Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Из переписки крестьянской семьи XIX века -1

Пролегомен

Вниманию kameraden  предлагаются четыре письма, написанные в конце XIX века членами крестьянской семьи Жернаковых, проживавшей в уже не существующем, но некогда большом селе Паздеры Сарапульского уезда Вятской губернии. Адресат, Василий Лаврович, ушел пешком на заработки в Сибирь и там остался — ему и пишут родители и братья. Ответов Василия не сохранилось, сами же письма находятся в Тюменском государственном архиве вместе с другими письмами семьи.

Пишет исследовательница Olga T. Yokoyama:

“…Я познакомилась с этим фондом в 2001 году, попав случайно в Тюмень. Осенью 2003 года, получив грант от Гуманитарного фонда США (RA 20237–02), я уехала из солнечной Калифорнии в снежную Тюмень, где провела восемь месяцев, работая в архиве с этим уникальным материалом.

Для меня как языковеда собрание текстов разной степени грамотности, написанных в позапрошлом веке русскими крестьянами, да еще и представителями разных поколений, в том числе двумя женщинами (письма крестьянок XIX века — явление достаточно редкое), представляет интерес в первую очередь как редкий филологический документ. Содержание этих писем интересно, однако, и для нефилолога, для любого читателя, ощущающего пульс истории, слышащего во многих начинаниях последних десятилетий отзвуки давнего былого, сознающего, что иногда прошлое может что-то объяснить в настоящем.

Письма писались в течение 16 лет. В них авторы делятся своими радостями и горестями, пишут о семейных и деревенских новостях, об урожае, покосе и о своем (сначала побочном, потом главном) промысле — перевозке грузов речным транспортом, просят денег или совета, высказывают свои взгляды на брак и семейные отношения, на торговую этику и смысл жизни; родители учат детей, как молиться и как выбирать невесту, дети жалуются друг другу на родителей.

Интересно в этих письмах и многое другое, как соответствующее нашим общим представлениям о той эпохе и тех людях, так и неожиданное. Задуматься заставляют подчас не только сами описываемые факты, но и то, чтó за ними стоит, прежде всего — описывающие их люди и ценности, которым они привержены. Удивляешься почеркам, чуть не каллиграфическим, почтительным обращениям (даже отец обращается к подростку сыну по имени-отчеству), неожиданному уровню грамотности и своеобразному чувству стиля.

К чему стремились эти люди, во что они верили, чем жили, как воспринимали себя и мир — вот вопросы, ответы на которые позволяет дать лишь пристальное чтение сотен страниц, старательно написанных более века назад.

Шестнадцать лет — немалый исторический срок. Скажем, с 1991 года, когда прекратил свое существование Советский Союз, Россия решительно изменилась. Те шестнадцать лет, когда писались публикуемые письма, также вобрали в себя очень много: началось и кончилось царствование Александра III, на престол взошел Николай II. А в прикамских Паздерах менялась жизнь семьи Жернаковых — старики умирали, дети вырастали, женились и выходили в люди.

Вот это продвижение вверх, в более благополучные слои общества, в первую очередь и обращает на себя внимание в приведенных здесь четырех письмах переходного для наших авторов времени.

Семья, продавшая в голодную зиму 1882 года последнюю лошадь, к 1893 году имела уже два небольших парохода (в 6 и в 25 лошадиных сил), спустя год купила сорокасильное судно за девятнадцать тысяч рублей, а еще через год — большой пароход, стоивший сто двадцать тысяч рублей.

Что это: простое везение или плоды целенаправленных, порой предельных, усилий И что, кроме улучшения экономического положения, эти усилия дали Частная семейная переписка — не налоговый отчет и не прошение в казенную палату, она не отражает всех подробностей деловых операций и предприятий.

Зато в этих письмах звучит голос самих участников, небеспристрастный и неприукрашенный. Едва ли и лицом к лицу переписывавшиеся могли рассчитывать на бóльшую откровенность, чем та, свидетелем которой становится сейчас, 120 лет спустя, читатель.

Братья Жернаковы — государственные крестьяне, родившиеся в Паздерах. По данным переписи 1897 года (Тобольский государственный архив), адресат Василий (1864–1936) учился в Сарапульском уездном училище. Сколько классов он окончил, неизвестно, но из писем явствует, что в Тюмень он ушел искать работу в 17 лет; позднее, неся военную службу, он сдал экзамен на писца высшего класса в военной администрации и последние два года службы состоял в должности старшего писца. Где учился его брат Иван (1867–1911), точно установить не удалось, но скорее всего в земской школе в Паздерах.

Из писем видно, что к тринадцати годам он уже успел поработать «мальчиком» в магазине в Ижевске. Отец братьев Лавр (1836–1909) родился в с. Гольяны, чуть ниже Паздер (произносится «Паздёр»; так говорят сами бывшие жители этого села, как я выяснила, посетив в 2004 году село Перевозинское, куда их переселили) по Каме, был грамотным самоучкой.

Письма приводятся здесь в умеренно нормализованном виде с сохранением многих диалектных черт оригинала. Пунктуация почти полностью добавлена мной. Отсутствующие в оригинале предлоги стоят в скобках. Многие из примечаний основаны на моих изысканиях в государственных архивах Кирова, Ижевска и Сарапула; в других использовались печатные источники. Нумерация писем сопровождается ссылками на листы Тюменского государственного архива: фонд И-134, опись 1, дело 1; ссылки на архивную документацию здесь не приводятся. Даты даны по старому стилю…”

В конце 2007 года вышло в свет полное издание писем, к которому мы и отсылаем заинтересованных читателей: Olga T. Yokoyama. Russian Peasant Letters: Texts and Contexts. Verlag Otto Harrassowitz: Wiesbaden.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments