Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Category:

Из переписки крестьянской семьи XIX века -2

Письмо 1 (л. 18–19).

Написано Иваном, но явно по просьбе отца, ожидающего присылки денег. Здесь читатель может познакомиться почти со всеми нашими героями, принимавшими участие в написании письма, которое содержит и просьбу матери напомнить Василию об обещанном подарке, и приветы от всех членов большого семейства и собственноручные приписки младших братьев.

Село Паздеры [1] . 1882 года 15 генваря

Любезный братец Василий Лаврович!

Письмо Ваше получили. Из письма Вашего я видел, что вы обещались послать денег к Рождеству [2] . Тятенька был в ожидании денег, но не мог дождаться, решился продать последнюю кобылицу [3] (за) 130 руб. паздеринскому сидельцу Василию Алексеичу [4] . Деньги нам были нужны к новому году выкупать бочки [5] . Лошади у нас сейчас нет. Доставку вина взяли по контракту на год по старой цене [6] Я от Чугракова [7] отошел в мае месяце и ничего не получил кроме сюртука, брюк и сапогов. Дела у Чугракова плохи. В лавке у них торгует мальчишко Мишка, который был при вас, и сама Александра Феoдоровна [8] . Пишите мне обо всем, чего хорошего в Тюмени, есть или нет у вас должности по торговой части. Я все-даки думаю ехать к Вам в Тюмень, потому что у нас здесь должностей хороших нет. Я сейчас живу дома и привыкаю писать [9] .

Василий Лаврович! Тятенька все-даки дожидает от вас руб. 50-т. Шлите, пожалуйста, деньги: крайне нужны на лошадь. Без лошади жить нам нельзя никаким образом. K Масленице [10] нужно непременно купить хотя руб. в 50-т. Хлеб мы покупаем, потому что было посеяно ржи мало, а яровой весь пропал на поле [11] . Тятенька водку не пьёт с Нового года [12] . В Паздерах нового вообще ничего нет [13] Новости:

Учительницы у нас две, обе сарапульские. [14] Главную зовут Анна Степановна [15] , помощница — Анна Матвеевна [16] . Ганя [17] учится во втором классе хорошо. Мамочка в интересном положении и не совсем здорова [18] . Приказала кланяться, чтоб вы послали на платье материи или хорошую шаль, потому что вы уже давно обещались купить, но всё еще не купили.

Дедонько и бабушка очень плохи [19] . Остальное семейство все живы и здоровы, чего и вам желают. Ваша крестница Танечка [20] и баушка [21] все кланяются. И я остаюсь жив и здоров, слава Богу, чего и вам желаю.

Ваш Брат Иван Жернаков

Я 15 января был именинник.

Затем прощайте. Иван Жернаков

Любезный братец Василий Лаврович!

Тятенька думает меня послать вместе с братом Ванею в Тюмень весной по вскрытию воды. Дома заниматься нечем. Сейчас привыкаю писать.

Затем остаюсь жив-здоров, чего и вам желаю,

Ваш брат Михаил Жернаков [22] И я остаюсь жив и здоров, чего и вам желаю.

Ваш брат Гаврил Жернаков

Затем прощайте. Братья Жернаковы

1882 года 15-го января.

Письмо пишите скорее как можно обо всем Вашем тюменском житье.

Примечание:

[1] В конце XIX века в Паздерах насчитывалось более тысячи жителей. В 1978 году село было ликвидировано, а жители его переселены в соседнее село Перевозинское.

[2] В письме от 17 ноября отец просит живших в Тюмени на заработках двоих старших сыновей, Алексея и Василия, послать деньги к 5 декабря, чтоб избежать продажи единственной лошади. В ответ на эту просьбу Василий, по-видимому, обещал послать деньги к Рождеству (по ст. стилю 25 дек.).

[3] Продажа последней лошади — признак крайней бедности. В конце XIX века в этом регионе безлошадных хозяйств было 17%, хозяйств с одной лошадью 37%. В остальных хозяйствах было по две или более лошадей. См.: Лигенко Н. П. Крестьянская промышленность Удмуртии / АН СССР, Урал. отд., Удмурт. инст. истории, яз. и лит. Ижевск, 1991. С. 23.

[4] Эту личность установить не удалось; сиделец — продавец в лавке.

[5] Бочки были нужны для заключения контракта по доставке вина с хозяином винокуренного завода Семеном Гаврииловичем Тюниным, известным сарапульским купцом.

[6] Средняя площадь надела в южной части Вятской губернии была ниже минимума, считавшегося необходимым для существования в конце XIX века (Лигенко Н. П. Указ. соч. С. 22–24), к тому же этот край отличался тяжелыми климатическими условиями и низким плодородием почвы. Все это вынуждало крестьян заниматься побочным промыслом, в частности гужевыми и речными перевозками. Именно так обстояло дело и в семье Жернаковых.

[7] Автор письма Иван служил в лавке у Чугракова в Ижевске (ныне столица Удмуртии, в 60 км от Сарапула). В посемейном списке купцов г. Сарапула на 1883 год указано, что Матвей Федорович Чуграков, бывший сарапульским купцом в 1871–1880 годах, с 1881 года перешел в мещанство, судя по нашим материалам, из-за финансовых трудностей. В том же списке жена Чугракова записана как Александра Федоровна.

[8] Судя по тому, как Иван описывает положение дел в лавке Чугракова, можно предположить, что Василий достаточно хорошо знал всех действующих лиц; возможно, он сам служил в той же лавке перед тем, как туда поступил Иван.

[9] О том, что детей в этой семье заставляли писать и что они, по-видимому, и сами не упускали случая добавить пару слов к посланиям старших, говорят другие письма нашего собрания, написанные сыновьями-подростками за родителей, а также многочисленные приписки от младших. Сибиряк Н. М. Чукмалдин (1836–1901), принадлежавший к тому же поколению, что и отец братьев Жернаковых, вспоминает, как он подростком упражнялся в письме, используя для этого свободное от работы время. См.: Чукмалдин Н. М. Мои воспоминания. Тюмень: Софт Дизайн, 1997 (перепечатка изд. 1899 года). C. 92. []

[10] В этом году Масленица приходилась на первую неделю февраля (по ст. стилю).

[11] В ноябрьском письме отец писал, что весь хлеб был съеден уже к ноябрю. (Ради сравнения отметим, что, согласно месяцеслову Даля, половина зимнего корма бывала съедена
к 21 декабря.) Бедность не ушла из дома и на следующий год. Вот выдержка из письма Ивана Василию от 2 декабря 1882 года, в котором он просит брата прислать деньги на дорогу в Ирбит, где Иван надеется подработать на ярмарке: «Потому Что Василей Лавровичь дома Жить почти нечемъ было. Хль-ба неболее Tрехъ овинoв ржи, да Пшаницы овина Tри Василей Лавровичь у насъ нынчь- украли рожъ исътрехъ овиновъ оставили только одинъ овинъ такь вотъ хоть какъ Живи отъ Доставки пользы Мало. […] Васил ь-й Лавровичь прошу Васъ измилости послать Хотя руб. 15. Пожалуйстa, потому что дома взять Hегд ь-, Сами знаете какъ Живемъ дома».

[12] Сообщения о том, что отец перестал пить или опять запил, периодически встречаются на страницах этих писем.

[13] Примечательно здесь слово нового, по-видимому, не мешающее автору начать следующую страницу с «Новостей». Это далеко не единичный случай в данной коллекции. Приходится заключить, что во фразах типа Нового ничего нет под «новым» понималось что-то другое.

[14] В ближайшем уездном городе Сарапуле была в то время женская гимназия, при которой имелись курсы для подготовки учительниц. В с. Паздеры земская школа была открыта
в 1868 году. Чарнолуский пишет, что привлечение женщин к учительству — заслуга земства (Чарнолуский Д. И. Начальное образование во второй половине XIX столетия // История России в XIX в. / Под ред. Е. В. Аничкова. СПб.: Изд. Братья Гарант, 1903. C. 109–169). В конце XIX века учительницы получали годовое жалование 250–270 руб., а помощницы 149–176 руб.; обе зарплаты были ниже, чем зарплата рабочих на заводе.

[15] В списке земских учителей Сарапульского уезда за 1881–1905 год имеется запись о том, что А. С. Щитова окончила Сарапульскую женскую прогимназию и стала помощницей учителя в 1875 году. В 1881 году она получила звание учительницы и ее назначили в Паздеры, где она преподавала до 1887 года. Именно тут мы и встречаем ее в письме Ивана, интерес которого к школьным новостям, возможно, объясняется тем, что он сам не так давно закончил эту самую школу.

[16] А. М. Зотина числилась в списке земских учителей Сарапульского уезда
в период 1881–1905 годов.

[17] Пятый сын Гавриил (1872–1930).

[18] Мать, Елизавета Димитриевна (1839–1918), урожд. Бехтерева, из с. Шаркан, что близ Воткинского Завода, родила дочь Анну 15 февраля.

[19] Архивный поиск выявил, что речь здесь идет о приемных родителях отца, Андрее Якимовиче и Татьяне Григорьевне Жерноковых, проживавших в том же селе отдельным домом. (Фамилию стали писать через а лишь после их смерти.)

[20] Она же младшая сестра Василия и Ивана, род. в 1876 году.

[21] Это слово отличается от того же слова выше не одной только своей диалектной формой. Речь идет здесь о двух бабушках. Из архивных документов стало известно, что словом бабушка Иван назвал здесь приемную мать отца, а под более простым и близким баушка он имел в виду свою кровную бабушку по отцу, Прасковью Васильевну Стефанову.

[22] Четвертый сын Михаил (1869–1911), по-видимому, уже окончил школу.
Из переписи 1897 года о нем известно, что он окончил одноклассное земское училище.

Публикация, предисловие и комментарии

Ольги Йокояма

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments