Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

ЖЗЛ : Бестужев - Марлинский

“.. И я погибну вдалеке от родины и воли..” (1828 AD)

Плачьте, красавицы, в горном ауле,
Правьте поминки по нас:
Вслед за последнею меткою пулей
Мы покидаем Кавказ.

Здесь не цевница к ночному покою, —
Нас убаюкает гром;
Очи не милая черной косою —
Ворон закроет крылом!

(песня из повести “Аммалат-Бек”)

Александр Александрович Бестужев - Марлинский— известный русский писатель (1797—1837 AD), автор замечательных “Русских повестей и рассказов”.

Отданный сначала в Горный корпус, Марлинский первоначально учился хорошо, но затем возненавидел математику и в 1817 AD поступил юнкером в лейб-гвардии Драгунский полк, стоявший в "Марли", близ Петергофа (отсюда и псевдоним "Марлинский").

В 1818 AD Марлинский был произведён в корнеты и назначен адьютантом к главноуправляющему путями сообщений генералу Бетанкуру, a после — к герцогу Александру Вюртембергскому.

 

В 1824 AD Марлинский сходится с Рылеевым, вместе с ним издаёт знаменитый альманах "Полярная Звезда", вступает в тайное сообщество и принимает деятельное участие в событиях 14 декабря 1825 AD .

Осуждённый к ссылке в Сибирь на 20 лет (до этого Петропавловка, 1,5 года в форту “Слава” в Финляндии и 21 месяц ссылки в Якутске), Марлинский обратился к Императору Николаю I с прошением о переводе его на Кавказ.

В 1829 AD  эта просьба была уважена, и он был определён рядовым в 14-й егерский полк.

Участвуя во многих стычках, ведя походную и боевую жизнь, Марлинский в то же время усиленно занимался литературой, и его рассказы: "Испытание", "Наезды", "Лейтенант Белозор", "Амалат-Бек", "Фрегат Надежда" и другие в короткое время приобрели их автору огромную известность.

Всякая новая повесть его ожидалась публикой с нетерпением. Многие его стихотворения заучивались наизусть, как, например, известная песня: "Плачьте, красавицы, в горном ауле, правьте поминки по нас...".

Даже такие крупные таланты, как Пушкин ("Выстрел") и Лермонтов ("Герой нашего времени"), не избегли его влияния.

В 1834 AD Марлинский был переведён в Ахалцых , a затем в славный 77-й Тенгинский пехотный полк и лишь в 1836 AD произведён в прапорщики.

Не бойся, Пушкин, я не умер..

“ ..Я кочевал с утеса на утес, ободряя то шпорами в бока, то гладя по шее моего борзого горца. Привыкший ко всем ужасам кавказских картин, конь мой, прядая ушами и осторожно переступая с ноги на ногу, морщил свои огненные ноздри. Я завидел вдали всадника в чудной одежде, он летел и, казалось издали, падал со скалы на скалу.

Мы поравнялись — то был Бестужев! Целованья, обниманья, безответные вопросы и ответы не на вопросы были следствием этой неожиданной и приятной для нас обоих встречи. Мы еще — в сотый раз — обнялись, и пошли дельные друг другу вопросы.

Бестужев рассказывал мне о своем житье-бытье. Я его слушал, читая половину его жизни в этих слезах, которые нежданно оросили его огненные очи. Я понял, каково его существование, я понял, что жизнь ему не дороже полушки. Он говорил мне, что давно уже ищет возможности окончить со славой и честью свое опятненное плавание по океану жизни.

“Я жажду ветров, — говорил он, — я жажду бурь, где бы мог явить себя спасителем существ, счастливых более, чем я”. Он не кончил еще рассказа, я не успел еще стряхнуть слезу ребячества, несносно щекотившую мне глаз, как всадник мой исчез. Гляжу, оглядываюсь — нет его! В пять прыжков конь вынес меня на острие скалы: внизу, в ужасной глубине, шумит река и в волнах плещется Бестужев! Я обмер от страха. Он рухнулся стремглав в чернеющую бездну, я испугался, а он, шалун Бестужев, он махает шапкой и кричит: “Не бойся, Пушкин, я не умер... я жив еще, к несчастью моему... но вот, мой друг, как дорого ценю я жизнь!”

А.С. Пушкин , “Путешествие в Арзрум”

В мае 1837 AD Марлинский уже был представлен за боевые отличия к ордену св. Анны 4 ст. и прикомандирован к  Грузинскому, 14 –му гренадёрскому, генерала Котляревского, полку .

История Грузинского гренадёрского полка за второе столетие его существования является историей покорения Кавказа. Длинный перечень наиболее известных сражений при Анапе, Ганже, Ахалцыхе, р. Аракс, р. Арпачай, Эривани, Асландузе, Ленкорани, Ахалкалаках, Эрзеруме, с. Каинлы, м. Адлер, Ордубате, Карсе, Баш-Кадыкларе, КурюкДара, Ведене, Гунибе, Зивине, Аравартане, ДевеБойну, на Аладжинских высотах, в горах Имеретии, Осетии, Чечни, Дагестана и Карабаха, — подтверждает сказанное.

Полк получил наименование “Грузинского” в 1811 AD - за покорение Имеретии и пленение последнего грузинского царька Соломона в 1809 AD ( полку была пожалована отбитая y имеретин в Ханском ущелье церковная утварь "в память особененных трудов, понесённых тем полком в сии прежние экспедиции") и за блистательное взятие крепости Ахалкалаки в 1811 AD ( полку были пожалованы Георгиевские знамёна).

С этим полком Марлинский отправился в экспедицию против горцев на мыс Адлер (экспедиция барона Розена в Цебельду), и здесь 7 июля, раненый в грудь 2 пулями, при отступлении отстал от товарищей и был изрублен горцами.

“…Ходатайство графа Воронцова о переводе Бестужева на гражданскую службу царь оставил без последствий. И Бестужев с огорчением понял: что можно одним разжалованным, то нельзя, недоступно ему! Только ранение или инвалидность могли бы позволить Александру Бестужеву уйти из армии... А горские пули, как назло, всегда щадили его!

“Пули меня решительно не берут, хотя вся одежда исстреляна”, — писал он.

И вот теперь представлялась еще одна возможность участвовать в жестоких схватках, в которых можно быть раненным…”

Леонтий Раковскогий, “Жизни наперекор: Повесть о Марлинском”

Тело его не было разыскано.

Духовное заввещание

1837 года, июня 7.

Против мыса Адлера, на фрегате “Анна”.

Если меня убьют, прошу все, здесь найденное, имеющееся платье отдать денщику моему Алексею Шарапову. Бумаги же и прочие вещи небольшого объема отослать брату моему Павлу в Петербург. Денег в моем портфеле около 450 р., да 500 осталось с вещами в Кутаиси у подпоручика Кирилова. Прочие вещи в квартире Потоцкого в Тифлисе. Прошу благословения у матери, целую родных, всем добрым людям привет русского. Александр Бестужев.

Марлинский умер в самом расцвете своей литературной деятельности. Как признавала русская критика, Марлинскому принадлежит честь одного важного литературного открытия.

Он открыл русского солдата и офицера, того самого, который y всех был на глазах, которым все восхищались и о котором, кроме заученных фраз, не умели сказать ничего путного.

"Марлинский первый заговорил о солдате, — этом "казённом добре", как о предмете одушевлённом, и об его начальниках, как о людях, которые умели командовать не только строем, но и собственной мыслью и чувством" (Н. А. Котляревский, Декабристы, Спб., 1907 AD).

В одном из своих публицистических и юмористических очерков ("Будочник-оратор" 1832 AD ) Марлинский писал:

"Когда подумаешь о терпении и подчинённости нашего солдата, о его бескорыстии, о его храбрости, — он защищает отечество снаружи, охраняет его внутри, лезет в огонь, очертя голову, — когда вообразишь неутомимость трудов его в походах и осадах, бесстрашие в битвах, так уму чудно, a сердце радуется.

С пудовым ранцем за плечами прыгает он на стену, как серна, с голодным брюхом дерётся, как лев, на приступе. Нет для него гор непроходимых, нет крепостей неодолимых".

Вот его мысли о русском солдате :

“..Сказать про русского: он храбр — все равно что сказать: он ходит на двух ногах...

..Чтоб узнать добрый, смышленый народ наш, надо жизнью пожить с ним, надо его языком заставить его разговориться...

Солдат наш. Какое оригинальное существо, какое святое существо! Как многогранна его деятельность, но как отличны его понятия от тех, под которыми по форме привыкли его рисовать! Этот газетный мундир ему не в пору...

Кто видел солдат только на разводе, тот их не знает, кто видел с фухтелем в руке, тот их не узнает никогда, хоть бы век прослужил с ними. Надо спать с ними на одной доске в казарме, лежать под пулями в траншее, под перевязкой в лазарете.

Я был так счастлив (или, пожалуй, так несчастлив), что вблизи разглядел народ наш и, кажется, многое угадал в нем. Вопрос: удастся ли мне извлечь когда-нибудь из этих дробей знаменателя?

Хочу и сомневаюсь”.

С неменьшим вниманием останавливается Марлинский и на типе боевого героя в лице русского офицера, умело и верно схватывая всю поэзию и правду битвы и военной жизни в Закубанье и вообще.

 

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments