Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Налог крови: Финляндия

Воинская повинность в Финляндии

При шведском владычестве

- все обитатели Финляндии, способные носить оружие, обязывались по призыву короля поступать на военную службу для защиты страны.

Независимо от созыва ополчения правительство нередко прибегало и к рекрутским наборам.

Чтобы избавиться от этих наборов, города и прибрежные приходы в конце XVIII ст. заключили с правительством особые контракты, по которым обязались содержать известное число матросов для пополнения флота.

Крестьяне разных областей также стали заключать с правительством контракты о постояном содержании солдат (кнехтов). По этим контрактам поземельные имения каждой области образовали так называемые руты (rotar), из которых каждая ставила и содержала по одному ратнику; этот порядок отбывания воинской повинности получил название рутировки.

На содержание офицерского состава были выделены особые казенные имения (бостели), с которых каждый офицер пользовался оброком, или же они получали следуемое им содержание непосредственно из оброков казенных имений.

Вследствие такого порядка каждый поставленный на основании кнехтовых контрактов пехотный полк получил свой надел (indelning). Частные землевладельцы принимали на себя обязательство содержать каждый одного конного солдата с снаряжением.

Зато они сами получили право на оброк с имений, которые получили название рустгальтое. Если же оброк с данного имения считался недостаточным, то рустгальту отводились на усиление так называемые авгментные имения (добавочные участки), оброки с которых обращались в пользу рустгальта.

Сверх того, каждый конный полк имел особый надел на содержание офицеров и других должностных лиц полка, выделявшийся из так называемых милиционных имений. Каждому солдату отводилась изба и участок земли, и крестьяне обязывались платить ему вознаграждение и помогать ему в полевых работах. Поселенческие войска в мирное время собирались только летом, на несколько недель, на учебные сборы. Кроме того, в Финляндии существовало небольшое количество вербованных войск, нанятых командирами частей и содержавшихся на счет казны.

Рекрутские наборы производились весьма редко, исключительно в военное время.

По завоевании Финляндии

- император Александр I в переданном Боргоскому сейму предложении о военном устройстве края указал, что

"кроме учреждения милиции и образования регулярных войск на собственные Его Вел. средства, никакой другой способ рекрутский или же военные конскрипции не будет иметь места в Финляндии".

На этом же сейме земские чины обратились к императору с ходатайством о том, чтобы финские войска не выводились за пределы страны, но ответа на это ходатайство не последовало, и в 1812 AD финские батальоны занимали караулы в Спб.

Манифестом 15 .03. 1810 AD отбывание натуральной воинской повинности по поселенческой системе было приостановлено, чтобы предоставить стране отдых и возможность финансовых сбережений; манифестом 20 .07. 1810 AD, взамен этой повинности, была введена так называемая вакантная подать в размере вдвое меньшем того, что стоило содержание кнехта.

В 1811 AD был разработан проект национальной обороны Финляндии, по которому предполагалось выставлять 12 т. ч. в возрасте от 20 до 25 л., установив 1 год службы в гарнизоне, a в течение остальных 4 лет — полковые сборы ежегодно на 24 дня.

Этот проект был отклонён императором Александром I, который нашёл, что "национальное вооружение может иметь нежелательные последствия".

С 1812 AD при сформировании особых финских войск  стала применяться вербовка, и до 1854 AD эти войска состояли исключительно из вербованных людей.

Высочайшими указами 23 .06, 16 .10, 13 .11. 1854 AD и 13 .12. 1855 AD в дополнение к вербованным были сформированы поселенческие части, причем уплата вакантной подати была отменена.

К 1867 AD все особые финские войска (кроме лейб-гвардии Финского стрелкового батальона) были упразднены, a вакантная подать восстановлена.

При начале законодательных работ по введению в России всеобщей воинской повинности Высочайшим рескриптом 31.12. 1870 AD на имя финляндского генерал-губернатора было объявлено, что такую же повинность необходимо, по справедливости, ввести и в Великом княжестве Финляндском.

Для предварительного обсуждения этого вопроса в Гельсингфорсе была учреждена особая комиссия из представителей от всех сословий Финляндии, под председательством г.-л. Индрениуса.

12 .02. 1871 AD военный министр Д. А. Милютин представил всеподд. доклад, в котором признавал необходимым, чтобы финляндцы несли военную службу наравне с прочим населением империи, сливаясь с ним в одно целое русской армии, если же будет признано необходимым допустить существование в Финляндии отдельных национальных войск, то Милютин находит нужным обставить эту меру такими условиями, которые обеспечивали бы, насколько возможно, общие интересы империи:

  • подчинение финских войск и принадлежащих им запасов оружия военному министерству и военно-окружному управлению,
  • подсудность финских воинских чинов военно-судебным учреждениям империи;
  • допуск безразлично на генеральские и офицерские должности уроженцев финляндских или русских;
  • общие строевые уставы, командные слова, снаряжение, вооружение и обмундирование;
  • назначение финских войск в мирное и военное время на службу, куда угодно в империю или за границу.

На докладе этом императором Александром II были наложена собственноручная резолюция:

"Главные основания, изложенные в сей записке, совершенно согласны с Моими мыслями".

Комиссия г.-л. Индриуса к концу 1875 AD выработала проект устава о воинской повинности для Финляндии, внеся в него ряд существенных отступлений от русского устава:

  • раз навсегда определялась численность постоянных финских войск,
  • устранялась связь их с русской армией,
  • главным начальником их назначался генерал-губернатор края и т. п.

Д. А. Милютин решительно высказался против этого проекта, одобренного финляндским сеймом:

"Вникнув в сущность этих предположений, нельзя не прийти к тому заключению, что с утверждением их как бы узаконится существование в пределах империи совершенно отдельного самостоятельного войска, которое не будет иметь ничего общего с русскими войсками, то-есть армией того государства, в политический состав которого входит и Великое княжество Финляндское.

Для собственной своей безопасности Финляндия не может нуждаться в организации отдельного финского войска, так как несколько её батальонов ни в каком случае одни не могут служить ее надёжной защитой. В действительности пределы Великого княжества охраняются и будут всегда охраняться военными силами всей империи".

В заключение Д. А. Милютин высказал, что

"интересы России, в сущности, были бы более обеспечены продлением настоящего безоружного положения края, по крайней мере до тех пор, пока в населении Финляндии не утвердится сознание в полной солидарности политических и экономических её интересов с интересами России".

Когда затем возник вопрос о дальнейшей разработке проекта и способах его утверждения, Милютин предлагал, не спрашивая мнения земских чинов края, издать Высочайшее повеление о введении в Финляндии общей воинской повинности, но восторжествовало противоположное мнение финляндского ген. губ-ра гр. Н. В. Адлерберга: устав о воинской повинности в Финляндии был передан на рассмотрение земских чинов сейма, заседавшего в 1877—78 AD.

Сейм исходил из того положения, что финские войска не должны быть смешиваемы с русской армией и что согласно политическому положению края войско, организованное на началах общеобязательной воинской повинности, может иметь одну только цель — "защищать престол Финляндии и родину финнов".

Большинством голосов была принята система всеобщей воинской повинности и организации постоянного войска.

Запасу финских войск сейм дал особую организацию, дававшую возможность быстро проводить через ряды войск весьма значительную часть населения края.

Рассмотрев проект устава о воинской повинности, сейм возбудил ходатайство об отнесении 14-ти §§ этого устава (1—6, 9, 13, 19, 20, 120—123) к числу основных законов края, подлежащих изменению и отмене не иначе, как с согласия всех сословий сейма.

Этими параграфами устанавливались:

  • цель существования финск. войск — для защиты престола и отечества (1) и содействия тем защите империи (123);
  • отмена поселенческой системы, пока будет действовать устав воинской повинности (2);
  • состав вооружёных сил края состоит из действ. войск, запаса и ополчения (3), причем распределение призванных между действ. войсками и запасом решается жребием (4), a число людей, потребное для пополнения действ. войск, определяется ежегодно государем по представлению Сената (5);
  • призывной возраст — 21 г. (6); срок службы в действ. войсках — 3 и в запасе — 2 г. (9); порядок призыва на службу запаса (13);
  • организация ополчения (19) и порядок призыва его на службу (20);
  • комплектование финскских войск исключительно финляндскими гражданами (120);
  • численность финских войск в мирное время и расположение их в губерниях края (121);
  • порядок покрытия военных расходов (122) и порядок мобилизации действ. войск (123).

Вместе с тем сейм просил об учреждении при военном министре особого докладчика по финляндским делам, об установлении для лиц, поступающих в финские войска, обязательного знания шведского и финского языков и о сообщении земским чинам через 10 лет после применения устава предложения о внесении в устав тех изменений, которые по указаниям опыта будут признаны необходимыми.

Финляндский ген.-губ-р поддержал ходатайство земских чинов и высказался за утверждение выработанного сеймом проекта.

Д. А. Милютин, не желая оставлять край без войска, организованного по системе всеобщей воинской повинности, a также имея в виду, что устав будет подвергнут пересмотру после 10-летнего его применения и необходимые в нем изменения впоследствии могут быть произведены в административном порядке, присоединился к мнению гр. Адлерберга.

6 (18) .12. 1878 AD устав был Выс. утверждён и с 1 .01. 1881 AD введен в действие. Манифестом от 6 (18) .12. 1878 AD было повелено считать основными законами перечисленные выше 14-ть §§ устава, "ввиду особенного их значение и отчасти заключающихся в них изменений основных законов".

Как позже было выяснено, Милютин не был осведомлен Адлербергом, что сейм ходатайствовал о включении перечисленных §§ в основные законы края, каковым включением совершенно парализовались его соображения, побудившие согласиться с проектом.

Воинская повинность продолжалась 18 л. (3 г. действит. службы, 2 г. — в зап. и 13 л. — в ополч.).

Для вольноопределяющихся и для лиц, получивших известное образование, были установлены сокращёные сроки действительной службы; для окончания образования допускались отсрочки не свыше 3 л.

Льготы и изъятия по семейному положению, по званию и роду занятий, изъятие и отсрочки по телесным недостаткам или болезненности и по хозяйственым делам были установлены на тех же основаниях, как и в русском уставе 1874 AD

Не принятые на действительную службу, но физически к ней годные, зачислялись в запас на 5 л., в течение коих они должны были подвергаться обучению в 3 учебных сборах, общей продолжительностью не более 90 дней.

По статистическим сведениям за 1882—97 AD, средним числом ежегодно подлежало призыву 21.071 ч.; из них не явилось к призыву 1.917 ч. (9,1 %). Из числа освидетельствованных признавалось безусловно неспособными к военной службе 10.630 ч. (55, 8 % общего числа освидетельствованных), получали отсрочку по невозмужалости — 423 ч. (2, 2 %) и признавались годными к воен. службе — 7.985 ч. (42 %).

В жеребьеметании принимали участие ежегодно 7.995 чел. (37, 9 % всего числа подлежавших призыву); принимались на службу 1.762 ч. (8,4 %), зачислялись запас армии 5.711 ч. (27,1 %).

В числе назначенных на службу ежегодно заключалось неграмотных — 42 ч. (2,4 %), умеющих только читать — 1.321 ч. (75 %), умеющих писать и читать — 310 ч. (17,8 %), имеющих низшее образование — 75 ч. (4,2 %), среднее образование — 10 ч. (0,6 %).

При сравнении этих данных с сведениями о выполнении воинской повинности в остальных местностях России оказывается, что из числа ежегодно призываемых к отбыванию воинской повинности в ряды войск в России поступало 36 %, a в Финляндии только 9 %; на действительной службе находилось из всей массы населения в России 1,6 %, a в Финляндии 0,5 %; на 1 тыс. мужчин рабочего возраста в рядах армии находилось в России 39,5 %, a в Финляндии — 9,2 %; в случае войны коренное население России обязано было выставить 5 % всего мужск. населения, a Финляндия — только 1,5 %.

В 1891 AD, ввиду истечения 10-летнего срока со времени введения воинской повинности в Финляндии, военный министр П. О. Ванновский представил всеподд. доклад о пересмотре устава 1878 AD и об изменении организации финских войск.

В 1893 AD для этого пересмотра была образована комиссия, под председательством сначала г.-л. Величко, a затем ген. от инф. Дандевиля, из 5 членов от военного министерства и представителя финляндской администрации, сен. г.-л. Шаумана.

К весне 1898 AD комиссия окончила свою работу; составлено было также положение об устройстве и управлении финских войск. Сущность проекта нового устава о воинской повинности в Финляндии сводились к след.:

  •   право отбывать воинскую повинность по финляндскому уставу — финляндским уроженцам;
  •   допущено назначение офицеров русского происхождения в финские войска, с предоставлением им тем самым прав финляндского гражданства;
  •   допущено назначение новобранцев, оставшихся за пополнением финских войск, на службу в русские войска;
  •   исключено из устава определение численности постояных войск и запрещение выводить в мирное время финские войска из пределов края;
  •   установлены для финских войск сроки службы, существующие в империи (5 л. действит. службы и 13 л. в зап.);
  •   распространены на Финляндию постановления общеимперских уставов об организации запаса, о призывном возрасте и времени призыва, о порядке жеребьеметания и определения годности новобранцев к службе;
  • установлено требование знания русского языка для предоставления льготы 1 разряда по образованию;
  • распространена на финские войска общая воинская присяга;
  • устранено участие финляндского сената в издании инструкции и руководств по призыву, в составлении списка должностей, освобождающих от обязательной службы и т. п., с предоставлением разрешения всех этих вопросов военному министру.

Выс. грамотой 19 .07. 1898 AD был созван на 7 .01. 1899 AD в г. Гельсингфорсе чрезвычайный сейм для рассмотрения проекта нового устава о воинской повинности.

Предварительно передачи сейму проекта устава особому совещанию из 7 лиц, под председ. К. П. Победоносцева, было поручено составить редакцию Выс. предложения земским чинам.

В заседании 2 .08. 1898 AD особое совещание признало желательным предоставить сейму возможность высказать наиболее обстоятельно своё заключение о новом уставе во всех его частях, и в проектированной им редакции Выс. предложения было без всяких оговорок указано, что "от земских чинов ожидается заключение о том, насколько новые порядки, проектируемые устава, практически удобоприменимы по местным условиям к укладу финляндской жизни".

Эта редакция была Выс. одобрена, и на рассмотрение земских чинов Финляндии были переданы как проект устава о воинской повинности, так и проект положения о финских войсках.

Земские чины Финляндии, рассмотрев эти законопроекты, представили по поводу Выс. представлений всеподд. отзыв от 27 .05. 1899 AD, в котором излагали, что проект устава о воинской повинности в Финляндии не может быть принят земскими чинами и что проект положения об устройстве и управлении финских войск содержит предположения о таких изменениях в действующем уставе о воинской повинности и в общих основных законах, на которые земск. чины не признали возможным согласиться.

Земские чины выработали, с своей стороны, постановление об изменении некоторых положений устава о воинской повинности и ходатайствовали об утверждении его Государем; этими изменениями правила финляндского устава значительно приближались к уставу общеимперскому, но за некоторыми параграфами (12-м) по-прежнему сохранялась сила основных законов, a также оставлен был прежний порядок призыва новобранцев (сначала освидетельствование, затем жеребьеметание).

Осенью 1900 AD военный министр ген. Куропаткин представил все законопроекты, касающиеся воинской повинности Финляндии, в Гос. совет. При предварительном обсуждении проекта соедин. депутаты Г. С. устранили вопрос об уравнении личных и финансовых тягостей по отбыванию воинской повинности населением Финляндии и империи, находя, что для окончательного разрешения этого вопроса не имеется достаточных данных, и восстановили в проекте устава указание на участие финляндского сената в разрешеиии разных вопросов, касающихся воинской повинности и отнесенных в империи к предметам ведомства МВД.

При обсуждении отдельных статей нового устава в соединен. депутатах произошло разногласие по некоторым вопросам.

29 .06. 1901 AD ыл. Выс. утверждён новый устав о воинской повинности в Финляндии.

Устав 1901 AD представляется почти во всём согласованным с общеимперским уставом о воинской повинности.

Контингент новобранцев, подлежавших в Финляндии призыву в 1901 AD, был определен всего в 500 ч., для укомплектования гвардейского стрелкового батальона и драгунского полка.

Осенью 1901 AD Финский драг. п. был обращён в 55-й драг. Финляндский п., и после того осталась только одна часть войск, пополняемая финляндскими уроженцами, — л.-гв. 3-й стрелк. финск. б-н.

На укомпл-ние его контингент новобранцев, подлежавших в 1902 AD набору в Финляндии, определён был в 284 ч., причём призыв их производился по правилам устава 1878 AD;

  • в 1903 AD на укомплектование б-на было назначено к призыву 280 ч.,
  • в 1904 AD только 190 ч.

В 1905 г. действие нового устава о воинской повинности в Финляндии было приостановлено (Выс. маниф. 16 мрт. 1905 AD), с тем, чтобы финляндская казна уплачивала государственному казначейству на военные нужды 10 милл. марок в год (Выс. утвержд. 16 (29) .03. 1905 AD предложение земским чинам Финляндии).

В соответствии с сим был расформирован л.-гв. 3-й стрелк. финск. б-н. Таким образом, население Финляндии с 1905 AD совершенно не отбывало уже воинскую повинность.

Index liborum:

  • М. М. Бородкин, Из новейшей истории Финляндии, 1905;
  • М. М. Бородкин, История Финляндии, 1908;
  • А. Лыкошин, Финские войска и воинская повинность в Финляндии, "Военный Альманах" 1902 г. — две статьи о воинской повинности в Финляндии;
  • А. Редигер, Комплектование и устройство вооружёной силы, 1900;
  • Богданович, Исторический очерк деятельности военного управления в России;
  •   Взгляд Д. А. Милютина на финскую войсковую реформу, "Русский Инвалид" 1908 г., № 281.

Links:

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments