Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Category:

Imprinting

Известен случай с маленьким жирафом, чью мать случайно сбил джип сразу же после его рождения. Новорожденный, следуя жестко заданной генетической программе, “импринтировал” первый же объект, который более-менее вписывался в архетип жирафа, — сам джип. Он повсюду следовал за машиной, подавал ей голосовые сигналы, пытался найти у нее вымя, а повзрослев — совокупиться с ней.

Конрад Лоренц приводит подобный случай с гусенком, который случайно импринтировал мячик для игры в пинг-понг и затем всю свою взрослую жизнь оставался равнодушен к гусыням, направив всю свою сексуальную энергию на мячики для пинг-понга.

Даже в зрелом возрасте, встречая объект, чем-либо напоминающий женскую грудь... мы ощущаем удовольствие, которое, похоже, влияет на все наши чувства...(Чарльз Дарвин)

Контур биовыживания запрограммирован на уровне ДНК на поиск зоны комфорта и безопасности вокруг материнского организма. Если мать отсутствует, вместо нее будет импринтирован ее близкий заменитель из окружающего мира. Для осиротевшего жирафа четырехколесный джип стал заменителем четвероногой матери. У гусенка, который не смог найти круглое, белое тело матери-гусыни, произошла фиксация на круглом, белом мячике для пинг-понга.

Жёсткое задание этого контура в примитивной форме проявилось в первых организмах, 3—4 миллиона лет назад. В современном человеке эта структура находится в стволе головного мозга и связана с эндокринной и другими жизненно важными системами организма. Вот почему нарушения в этом контуре влияют “сразу на весь организм”. Они обычно принимают форму физических, а не “ментальных” симптомов и относятся к компетенции врачей, а не психиатров.

Необходимо отметить, что мы все еще находимся на примитивной стадии эволюции и условия жизни на этой планете довольно жёстки

85% американцев имеют один или более симптомов, которые мы бы назвали “плохим импринтированием или кондиционированием первого контура”. К этим симптомам относятся приступы головокружения, учащенное сердцебиение, потение ладоней и частые ночные кошмары.

Это значит, что 85 из 100 встреченных вами людей можно рассматривать как, в той или иной степени, “ходячих больных”.

Это —первый смысловой уровень нашего грубого, циничного предположения, что большинство людей действует почти так же механически, как роботы. Когда в неожиданной ситуации в мозгу взрослого человека начинают активизироваться химические вещества беспокойства напуганного ребенка, он вряд ли способен наблюдать, судить или решать что-либо с большой точностью.

Ранние христиане, которых римские бюрократы позже объявили еретиками (гностики). “Евангелие истины” (I век н. э.) открыто объявляет историю кошмаром:

...как будто (все люди) погружены в беспокойный сон. Они либо куда-то убегают... либо наносят удары... либо получают удары сами... Иногда их как будто убивают другие люди... либо они сами убивают своих ближних...

Программа биовыживания вначале привязана к безопасной области вокруг матери (оральный импринт), а затем по мере роста начинает охватывать все более широкие области, определяя, что опасно, а что — нет. Без жестко заданных генетических (т. е. автоматических) программ второй этап был бы невозможен и ни одно млекопитающее никогда не покинуло бы материнскую грудь. Жестко заданные программы выполняются автоматически (БЕССОЗНАТЕЛЬНО), так как, если бы вы в каждой ситуации останавливались и начинали думать, вас бы съел первый же хищник.

Безусловно, импринт закрепляется случайно — обстоятельствами в момент импринтной уязвимости. (Вспомните гусенка, который импринтировал шарик для пинг-понга.) У некоторых импринтируются храбрость, любознательность и стремление к исследованиям; у других — робкость, инфофобия (страх непредвиденного) и замкнутость, крайним проявлением чего является импринт, называемый аутизмом или детской шизофренией.

Все это — поведение роботов, пока человек не научится перепрограммировать и переимпринтировать контуры собственного мозга. В большинстве случаев достичь такого метапрограммирования так и не удается. Если же оно происходит, то происходит в мгновение ока, на автопилоте, в нулевое время. “Я и сам не понял, как сделал это”, —говорит солдат, осужденный трибуналом за трусость или награжденный за храбрость.

Конечно, на жесткое импринтирование контура биовыживания накладывается “более мягкое” кондиционирование. Это позволяет раздвинуть безопасный периметр от материнского тела до границ стаи или племени —“расширенной семьи”.

Каждое общественное животное имеет, в дополнение к дарвиновскому “инстинкту” (генетической программе) самосохранения, инстинкт защиты генофонда. Это — основа нашего человеческого альтруизма, а общественные животные без этого инстинкта просто не смогут выжить.

С развитием цивилизации стайность (племя, расширенная семья) была разрушена. В этом корень широко распространенной аномии5 враждебности, или экзистенциальной драмы, которую так красноречиво описывают многие социальные критики. Произошло вот что; кондиционирование биовыживательной связи6 кондиционированием биовыживателъного стремления к обладанию особыми кусочками бумаги, которые мы называем “деньгами”.

Выражаясь более конкретно, современный человек не ищет биобезопасности в генофонде, стае, расширенной семье. Биовыживание зависит от кусочков бумаги. “А без денег жизнь плохая, не годится никуда”. Если эти бумажки отобрать, у человека сразу же возникает острое биовыживательное беспокойство.

Представьте себе как можно отчетливее, что бы вы почувствовали и как бы вы поступили, если бы завтра иссякли все ваши источники биовыживательных бумажек (денег). В точности то же ощущает человек из племенного общества, будучи отрезанным от своего племени; вот почему изгнание или даже остракизм на протяжении всей человеческой истории были достаточными средствами для укрепления внутриплеменных связей. Еще во времена Шекспира угроза изгнания вызывала у человека сильнейший ужас (“Изгнание! Изгнанье — выраженье, Встречаемое воплями в аду”, — восклицает Ромео).

В традиционном обществе принадлежность к племени была биобезопасностью, а изгнание — ужасом и смертельной угрозой. В современном обществе биобезопасностью является обладание бумажками (деньгами), а ужасом —лишение их.

Вэлфэризм, социализм, тоталитаризм и т. п. представляют собой попытки (с разными соотношениями рациональности и истерии) восстановить племенную связь путем замены генофонда государством.

Государство не является генофондом или племенем и в действительности не может играть роль полноценной единицы биовыживания. В системе вэлфэра все становятся параноиками из-за постоянного страха оказаться “отрезанными” (“изгнанными”) по причине какого-нибудь незначительного нарушения в работе все более усложняющейся бюрократической системы. А в реальном тоталитаризме, где поддельное отождествление государства с племенем достигает уровня нового мистицизма, паранойя становится вообще тотальной.

Лекарство марксистов — сделать каждого зависимым от прихотей государственной бюрократии — оказывается еще хуже болезни.

Настоящая связь может возникнуть только в небольших группах, где все друг друга знают. Отсюда происходит постоянное (хотя труднодостижимое в условиях постиндустриального общества) стремление к децентрализации, возврату к племенному этосу, замене Государства синдикатами (как в анархизме) или группами, объединенными общим мировоззрением .

В реальном мире для большинства людей биовыживательной связью являются бумажки, называемые “деньгами”. Антисемитизм — сложное заблуждение, имеющее множество граней и причин, но в своей классической форме (“заговор евреев-банкиров”) он выражает очень простую идею: враждебный генофонд контролирует бумажки, обеспечивающие нашу биобезопасность. Подобная паранойя неизбежна в денежной экономике: у наркоманов существуют свои мифы о поставщиках героина.

Независимо от возраста человека, когда контур биовыживания ощущает опасность, вся остальная ментальная активность прекращается. Все остальные контуры отключаются, пока не будет “решена”, реалистически или символически, проблема биовыживания. Это имеет очень важное значение в “промывании” и программировании мозгов.

Функция нервной системы заключается в том, чтобы фокусировать, избирать, сужать; выбирать из бесконечности возможностей те биохимические импринты, которые определяют тактики и стратегии, обеспечивающие выживание в одном месте, статус в одном племени.

Младенец генетически подготовлен к изучению любого языка, овладению любыми навыками, исполнению любой сексуальной роли; через очень короткий срок, однако, он (или она) начинает механически, роботически воспринимать ограничения своей социальной и культурной среды, следовать им и воспроизводить их.

В этом процессе каждый из нас платит очень дорого. Выживание и поддержание статуса даются ценой утраты бесконечных возможностей необусловленного сознания. Одомашненный примат, пребывающий в социальном туннеле реальности, является лишь мелким фрагментом потенциала, заложенного в 110 миллиардах клеток человеческого биокомпьютера. Как сказал Роберт А. Хайнлайн,

Любой человек должен уметь менять пеленки, планировать вторжения, резать свиней, конструировать здания, управлять кораблями, писать сонеты, вести бухгалтерию, возводить стены, вправлять кости, облегчать смерть, исполнять приказы, отдавать приказы, сотрудничать, действовать самостоятельно, решать уравнения, анализировать новые проблемы, вносить удобрения, программировать компьютеры, вкусно готовить, хорошо сражаться, достойно умирать. Специализация — удел насекомых.

Пока мы остаемся во власти древних контуров, мы мало чем отличаемся от насекомых. Точно так же, как насекомые из поколения в поколение повторяют свои четырехэтапные программы (яйцо, личинка, куколка, взрослая особь), мы повторяем наши четырехэтапные циклы. Древние контуры генетически консервативны: они обеспечивают выживание и продолжение рода, но не более того. Будущее эволюции — в футуристических контурах.

Index liborum:

Роберт Антон Уилсон “Психология эволюции”

Subscribe

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Bella, ora et labora!

    “.. Народу надо дать правильную, фундаменталистскую веру. Чтобы те же подростки, преодолевая своё подонство, в светлое время суток всё свободное…

  • О мерзавцах

    За коммунизм из Парижа

  • Рецепт счастья

    Считать каждое мгновение своей жизни последним Это писалось довольно давно вечерами или ночами в лагере при Карнуте (Посониуме), на холодной…