Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Category:

Мифы войны – 3

В современных работах западных военных специалистов постоянно встречается аббревиатура RMA - revolution in military affairs . Революция в военном деле. Причем революция, удивительно тесно связанная с информационными технологиями. Говорят о "военной системологии". "Теории боевых систем", тесно связанной с имитационным моделированием и кибернетикой (Kipp J. W. Confronting the RMA in Russia. Military Review, Foreign Military Studies Office, Fort Leavenworth, KS., June-July 1997).

Теория эта нашла подтверждение на практике в традиционном занятии семьи Бушей - двух войнах в Заливе. После того как в ходе "Бури в пустыне" была разгромлена мощная армия иракского диктатора, слова smart bomb стали известными даже людям, очень далеким от военного дела. Ну а традиционная армейская аббревиатура C3I - Command, Control, Communication and Intelligence, превратилась в 90-е годы в C4I. К Командованию, Управлению, Связи и Разведке добавились Computers. Играющие в наше цифровое время ключевую роль во всех указанных выше процессах.

В зарубежных медиа обычно говорят, что отцом Революции в военном деле (РВД) был Эндрю Маршал (Andrew Marshall) из вашингтонского Office of Net Assessment. Но военные специалисты прекрасно знают, что подлинным творцом этой концепции был Маршал Советского Союза Николай Васильевич Огарков, начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР с 1977 по 1984 год (Mitchell O. S. The New High Ground: An Analysis of Space-Based Systems in the Information Revolution' Air Force Institute of Technology WRIGHT-PATTERSONAFB OH, 2002).

”Бесконтактная война”

Мифология “бесконтактной войны” покоится на одном странном допущении, без которого она вообще не работает.

А именно — предполагается, что воля к сопротивлению потенциального противника исключительно мала, и если лишить его передовых систем и достижений цивилизации (вроде цифровой связи), то он тут же подпишет капитуляцию, даже не пытаясь пустить в ход наземные войска.

Однако, как мы уже отметили, опыт ВМВ, в которой Германия попыталась испробовать методу “ковентрирования”, показал, что идея бесконтактной войны разбивается о малое — волю противника к сопротивлению и желание сражаться до последнего любой ценой.

То, что работало для высокоцивилизованной Англии середины ХХ века, еще более работает для куда менее цивилизованных стран начала ХХI.

Удары с воздуха и из космоса могут разрушить военную инфраструктуру, но не могут помешать применению “асимметричного” оружия, т. е. попросту переходу противника к партизанским и террористическим методам — от самолетов в небоскребы до холеры в водопроводы и прочего инструментария бессмысленной и беспощадной скифской войны.

Якобы “побежденный” в бесконтактной войне противник может нанести “победителю” ущерб куда более фундаментальный.

Соответствующий закон военного развития был подмечен военными теоретиками еще в середине ХХ века.

“С одной стороны, — буйный рост военной техники, а с другой — возвращение к самым примитивным формам ведения войны. Телеводимые и реактивные самолеты и ракеты, атомные бомбы и наряду с ними— мины кустарного производства и укороченные винтовки — “обрезы”, — писал в 1954 году полковник Генерального штаба Русской армии Арсений Александрович Зайцов ,(Зайцев — ошибочно указывается во всех документах ОГПУ) названный “одним из лучших военных умов русской эмиграции”.

Ему вторит другой эмигрант, полковник Генерального штаба Русской армии Евгений Эдуардович Месснер, пророчески предсказавший террористическую войну и сказавший, что “Мятеж — имя Третьей Всемирной”:

“Воевание без войск, воевание партизанами, диверсантами, террористами, вредителями, саботерами, пропагандистами примет в будущем огромные размеры, чему порукой факты из недавнего прошлого”.

Однако то, что было ясно в 1950–1960-х после Второй мировой и вьетнамской войн, несколько замутилось в 1990-е, когда США продемонстрировали впечатлившие многих успехи в “бесконтактных” войнах с Ираком в 1991-м, Югославией в 1999-м и талибами в 2001-м.

Мало кто обратил внимание на то, что ни в одном из этих случаев не была одержана победа; противником было признано поражение в тех достаточно скромных конвенциональных рамках, которые были ему заданы.

От Ирака требовалось убраться из Кувейта, от Югославии — капитулировать в Косово под гарантии Виктора Степановича Черномырдина, от талибов — чтобы они ушли из Кабула и перестали быть талибами (что отнюдь не гарантирует от их возвращения в новом обличье).

 Условием ведения “бесконтактной войны” являются жесткие конвенциональные рамки — мы демонстрируем вам свое превосходство, разбомбив ваши системы связи и аэродромы, вы это превосходство признаете и уступаете нашим скромным требованиям — нескромных требований не будет.

Если же одна из сторон за пределы этих конвенциональных рамок выйдет, например технически развитые победители решат “дожать”, или побежденные решат не признавать поражения, а перейти к партизанской или террористической войне, то для одержания реальной победы придется доделывать работу вручную, с использованием сухопутных сил, десантами, пехотой, оккупацией…

Пролегомен войн будущего : Мятежевоевание

Сojones /Кохонес /Яйца (крутые) –1

Cojones /Кохонес /Яйца (крутые) -2

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments