Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Пацифизм и Социнтерн

Фридрих Горенштейн

ГЕТТО-БОЛЬШЕВИЗМ И ТАЙНА СМЕРТИ

ИЦХАКА РАБИНА

Факты и загадки

В коротком послесловии к своей статье "Алеаторная сделка Ицхака Рабина", которая была опубликована еще до покушения, я сравнивал убийцу Рабина Амира с Родионом Раскольниковым, героем романа Достоевского "Преступление и наказание". Теперь, по прошествии некоторого времени, наблюдая за общественно-политическими событиями, происходящими в Израиле, вспоминается для сравнения еще один персонаж, правда, на этот раз не романа, а реальной истории России: Леонид Николаев.

"1 декабря 1934 года Леонид Николаев выстрелом из револьвера убил Сергея Мироновича Кирова, главу ленинградской партийной организации. Убийцу схватили на месте преступления. Подробности этого преступления остались неопубликованными. Кто такой был этот Николаев? Как он ухитрился пробраться в строго охраняемый Смольный? Как ему удалось приблизиться вплотную к Кирову? Какие причины толкнули его на этот отчаянный шаг – политические или личные? Все обстоятельства преступления оказались окутаны покровом глубокой тайны".

Так сказано об убийце Николаеве в книге "Тайная история сталинских преступлений". Разумеется, все это происходило в другой стране, в другое время, при других обстоятельствах. Но всякий, кто занимался историей не как набором кладбищенских факторов, а прежде всего как важным пособием в понимании современной жизни, в том числе путем сравнения фактов и последствий, из этих фактов вытекающих, тот согласится, что привлечение Леонида Николаева если не к юридическому, то моральному следствию по делу Игала Амира допустимо и даже необходимо. Тем более что и некоторые важные факты следствия совпадают. То, что Игал Амир так же, как и Леонид Николаев, планировал совершить свое преступление – несомненно. Но далее наступает та самая тьма, окутанная покровом глубокой тайны, о которой говорится в "Тайной истории сталинских преступлений". Впрочем, не прошло и тридцати лет, как тайна преступления Николаева была раскрыта. В эмигрантской же печати она стала понятна еще раньше от советских чекистов-перебежчиков. Оказывается, намерения Николаева стали известны тайным советским органам задолго до преступления, и они умышленно подтолкнули его на убийство и помогли это убийство совершить.

Разумеется, нет фактов, подтверждающих, что намерения именно Амира были известны полиции. Но то, что за ним следили задолго до преступления, и доказывать не надо. После убийства показали пленку, на которой заснят Амир в стычках с полицией на территориях. Какое совпадение – именно Амира засняли. И после этого Амир спокойно приблизился к Рабину с пистолетом в руках. Но об этом ниже.

Конечно, Леониду Николаеву помогли совершить преступление тайно, как говорится в полицейско-уголовном мире, "в темную". Так что Николаев догадался о тех, кто ему помогал и им руководил лишь перед расстрелом. Что касается Игала Амира...

Но причем тут, спросят, а иные даже возмутятся, Игал Амир? Причем тут демократический Израиль? Игал Амир – религиозный фанатик, который ненавидел демократически избранного президента Ицхака Рабина. Это правда. Правда, однако, и то, что "демократически избранный" премьер и его партия Маарих скрыли в своей избирательной комиссии от обоих групп избирателей, судьбоносные для Израиля деяния, опасные, рискованные деяния. И именно эти скрытые от избирателя деяния сделали Игала Амира убийцей. Я убежден, что намерения отдать Газу, Западный берег, Голанские высоты были тщательно задуманы еще задолго до прихода к власти на тайных встречах, в норвежском подполье и на других "подпольных встречах" при содействии так называемых "друзей Израиля", прежде всего по социнтернационалу, куда входят и "социалистические арабы". Тайных от кого и тайных для чего? Тайных от своего народа для обмана избирателей. Я думаю, что если бы рабиновско-пересовская партия Маарих вышла на выборы с той программой отдачи земель, которую она почти сразу же по приходу к власти начала проводить, весьма сомнительной была бы их победа.

"Но ведь это отдача земель во имя мира", – скажут иные. Подобным нетрезвым высказываниям отвечу ниже. Сейчас же замечу, что и при обмане избирателей победа Маариха была незначительна и для удержания власти пришлось включить в свое правительство такие анархо-интернационально-пацифистские личности, как Сарид и Алони.

Хочу сказать, что я не против наличия в Израиле пацифистского движения. Если оно есть в других странах, пусть будет и в Израиле в общем политическом спектре. Правда, лично я отношусь к общественному пацифизму, где бы он ни был, с неприязнью. По-моему, пацифизм в этом хищном, вооруженном мире – это прежде всего готовность к самопожертвованию. В еврейской истории даны великие образцы такого самопожертвования, несущие в себе огромный моральный заряд. Это библейские пророки, это Иешуа из Назарета. Но они жертвовали собой и только собой. А их нынешние жалкие подражатели, именующие себя пацифистами, призывают к жертвенности других людей, нацию, страну.

Но в конце концов, мало ли что вызывает у меня брезгливость. У меня и гомосексуализм вызывает брезгливость, но запретить его я не требую. Не требую запретить и пацифизм. Если есть телесные извращения, почему бы не быть извращениям политическим? Пусть пацифисты-интернационалисты заседают в своих университетских клубах, объединяются в группировки под цинично-шутовским наименованием "Мир сегодня", пусть натягивают на себя дурацкие колпаки на международных конгрессах защиты светлого будущего. Пусть тешатся. Но только не в правительстве. Тем более в правительстве государства, которому постоянно угрожают и часто осуществляют эти угрозы – террором ли, войной ли. Даже в государствах с более спокойной судьбой пацифистов в правительстве нет. Когда Клинтон был пацифистом, он никаких государственных должностей не занимал, а когда перестал быть пацифистом, то в правительство прошлых своих единомышленников не берет. И никто из европейских "друзей Израиля" их в правительство не берет. Об арабах говорить не будем. Араб-пацифист звучит так же дико, как еврей-дворник. Впрочем, в еврейском государстве евреи-дворники, наверное, есть. Однако в арабских странах арабов-пацифистов не встретить. Это для араба так же неприлично, как для женщины ходить нагишом. Если бы арабские пацифисты существовали, и такие личности, как Сарид Алони, Гельмут Авнери обязательно с ними, то про них можно было бы сказать: глупые люди, но честные. Но когда израильские пацифисты-интернационалисты объединяются с арабскими воинствующими националистами для того, чтобы жечь и громить еврейских поселенцев, для того, чтобы вместе с арабами жечь израильский государственный флаг, водруженный этими поселенцами на древней еврейской земле, то если они – пацифисты, кто же тогда колаборанты? Тем не менее, этих людей Рабин-Перес взяли в свое правительство. Не знаю, с восторгом ли, с удовольствием ли, но взяли ради удержания власти и проведения в жизнь задуманных в норвежском подполье целей.

О советской власти было сказано: утопия у власти. В современном Израиле тоже утопия пробралась к власти. Утопия мира с арабами на основании разработанных в норвежском подполье планов. Все уважающие себя нации, более того, все жизнеспособные нации берегут свои традиции, берегут свою историю, празднуют тысячелетия своих национальных юбилеев. Патология еврейской истории заставила евреев искать эти традиции не в земле, а в книге. Так было, но так более не должно быть, и в этом одно из достижений создания земного еврейского государства. Потому что даже самая великая книга, даже Библия, не может заменить земли, ибо народы живут на грешной земле, а не на Божьем небе. Чем завершается такая жизнь не на земле, показывает еврейская история ХХ века. Без земной современной истории самая великая история прошлого пахнет прахом и музеем. Евреи, веками лишенные современной истории, должны особенно чтить возможность жить мирно на своей земле рядом со своими живыми историческими святынями тихой спокойной жизнью. И когда Перес с пафосом объявляет о том, что Бет Лехем, город царя Давида и Вифлеемской звезды еще до нынешнего Рождества будет передан арабам, чтобы они могли получать доход от рождественского туризма, то трудно сказать, чего тут больше: невежества или цинизма. Какое отношение имеют арабы к Рождеству, к Христу, к деве Марии, к дому царя Давида? Они захватили эти земли в темные времена раннего Средневековья и с тех пор жарят там свои шашлыки. Пусть жарят. Но почему в эти их пропахшие ароматами шашлыков руки надо передавать древние еврейские святыни, чтобы они продавали их туристам за доллары, марки и прочую валюту?

Игаль Амир, конечно, религиозный фанатик (если он действительно таков), но для него, как и для тысяч еврейских поселенцев, это святая древняя земля, это пещеры праотцев. Это места пророков и царей.

Перес говорит: оппозиция не знает, что делать с территориями (так стыдливо именуются Иудея и Самария). Мы знаем. Надо от таких миллионов арабов отделиться. Видно, Перес, погрузившись в политические глубины, забыл правила полит-демографической арифметики. Пройдет некоторое время, и арабов в Иудее и Самарии будет 10 или 20 миллионов. Им опять станет тесно. Стеснять их будут уже не еврейские поселенцы возле Наблуса, а еврейские жители возле Хайфы. Что же делать? Надо было объяснять арабам долго и настойчиво, в течение года, двух лет, десяти лет, история взаимоотношений народов знает и более долгие сроки, растягивающиеся на столетия, объяснить, что им, арабам, необходимо научиться жить на этих землях, на Западном берегу Иордана, в Иудее и Самарии вместе с евреями, жить если пока не дружески, то хотя бы терпимо. Потому что в противном случае бывают ведь такие исторические катаклизмы, которые произошли, например, с судетскими немцами. Конечно, о терпимом сосуществовании надо объяснять не только арабам, но и иным фанатичным евреям. Однако это задача гораздо более исполнимая. За некоторым исключением, даже самые религиозные и фанатичные согласились бы сосуществовать рядом с арабами при наличии пусть самого холодного мира с ними и, более того, войны, но холодной, без пролития крови и поджогов. Ведь корень всего ближневосточного конфликта в том, что арабы с самого начала не хотели жить вместе с евреями и терпеть в своей среде еврейское государство. Что изменилось теперь? Только тактика, подкрепленная статистикой. В результате миролюбивого процесса погибших израильтян становится все больше, погибших террористов все меньше.

Один хамасовский дебил уносит с собой из жизни десятки израильтян. Против такого миролюбия начались протесты израильтян, которых международный, в частности, немецкий журнализм подло именует "правыми расистами". Все труднее Маариху было отстаивать свою безумную политику в парламенте – в Кнессете. И без опроса можно было не сомневаться, что предстоящие выборы Маарихцы проиграют. И тогда убили Рабина.

Надо сказать, что убийство или другое преступное деяние, которое идет на пользу одной стороне, всегда попахивает провокацией. Причем этот метод опробовался еще до дел бедственных на делах глупых. Кода какой-то неразумный демонстрант изобразил Рабина в гитлеровском мундире, Маарихцы закатили в парламенте такую истерику, что это напомнило развратную жену, бьющую посуду, чтобы запугать заподозрившего ее мужа. От оппозиции потребовали отмежевания, т.е., по сути, покаяния. Еще до убийства Рабина Маарих начал вести себя агрессивно и провокационно. Чрезмерная истерика Маарихцев заставляет усомниться в случайности появления на демонстрации против политики Рабина – Переса портрета Рабина в эс-эс мундире. Я убежден, что среди демонстрантов и поселенческого движения были и есть тайные агенты правительства Маарих. Особенно после того, как правительство это по сути прекратило работу израильской разведки, направленную против террористов, и предало арабских своих сотрудников на смерть Арафату. С тех пор значительная часть усилий этого правительственного учреждения направлено против своих политических противников внутри страны.

Когда Фанни Каплан тяжело ранила Ленина, большевики обвинили тех, кто выступал против их преступной политики в подстрекательстве. После убийства Кирова большевики начали бешеную агрессию против оппозиции. А ведь и русские большевики когда-то были социал-демократами. Большевизм есть переродившаяся, раковая форма социал-демократии. Как нацизм есть переродившаяся раковая форма социал-народничества. Элементы большевизма были присущи израильским социал-демократам и раньше. Интернациональная риторика, идеализация коллективизма, объявление себя защитниками трудящихся. Маарих называется "Партия труда".

"Весь или почти весь государственный сектор у них в руках. – Сказал мне один израильтянин. – Это директора предприятий, руководители кибуцов, истеблишмент университетов. Это государственная номенклатура, и даже 15 лет власти Ликуда не смогли изменить подобной структуры".

Но не это главное. Проиграв при содействии "друзей Израиля" седьмую политическую войну арабам, Маарих всеми силами старается обратить внешнее поражение во внутреннюю победу. Главный враг теперь – внутренний. Внешний враг посягает на территории, внутренний враг посягает на власть. Но таковы ведь идеи российского большевизма в период Брестского мира. Если приглядеться к делам нынешнего Маариха, то разве они не руководствуются идейными заветами своих старших российских братьев? Разница лишь в том, что там были кровавые орлы, подобные Троцкому, а тут кровососущие комары, подобные Сариду. Там была огромная страна, частью которой можно было пожертвовать ради учреждения власти, а тут – крошечное государство. Впрочем, в действиях Маариха проглядывают не только идейные заветы российского большевизма, но и средневековый гетто-комплекс, который из-за несчастной истории присущ евреям, особенно евреям определенного сорта. Обольшевичивание Маариха идет в направлении гетто-большевизма с его гетто-комплексом. Недаром, оправдывая свой отказ от Иудеи и Самарии, правительство Рабина – Переса объявило о своем стремлении к государству, в котором 80 процентов евреев. (В гетто – 100 процентов).

Мне кажется, когда Теодор Герцель задумывал восстановить еврейское государство, то одной из важных задач при этом было преодоление гетто, как формы общественно-государственного существования, т.е. преодоления гетто-комплекса. Что же означает гетто-комплекс? Это страх перед внешней средой, внешним окружением и компенсация его за счет властолюбивого господства над обитателями гетто.

Я знал и знаю евреев, которые к другим евреям психологически продолжают относиться, как обитатели общего гетто. То пренебрежение, подчас и гнусности, которые позволяет себе такой еврей по отношению к другому еврею, он никогда бы не позволил себе по отношению к русскому, украинцу, татарину, узбеку, потому что это внешняя среда, а внешнюю среду надо бояться. Таков их еврейский социал-интернационализм. И антисемиты еще говорят о едином еврейском кагале, а евреи-идеалисты – о еврейской солидарности. Нет более психологически разъединенного народа, чем евреи, и создание еврейского государства как раз должно было служить психологическому объединению.

Политика Рабина – Переса разделила израильтян и евреев диаспоры, как никогда ранее. Это политика проводится, по крайней мере, вопреки 50 процентам израильтян с опорой на 2-3 арабских голоса. "Демократия, – говорят они, – есть демократия". Но и демократия, как и все остальное, должна быть разумной, а не до анекдотичности глупой и безнравственной. С помощью этой безумной демократии отдали Газу, которая превратилась в безопасный для бандитов центр, хорошо защищенный Рабин – Пересовским "миром". Теперь отдают Западный берег, Иудею и Самарию, могилы патриархов и пророков. Святую Библию, мистически живущую на этих землях. Наступает очередь Голанских высот. О них следует сказать особо. В каждой стране существуют оппозиционные и правительственные партии. Между ними – противоречия по любым вопросам внутренней и внешней политики. Но нигде нет такой пропасти между партиями по судьбоносным вопросам для государства. При прошлом правительстве Голанские высоты были присоединены к Израилю. При нынешнем – отсоединены. Спрашивается, есть ли у Израиля государственная политика? Нет государственной политики, а есть только партийная. Нынешняя партия Рабина – Переса, в отличие от прошлой "Партии труда", проводит не разную с партией Ликуд политику, а противоположную. Так что трудно даже поверить, что обе партии принадлежат Государству Израиль. Впрочем, Перес уже назвал Иудею и Самарию оккупированными территориями. Так к кому же он ближе – к израильской партии Ликуд или к иорданско-египетским партиям и к арабской партии Шас, когда речь идет о Голанских высотах?

Все, начиная от опытных генералов и до туристов, побывавших там, утверждают, что Голанские высоты отдавать нельзя. Тем более, под "бумажный мир". Что такое "мир"? Разве между гитлеровской Германией и Советским Союзом не был подписан на бумаге мир? Разве история человечества не знает цену таких подписей?

Если Сирии действительно нужен мира, она пойдет на него рано или поздно и без Голанских высот. Если Сирии мир не нужен, она рано или поздно нарушит его. С Голанскими высотами она нарушит его более уверенно. Кто защитит тогда Израиль? Гарантии "международной общественности", т.е. международного джентльменства "Друзья Израиля"? Не арабы, а "друзья Израиля" придумали формулировку: земля за мир. Крошечное государство должно отдать землю, а арабы, обладающие огромными территориями, должны дать взамен... Не буду даже говорить, что они дадут взамен. Уже на первом этапе видно, что арабы дают взамен. На последнем же этапе "миролюбивого процесса" вообще стоит ловушка. Эта ловушка называется Иерусалим. Когда арабы получат все, они скажут: теперь давайте Иерусалим. И "международная общественность", "международный журнализм" их в этом поддержат.

Объединение Берлина они праздновали с диким ликованием. Постановили "во имя мира" объединить Сараево, хоть сербским кварталам угрожает господствующий в Сараево Ислам. А Иерусалим, во имя того же "мира", надо разделить. Рабин – Перес, которые прикидывались тугими на ухо, не желая слышать, что говорит в Иерусалиме Арафат и "общественность", придумали формулировку: вопрос о Иерусалиме решать в конце "мирного процесса". А что будет в конце? Арабы все возьмут, но ничем не удовлетворятся. "Не дадите Иерусалим – мира не будет", – скажут они. Тогда опять начнется "челночная дипломатия". Норвежские сваты, американские советники, европейские друзья... Это те самые друзья, о которых умница Пушкин когда-то сказал: "Господи, избавь меня от друзей, с врачами я сам справлюсь".

То, что я пишу, не такое уж особое пророчество или открытие. Все больше израильтян охватывает беспокойство от безрассудной слепой политики правительства. И тогда убили Рабина.

Немецкий журнал "Штерн" от 16.11.1995 года пишет, что намерение совершить покушение на Рабина со стороны так называемых "правых поселенцев" было известно израильской секретной службе за много месяцев до выстрелов Амира. Приведена подробная схема убийства, которая до кошмарного ужаса напоминает убийство Николаевым Кирова.

Израильская службы безопасности оставила Рабина и его жену без охраны. Единственный охранник шел сзади. В охраняемое помещение, через которое шел Рабин, были впущены персоны без специального разрешения. Среди них – Амир. Так пишет "Штерн". А вот цитата из "Тайной истории сталинских преступлений": "...Вечером 1 декабря 1934 года Николаев появился в Смольном с портфелем, в котором лежал револьвер. Получив пропуск, Николаев благополучно миновал охранников и без помех вошел в коридор. Там никого не было, кроме человека средних лет по фамилии Борисов, который числился помощником Кирова. Войдя в зал, Борисов сказал Кирову, что его зовут к прямому кремлевскому телефону. Спустя минуту, Киров поднялся со стула и вышел из зала заседаний, прикрыв за собой дверь. В этот момент грянул выстрел".

Схема убийства та же, разница лишь в деталях. До сих пор нет полной ясности об убийстве Джона Кеннеди, но там убийца стрелял с далекого расстояния. Там не было стопроцентной гарантии удачи. Сталин, который организовал убийства Кирова с провокационной целью обвинить в нем оппозицию и одновременно устранить не совсем удобного партнера-конкурента, нуждался в стопроцентном успехе, ибо малейшая неудача могла иметь очень тяжелые политические и личные последствия. Поэтому Киров был застрелен в упор. Сталин, стоя в почетном карауле, испытал такой приступ горя и любви к погибшему другу и соратнику, что приблизился к гробу и поцеловал мертвого. Вот уж истинно евангельский иудин поцелуй.

На видеокассете, показанной по израильскому телевидению, которую по невыясненным причинам некий любитель имел возможность снимать, видно, как уязвим был Перес. Тоже потому, что без охраны. Но Амир стрелял в Рабина. Значит, израильская секретная служба, считающаяся одной из лучших в мире, тотально отказала? Сомнительно. Даже немецкий телекомментатор, просмотрев видеозапись, спрашивает у израильского эксперта по фамилии Шпринцак, не было ли сотрудничества между охраной и убийцей. На что эксперт отвечает отрицательно-уклончиво.

Работает комиссия, но выяснит ли она обстоятельства убийства? Скажет ли, что выстрел в упор можно было произвести только при содействии охраны? Такова технология подобных покушений. Так убили Индиру Ганди. Так в упор Леонид Николаев застрелил Кирова, и вероятность того, что охранники из "Шин-Бет" оказались наивными, неопытными ребятами, не более велика, чем вероятность, что оплошность допустили при покушении на Кирова матерые волки сталинского НКВД. Впрочем, с Кировым уже давно все ясно. Подробности же покушения на Рабина пока скрыты тьмой. Однако ясно как Божий день, что, подобно случаю с Кировым, выстрел в Рабина дал повод власть имущим развернуть нечестную травлю оппозиции, обвинив в подстрекательстве к убийству Рабина всех несогласных с политикой правительства, всех обличавших Рабино – Пересовские безумия.

Первые выборы Маарих выиграл благодаря обману, скрыв договоренности норвежского подполья. Теперь карты раскрыты, и правительство надеется выиграть выборы благодаря истинно большевистским методам. Ибо такое правительство можно поддерживать только из глупости, из трусости или из корысти. Но расчет Переса со святым Рабином на знамени полностью деморализовать избирателя может оказаться ложным, потому что помимо тех или иных взглядов или чувств, поддающихся манипуляции, есть еще и инстинкт самосохранения. Кроме того, пока не ликвидирована избирательная система. Поэтому голосуйте. Голосуйте против "миротворческого" безумия, против лжи "международных гарантий", против "гетто-большевизма". Голосуйте против правительства Переса, спасайте Израиль!

P.S. Итальянцы, ирландцы или иные по тем или иным причинам живущие вне национальных территорий, считают естественным проявлять беспокойство за судьбу страны, к которой они этнически принадлежат, особенно в трудные для нее времена. Почему же евреи должны быть исключением? Стрелял Амир, но имя подлинного убийцы, точнее, подлинных убийц, мне известно. Не буду публично называть, ибо преступники такого ранга всегда умело скрывают следы и доказательства. Однако они должны помнить слова писателя: нет ничего тайного, которое не стало бы явным.

На траурной церемонии иорданский король Хусейн растроганно назвал Рабина "сестра моя Лия". Не знаю, назвал ли Перес Рабина "брат мой Ицхак", удрученный горем поцеловал ли бы он мертвого Рабина. Но все-таки хочется повторить вопрос Го-да Б-га: Перес, где Рабин, брат твой?

P.P.S. В Бейт-Лехеме состоялась кощунство исламского празднования христианского Рождества, на котором, опровергая Евангелие, Арафат назвал Иисуса Христа палестинцем. На этом же праздновании Арафат в очередной раз объявил под радостные крики толпы, что скоро будет праздновать и в Иерусалиме. Когда Переса спросили, что он думает по поводу подобных заявлений Арафата, он ответил: "Пусть говорит. Иерусалим навсегда останется объединенной столицей Израиля". О, святая простота! Разве это не подтверждает, что получив свой, но не получив Иерусалим, арабы развяжут с новых уязвимых для Израиля рубежей массовую террористическую войну? Тем не менее, Перес после смерти Рабина или, как неосторожно выразился немецкий телерепортер, благодаря смерти Рабина, усиливает темпы того процесса, который можно было бы назвать "миротворческой паранойей". Впрочем, по сообщению проправительственной газеты "Га-арец" Перец в последнее время выглядит бледным, страдает бессонницей и засыпает только со снотворными таблетками. Но если случится несчастье переизбрания Переса осенью 1996 года, то как бы он вовсе не заболел хроническим нервным истощением и как бы этой своей болезнью не заразил все израильское общество.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments