Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Category:

Ленинизм с марксизмом или без

Модернизм

Этос в утопической вере в покорение природы и   безграничные возможности проектирования жизнедеятельности человека в пределах заданных параметров оптимизации

Излюбленное время модернизма - это будущее. Прошлое же  – всегда препятствие, которое надо преодолеть. Но тогда настоящее неизбежно теряет свою самоценность: это всего лишь стартовая площадка для запуска мифологического корабля, переносящего нас в будущее.

Ленин № 1 и №2 :  Владимир Ульянов и Вальтер Ратенау

Идеологию и дух высокого модернизма лучше всех воплотил Вальтер Ратенау (Ленин №2), который в период Первой мировой войны усмотрел в союзе немецких технократов, военно-промышленных магнатов и  государства прообраз структуры прогрессивного общества мирного времени.

Владимир Ульянов (Ленин №1) считал подобный союз базой для  перехода от высшей стадии капитализма к социализму.

Вальтер Ратенау, крупный промышленник, писатель, философ, политик.

Вальтер Ратенау родился в Берлине 29 августа 1867 года. Получив образование электроинженера, Вальтер Ратенау в 1899 году становится членом правления компании AEG. Одновременно, в 1902-07 годах, он является владельцем Берлинской торговой компании, членом правления более 100 других предприятий. В 1907 году Вальтер назначается членом Наблюдательного совета компании AEG, позднее его председателем. После смерти отца в 1915 году Вальтер Ратенау становится президентом AEG.

Есть мнение,что Вальтер Ратенау был в технической области одним из крупнейших специалистов Германии. Но еще с большим рвением отдавал он себя литературе, науке, публицистике и политике. Его статьи и книги по философии, социологии, этике, научно-технические и публицистические работы еще до Первой мировой войны были необычайно популярны.

С началом Первой мировой войны Вальтер Ратенау возглавляет Отдел сырьевых ресурсов в прусском военном министерстве. Организационная и общественная деятельность Ратенау в годы войны выдвинула его в ряды первых политических фигур Германии и дала ему возможность самому принимать и проводить в жизнь ответственные политические решения как внутри Германии, так и на международном уровне.

В 1919 году Ратенау призывается к подготовке мирной конференции, в которой он участвует в качестве эксперта. В 1920 году Ратенау - член Комиссии по национализации. В мае-ноябре 1921 года - руководитель министерства восстановления разрушенного хозяйства в составе кабинета министров Вирта.

В качестве министра иностранных дел (с 1 февраля 1922 года) Ратенау участвовал в знаменитой Генуэзской конференции, в ходе которой заключил с Советской Россией Рапалльский договор.

24 июня 1922 года. Вальтер Ратенау был убит тремя офицерами из правой организации "Консул"

Как мы знаем, со временем потомки  обоих государственных деятелей получили полную возможность пройти по дороге, вымощенной их “благими намерениями”.

Ленин №3 : Гази Мустафа Кемаль-паша

“Самый ценный и особенный государственный деятель Европы” (Литвинов )

Недаром Ленин №1 (Владимир Ульянов) сразу задружил с Лениным №3 (Мустафой Кемалем), в угоду которому предали армян и греков.

Социалистическая диктатура в СССР и турецкая националистическая диктатура отличались на самом деле лишь степенью контроля над ресурсами.

В СССР к власти пришли радикальные, лишённые собственности интеллигенты, обладавшие заимствованной из Германии марксистской идеологией и организацией.

В Турции власть попала в руки среднего офицерского состава, воспринявшего якобинский пример Французской республики.

Экономика Турции после резни армянской и греческой буржуазии оказалась целиком в руках государственной элиты — за исключением турецких крестьянских хозяйств и мелких лавок.

Поэтому при относительно скромных ресурсах индустриализация носила постепенный характер.

Ататюрк и его наследники, помня о долгой серии военных поражений своих предшественников-османов, лавировали на мировой арене, чтобы избежать войн.

СССР, напротив, с самого начала оказался в ситуации военной угрозы (чему, конечно, способствовала идеология большевиков и потеря субъектности) — откуда необходимость военно-индустриального рывка.

Иммануил Валлерстайн назвал эти две модели — националистическую и социалистическую — “ленинизмом с марксизмом или без”.

Впоследствии по всему миру множились вариации и гибриды двух моделей “ленинизма”.

 В Китае комми оказались намного более прокрестьянскими, что в конечном итоге позволило после 1979 года устроить исключительно успешный НЭП — смычкой крестьянской основы Китая с капиталистической глобализацией и, через открытие страны для концессий, запустить устойчивую индустриализацию.

В Израиле был получен успешный гибрид военного социализма с радикальным национализмом — конечно, на игле выжимаемой из США помощи.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments