нижегородцев Я считаю своим первым кавалерийским полком".

Тяжелая боевая школа, пройденная полком, выдвинула из среды его целый ряд боевых лиц, сыгравших крупную роль при покорении Кавказа и внесших много славных страниц в историю нашей армии.

  • К. Ф. Сталь
  • кн. А. Г. Чавчавадзе
  • Н. Н. Раевский
  • Ф. Л. Круковский
  • кн. Я. И. Чавчавадзе
  • кн. A. M. Дондуков-Корсаков
  • кн. И. Г. Амилахвари
  • Н. П. Граббе
  • З. Г. Чавчавадзе
  • Н.П. Слепцов
  • И. И. Шабельский
  • А. Ф. Багговут

- начали свою службу в рядах Нижегородского полка или же командовали им.

Полк имел следующие знаки отличия:

  1. Георгиевский штандарт с надписью: "За отличие, оказанное в Персидскую войну 1826, 1827, 1828 годов, за отличные подвиги в Чечне в 1851 году и в сражении при Кюрюк-Дара 24 июля 1854 года." и "1701-1901", с Александровской юбилейной лентой;
  2. знаки на шапки с надписью  "За отличие";
  3. 17 Георгиевских труб с надписью: "За отличные подвиги при поражении 36-тысячного турецкого корпуса на Башкадыкларских высотах 19 ноября 1853 года";
  4. петлицы за военное отличие на мундирах штаб- и обер-офицеров и нижних чинов;
  5. широкие Георгиевские ленты к штандартам с надписью: в 1-м д-зионе - "За сражение 2 и 3 октября 1877 года на Аладжинских высотах" и во 2-м д-зионе - "За дела при Бегли-Ахмете 18 мая и на Орловских высотах 2 октября 1877 года";
  6. особая форма (газыри на мундирах и лампасы на рейтузах) и азиатские шашки образца, утвержденного в царствование Императора Николая I.

В списках Нижегородского полка числился Наследник Цесаревич Великий Князь Алексей Николаевич с 26 марта  1906 AD.

Числились в полку императоры Александр II (с 12 .07. 1864 AD по 1. 03. 1881 AD) и Александр III (с 27 .11. 1881 AD по 21 .10. 1894 AD) и В. Кн. Михаил Николаевич (с 13. 10. 1863 AD по 30 .12. 1909 AD).

Полковой праздник - 27 ноября.

Вид Тифлиса (Лермонтов)

За этот период жизни (1832 –1837 AD) Лермонтовым были  написаны уже такие крупные вещи, как "Боярин Орша", "Маскарад", "Умирающий гладиатор", "Хаджи-Абрек" и "Измаил-бей".

Но поэтическiй талантъ Лермонтова былъ извeстенъ лишь въ офицерскихъ и свeтскихъ кружкахъ. Первое его произведенiе, появившееся въ печати - "Хаджи Абрекъ" - попало въ "Библиотеку для Чтенiя" (1835 AD) безъ его вeдома, и послe этого невольнаго, но удачнаго дебюта Лермонтов долго не хотeлъ печатать своихъ стиховъ.

Смерть Пушкина явила Лермонтова русской публикe во всей силe поэтическаго таланта. Лермонтов былъ боленъ, когда совершилось страшное событiе. До него доходили разнорeчивые толки; "многiе", разсказываетъ онъ, "особенно дамы, оправдывали противника Пушкина", потому что Пушкинъ былъ дуренъ собой и ревнивъ и не имeлъ права требовать любви отъ своей жены. Невольное негодованiе охватило поэта, и онъ "излилъ горечь сердечную на бумагу". Стихотворенiе оканчивалось сначала словами: "И на устахъ его печать". Оно быстро распространилось въ спискахъ, вызвало бурю въ высшемъ обществe, новыя похвалы Дантесу; наконецъ, одинъ изъ родственниковъ Лермонтова, Н. Столыпинъ, сталъ въ глаза порицать его горячность по отношенiю къ такому джентльмену, какъ Дантесъ. Лермонтов вышелъ изъ себя, приказалъ гостю выйти вонъ и въ порывe страстнаго гнeва набросалъ заключительную отповeдь "надменнымъ потомкамъ"... Послeдовалъ арестъ; нeсколько дней спустя корнетъ Лермонтов былъ переведенъ прапорщикомъ въ нижегородскiй драгунскiй полкъ, дeйствовавшiй на Кавказe. Поэтъ отправлялся въ изгнанiе, сопровождаемый общимъ вииманiемъ: здeсь были и страстное сочувствiе, и затаенная вражда.

Таким образом, Кавказ уже привлекал внимание Лермонтова и, отправляясь теперь туда, он ехал, подготовленный своим гениальным прозрением к тому, чтобы принять живое участие в шедшей на нём войне, знакомый с характером противника и его приёмами борьбы.

Крестовая гора (Лермонтов)

Об этом ясно свидетельствует именно поэма "Измаил-бей" (1832 AD ), в которой дано художественно-этнографическое описание горских племён Кавказа, которых "Бог — свобода", a "закон — война", рассказана поэтическая история Кавказской войны и предсказан её удачный для России исход.

"Какие степи, горы и моря оружию славян сопротивлялись? И где веленью русского царя измена и вражда не покорялись?"

Явившись на Кавказ (Кахетию), Лермонтов тотчас же стал хлопотать о том, чтобы попасть в осеннюю экспедицию на Черноморское побережье и, действительно, "1837 AD находился в экспедиции за Кубанью под начальством г.-л. Вельяминова, в каких же походах неизвестно".

"Два, три месяца экспедиции против горцев могут быть ему небесполезны, - полагал Генерал-майор В. Вольховский, лицейский друг Пушкина, а в то время начальник штаба Кавказского корпуса, - это предействительное прохладительное средство, а сверх того - лучший способ загладить проступок. Государь так милостив..."

В 1837-1838 AD Лермонтов создаёт свой автопортрет. Он изобразил себя в мундире Нижегородского драгунского полка: в черкеске с газырями на груди, наброшенной на плечо бурке, с шашкой на поясе, на фоне гор.

На другой же день после Высочайшего смотра Нижегородскому полку (11 октября 1837 AD) Лермонтов был переведён обратно в гвардию — в л.-гв. Гродненский гусарский полк (С 26 февраля по 9 апреля 1838 AD  состоял  корнет М. Ю. Лермонтов в 4-м эскадроне),  a в апреле 1838 в 4-м эск — в свой прежний л.-гв. Гусарский полк.

   

Лермонтов в форме л.-гв. Гусарского полка.

Покидая Кавказ, Лермонтов резюмировал свои впечатления от пребывания на нём так: "Здесь, кроме войны, службы нет".

Литературная слава Лермонтова всё росла, первые варианты "Демона" уже ходили в списках по рукам, "в нём начинали видеть преемника Пушкину", a его уже опять тянуло на Кавказ, где "в сшибках удалых забавы много, толку мало".

Однако, просьба Лермонтова о переводе его на Кавказ встретила отказ: "не хотят даже допустить, чтобы меня убили", писал он.

Но ссора его, вернее, спор — опять-таки из-за Пушкина — с сыном французского посланника де Барантом (его соперником в ухаживании за кн. Щербатовой), закончившаяся дуэлью, заставила позабыть об этих высоких побуждениях, и по военному суду 13 апреля 1840 AD Лермонтов был  вновь исключён из гвардии и отправлен на Кавказ поручиком в Тенгинский пехотный полк ( кавалериста, отправили в пехоту)

Здесь ему предстояло попасть в гарнизон какого-либо укрепления на Черноморской линии, но это ему не улыбалось.

Он добился прикомандирования к отряду генерала Галафеева, посланному для усмирения Чечни, возмущённой Шамилем.

Из Ставрополя в июне 1840-го  AD Лермонтов сообщает в письме к другу: "Завтра я еду в действующий отряд на левый фланг, в Чечню брать пророка Шамиля, которого, надеюсь, не возьму, а если возьму, то постараюсь прислать к тебе по пересылке". Шутливое предсказание поэта не сбылось: минуло еще долгих девятнадцать лет, прежде чем Шамиля пленил товарищ Лермонтова по юнкерской школе князь Александр Иванович Барятинский.

Лермонтов пиcал Лопухину: "Может быть, когда-нибудь я засяду у твоего камина и расскажу тебе долгие труды, ночные схватки, утомительные перестрелки, все картины военной жизни, которых я был свидетелем".

11 июня 1840 AD он принял деятельное участие в бою на реке Валерик , картину которого, как и свои боевые впечатления, отразил в стихотворении "Валерик".

В доверительном письме другу поэт приводил подробности дела: "У нас были каждый день дела, и одно довольно жаркое, которое продолжалось 6 часов сряду. Нас было всего 2000 пехоты, а их до 6 тысяч; и все время дрались штыками. У нас убыло 30 офицеров и до 300 рядовых, а их 600 тел осталось на месте - кажется, хорошо! Вообрази себе, что в овраге, где была потеха, час после дела пахло кровью".

Генерал Мамацев, участник этого боя, в своих воспоминаниях, напечатанных в 1897 AD в газете "Кавказ", говорит, что хорошо помнит момент, когда Лермонтов верхом на белом коне, рванувшись вперёд, исчез за валами.

Об этом же свидетельствовал в своей реляции и генерал Галафеев:

"Тенгинского пехотного полка поручик Лермонтов во время штурма неприятельских завалов на реке Валерик имел поручение наблюдать за действиями передовой штурмовой колонны и уведомлять начальника отряда об её успехах, что было сопряжено с величайшей для него опасностью от неприятеля, скрывавшегося в лесу за деревьями и кустами. Но офицер этот, несмотря ни на какие опасности, исполнял возложенное на него поручение с отменным мужеством и хладнокровием и с первыми рядами храбрейших ворвался в неприятельские завалы".

Валерик (Вайрик) — река в Терской области, правый приток реки Сунжи. В 1840 AD, 11 июля, здесь произошло жаркое дело русского отряда с восставшими горцами. Имя Шамиля уже становилось грозным. На его призыв уже собрались различные горские племена, для усмирения которых в июле 1840 AD был сформирован в крепости, Грозной отряд генерала Галофеева (6,5 батальонов, 1,5 тысяч казаков, 14 орудий) 10 июля отряд прибыл в Гехи .

Валерик. (С акварели М. Ю. Лермонтова и кн. Гагарина).

Утром 11-го, когда отряд втянулся в Гехинский лес, он был обстрелян чеченцами; авангард отбросил неприятеля штыками и подошел к pеке Bалерик. Эта речка, протекая по самой опушке впереди лежащего леса, в глубоких отвесных берегах, пересекала дорогу отряда. Дабы обеспечить переход речки и занятие леса, была рассыпана цепь, a артиллерия подошла на ружейный выстрел.

В это время чеченцы со всех сторон открыли убийственный огонь, несмотря на который, куринцы, помогая друг другу, перешли по обрывам овраги и по грудь в воде ворвались по обеим сторонам дороги в лес, где огонь умолк; противники сошлись грудь грудью и вступили в ожесточёный рукопашный бой. Несмотря на фанатическое наступление чеченцев, они были оттеснены, но ещё долго оказывали сопротивление то с одной, то с другой стороны и два раза пытались напасть на обоз. Наконец бой постепенно стал стихать.

Генерал Галофеев об этом бое доносил:

"Успеху сего дела я обязан распорядительности и мужеству полковых командиров, офицерам Ген. штаба, a также Тенгинского пехотного полка поручику Лермонтову, с коими они переносили мои приказания войскам в пылу сражения в лесистом месте, a потому заслуживают особенного внимания, ибо каждый куст, каждое дерево грозило всякому внезапною смертью".

Этот бой Лермонтов опоэтизировал в своем известном стихотворении "Валерик"

 

Поражение партии чеченцев при следовании наследника цесаревича Александра Николаевича из кр. Воздвиженской в укр. Ачхой, 26 октября 1850 AD

В 1850 AD, после сопровождения государя по крепостям и войскам, расположенным в Западн.ом крае и в Царстве Польском, цесаревич Александр Николаевич (впоследствии император Александр II) отправился на Кавказ, тогда еще не замирённый, и здесь, на пути из Воздвиженской креп. в Ачхой, между реками Рошня и Валерик, 26 октября, наткнулся на партию горцев.

Произошла схватка, в которой наследник престола проявил выдающееся мужество и по представлению тогдашнего наместника Кавказа, кн. Воронцова, был пожалован орденом св. Георгия 4 ст.

Зрелище войны сделало Лермонтова серьезным, — и зрелость его мыслей о ней сказалась не только в "Валерике", но и в том остальном его художественном наследии, которое связано с Кавказом ("Завещание", "Спор", "Казачья колыбельная песня").

Портрет, выполненный в июле 1840 AD с натуры однополчанином Лермонтова, бароном Д.П. Паленом, после валерикского боя, в палатке барона Л.В. Россильона.  Это - единственный профильный портрет Лермонтова и, возможно, наиболее схожий с оригиналом из всех прижизненных изображений.

Однако, скорбный вопрос, заданный себе Лермонтовым после боя под Валериком: "Жалкий человек! Чего он хочет? Небо ясно, под небом места много всем, но беспрестанно и напрасно один враждует он... Зачем?", не ослабил в Лермонтове сознание долга и боевой энергии.

Его отчаянная храбрость, удивлявшая по словам К. X. Мамацева, даже старых кавказских джигитов, и столь ценная в кавалеристе "непоседливость" доставили ему начальствование над конными охотниками отряда Галафеева, и Лермонтов оказался образцовым начальником летучего отряда.

"Славный малый - честная, прямая душа - не сносить ему головы. Мы с ним подружились и расстались со слезами на глазах. Какое-то чёрное предчувствие мне говорило, что он будет убит... Жаль, очень жаль Лермонтова, он пылок и храбр - не сносить ему головы" –писал Руфин Дорохов .

Будучи намного старше Лермонтова, он имел скромный чин унтер-офицера, так как за участие в дуэлях и буйное поведение не раз лишался офицерских погон. Поначалу их отношения едва не дошли до поединка, но жизнь под чеченскими пулями быстро сблизила их. Старый кавказский рубака, Дорохов имел под началом "команду охотников", которую, выбыв по ранению из строя, передал Лермонтову.

"Я получил в наследство от Дорохова, которого ранили, отборную команду охотников, состоящую из ста казаков, - разный сброд, волонтеры, татары и прочие, это нечто вроде партизанского отряда, - сообщает поэт, - и если мне случится с ним удачно действовать, то авось что-нибудь дадут"

Желанная награда давала бы надежду на прощение и отставку, о чём Лермонтов вероятно подумывал, желая целиком посвятить себя литературе.

В документах о представлении Лермонтова к награде говорилось, что "ему была поручена конная команда из казаков-охотников, которая, находясь всегда впереди отряда, первая встречала неприятеля и, выдерживая его натиски, весьма часто обращала в бегство сильные партии".

"Его команда, — по словам Мамацева, — как блуждающая комета, бродила всюду, появлялась там, где ей вздумается, открывая присутствие неприятеля и как снег на голову падая на чеченские аулы".

"Невозможно было сделать выбора удачнее, — доносил Галафеев высшему начальству. — Всюду поручик Лермонтов первый подвергался выстрелам хищников и во главе отряда оказывал самоотвержение выше похвалы. 12 октября на фуражировке за Шали этот отличный офицер, пользуясь плоскостью местоположения, бросился с горстью людей на превосходного числом неприятеля, отбивал его от цепи наших стрелков и поражал неоднократно собственой рукою хищников.

15 октября он с командою первый прошёл через Шалинский лес, обращая на себя все усилия хищников, покушавшихся препятствовать нашему движению. При переправе через реку Аргунь он действовал отлично и, пользуясь выстрелами наших орудий, внезапно кинулся на партию неприятеля, которая тотчас же ускакала в ближайший лес".

Так же лестно отзывается о Лермонтове и князь Голицын, начальник кавалерии в отряде генерала Граббе, в состав которого, для действий против Шамиля, вошел и отряд Галафеева с его Лермонтовской командой.

"Во всю эту экспедицию в Малую Чечню, с 27 октября по 6 ноября (1840 AD), — доносил Голицын, — поручик Лермонтов командовал охотниками, выбранными из всей кавалерии, и командовал отлично во всех отношениях; 27 октября он первый открыл отступление хищников из аула Алды и при отбитии y них скота принимал деятельное участие, врываясь с командою в чащи леса и отличаясь в рукопашном бою".

В бою 28 октября в Гойтинском лесу Лермонтов первый открыл завалы, за которыми укрепился неприятель, выбил его из леса, гнал и уничтожил большую часть хищников.

30 октября произошло второе дело на реке Валерик, в котором Лермонтов со своей командой отрезал сильной партии горцев выход из леса.

4 ноября в Алдинском лесу произошёл последний бой, вся тяжесть которого легла на нашу артиллерию (4 opудия), долженствовавшую обеспечить отступление арьергарда. Понимая тяжкое положение артиллерии в лесном дефиле, Лермонтов "раньше всех явился к орудиям со своей командой".

Современники поэта сообщают, что в походе он не обращал никакого внимания на форму: носил то канаусовую красную рубаху, то офицерский сюртук, расстёгнутый, без эполет, с откинутым назад воротником. Переброшенная через плечо черкесская шашка и белая холщовая фуражка довершали его костюм.

"Всегда первый на коне и последний на отдыхе", — так характеризовал Лермонтова кн. Голицын.

Галафеев представил Лермонтова за первое дело к ордену св. Владимира 4 ст. с бант., за последующие — к обратному переводу в гвардию с тем же чином и со старшинством, a кн. Голицын за экседицию в Чечню — к золотому оружию (золотая сабля с надписью “За храбрость”).

Лермонтов в форме Тенгинского пехотного полка 1841 AD 

Но в Спб. Лермонтову отказано было даже в ордене св. Станислава 3 ст. и велено никуда из полка не отпускать.

Это Высочайшее повеление уже не застало Лермонтова в живых.

Он погиб 15 июля 1841 AD в г. Пятигорске на дуэли с отставным майором Мартыновым.

По нeкоторымъ разсказамъ, онъ еще въ 1837 г. познакомился здeсь съ семьей Верзилиныхъ и одну изъ сестеръ - Эмилiю Верзилину - прозвалъ "La Rose du Caucase". Теперь онъ встрeтилъ рядомъ съ ней гвардейскаго отставного офицера, Мартынова, "мрачнаго и молчаливаго", игравшаго роль непонятаго и разочарованнаго героя, въ черкесскомъ костюмe съ громаднымъ кинжаломъ. Лермонтов сталъ поднимать его на смeхъ, въ присутствiи красавицы и всего общества. Столкновенiя были неминуемы; въ результатe одного изъ нихъ произошла дуэль - и 15 iюня поэтъ палъ бездыханнымъ у подножiя Машука.

Двое из его однокашников, повоевавших на Кавказе, закончили ратный путь в звании генерал-фельдмаршалов, многие дослужились до генеральских погон. Лермонтов же так и ушёл в вечность поручиком Тенгинского пехотного полка.

Арсеньева перевезла прах внука в Тарханы.

В память того, что в  Николаевском кавалерийском училище с 1832 по 1834 AD воспитывался знаменитый поэт М. Ю. Лермонтов, при училище в 1883 AD был открыт богатый по своим коллекциям "Лермонтовский музей", a 1 октября 1913 AD перед зданием училища воздвигнут Лермонтову памятник.

Въ 1889 AD, по всероссийской подпискe, поэту ,был воздвигнут памятник в Пятигорскe

Драгуны

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments