Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Кавалерийская езда : Казачья езда и Джигитовка

Казачья езда.

В то время как регулярная кавалерия переживала ряд переформирований и изменений в своем воспитании и обучении, казаки жили, обучались и действовали в бою и вообще на войне по старине, так, как обучали их отцы и деды, на рассказах и примерах которых вырастали молодые казаки, преемственно приобретая и хорошие и дурные черты, приемы и привычки в езде.

Для поднятия уровня обучения большую часть казачьих полков включили в кавалерийские дивизии, и обучение казаков с 1878 г. подчинили обязательному для них строевому уставу казачьей службы. Обучение казаков согласно этому уставу велось применительно к общей службе в кавалерии и к присущим казакам особенностям по их способу езды.

Само устройство кaзaчьих сёдел вызывает необходимость некоторых особенностей в посадке; в самой середине подушки казачьего седла проходит чересседельный трок; это место и является самой низкой частью сидения, тогда как в кавалерийском седле самая низкая часть находится ближе к задней луке.

Большое влияние на казачью посадку имеет то, как набита седельная подушка, ибо от этого зависит положение колен и самого седалища; необходимо, чтобы колено б. подано неск. назад, дабы на рыси иметь возм-сть немного больше, чем на шагу и на месте, передать груз свой на стремена. Если чрезмерно набита передняя часть подушки, то всадник садится на заднюю луку, и колено его уйдет вперед; при излишне набитой задней части подушки всадник будет сидеть на разрезе, корпус его будет валиться вперед, и такая посадка не будет крепкой; и то и другое положение вызывает напряженность посадки, a между тем только полное отсутствие напряжённости и может дать казаку желательную гибкость и свободу посадки, при коих он своевременным уклонением корпуса при неожиданных и порывистых движениях лошади сохраняет прочность в седле.

Посадка казака на месте и на шагу несколько отличаются от таковой же на рыси. На месте и на шагу казак должен иметь лишь слабый упор на стремена, сидением своим должен более прилегать к задней луке и сидеть на ягодицах, a не стоять на стременах. На рыси же для смягчения ударов седалищем по седлу всадник сильнее упирается на стремена, причем, дабы ноги его не ушли вперед и корпус не отваливался назад, всадник немного подается вперед грудью, сгибает ноги в коленах и при этом седалищем немного удаляется от задней луки; вследствие этого удары седалищем по седлу еще более смягчаются.

На обыкновенном намёте (галопе), когда лошадь идет плавными прыжками, надобности приподыматься на стременах не встречается, а, напротив, всадник на этом аллюре глубже садится в седло. Вследствие более приподнятого над спиной лошади положения и левая рука всадника будет высоко, a потому и напряжение поводьев таково, что удила действуют неизбежно на углы рта и почти только на них.

Особое устройство казачьего седла и посадки влекут и особенности в управлении лошадью, a также и то, что для управления конем казаки ничего, кроме уздечки, не признают.

Вследствие приподнятого положения всадника значение уклона корпуса увеличивается, а значение и сила шенкелей уменьшаются; кроме того:

  •   низко поставленные путлища ограничивают свободу движения шенкелей,
  • они же делают то, что шенкеля постоянно лежат на боках лошадей, уменьшая этим их чувствительность.

Вследствие этого y казаков главным средствами управления лошадью являются уклоны корпуса и уздечки; шенкеля же в незначительной степени. Шенкель y казаков отчасти заменяется нагайкой, которая служит средством понуждения и наказания.

Уздечка, будучи проста по устройству и менее повелительна, чем другие приборы управления, вкладываемые в рот лошади, требует и большего искусства, ибо уздечке лошадь легче сопротивляется.

Главное искусство управления казака лошадью в том и заключается, чтобы, действуя поводом, заставить лошадь себе повиноваться, не причиняя ей боли давлением удил на челюсть, ибо это вызвало бы раздражение и сопротивление.

Вследствие этого, чтобы давление руки всадника на рот лошади было мягким и ровным и чтоб укорачивание повода производилось плавно без передергивания, казачьий повод должен быть такой длины, чтобы, не сдвигая кулака с места, всадник чувствовал легкий упор десны на удило. Для укорачивания повода казак поворачивает кисть мизинцем от себя. Если же этого недостаточно, то следует, сверх того, плавно подавать кисть руки или на себя, или от себя.

Производство манежной езды y казаков отличалось от таковой же в остальной кавалерии лишь тем, что казаки не делали неестественных боковых движений и не должны были добиваться того, чтобы намётом лошадьдь подымалась непременно с внутренней ноги; не полагалось им также ездить облегченной рысью.

Выездка казачьих лошадей, если приходилось пользоваться манежем, производилась подобно тому, как и других, но, конечно, с отступлениями, вызываемыми особенностями их езды. Для развития смелости и ловкости казаки обучались джигитовке Для одиночного обучения казаков служил уст. строев. казач. службы, ч. I, 1889 г.

Джигитовка

Джигитовка - лихая скачка, во время которой всадники выказывают свою ловкость в упражнении конем со всевозможными, зачастую весьма опасными, приемами на лошади.

Джигитовка перенята кавказскими казаками y горцев, откуда вскоре перешла и в другие казачьи войска.

Состязания в джигитовке y казаков раньше происходили  обыкновенно при довольно торжественной обстановке: участников собиралось до 200 и более человек; съезжались они на конях, разукрашенных серебряным набором, одетые в щегольские наряды, с оружием в дорогой оправе, на площадь к церкви, где слушали молебен и окроплялись святой водой, после чего стройной колонной по три с песнями и бубнами двигались к месту состязаний.

К джигитовке относится:

  • стрельба с коня на карьере в чучела из соломы, пропитанные нефтью. Затем стрельба вниз в кусок белой бумаги на земле. Бывали и такие случаи, когда стрелки на полном карьере разбивали пулей из винтовки брошенное вверх яйцо; a папахи, платки и т. п. пробивались пулей почти всеми без промаха;
  • нагибание направо и налево и поднимание с земли предметов; находились такие ловкачи, которые поднимали на карьере разбросанные по земле серебряные монеты или подхватывали рюмку, наполненную до краев вином, и, подхватив, выпивали; это считалось верхом искусства;
  • соскакивание на обе стороны несколько раз подряд;
  • скачка стоя на седле и нагибание, чтобы поднять с земли какой-либо предмет, — весьма трудный и опасный номер;
  • соскакивание перед барьером и вскакивание на лошадь в тот момент, когда она преодолевает барьер;
  •   нагибание во время прыжка лошади через барьер и выхватывание папахи или иного предмета из-под барьера;
  •   расседлывание и вновь оседлывание лошади на полном карьере не слезая, а только пересев на круп лошади;
  • на полном ходу сползание с крупа лошади назад и в тот же момент вскакивание опять на лошадь сзади же, притянувшись за хвост;
  • "отвага", т. е. держа в стременах ноги, броситься навзничь направо или налево назад всем корпусом, головой вниз, и держаться на весу;
  • перелезание на полном карьере впереди груди лошади или под брюхом с одной стороны, чтобы сесть в седло с другой;
  •   скачка одного всадника на двух лошадях с прыжками через лошадь (т. е. оттолкнувшись от земли y одной лошади, перелететь через нее и сесть на другую и т. д.).

По окончании состязаний наилучшим наездникам выдавались призы:

  • седло с полным снаряжением;
  •   конский убор, украшенный серебром;
  • шашка, отделанная серебром,
  • другие принадлежности вооружения, снаряжения и обмундирования казака; многих одаривали и деньгами.

Джигитовка несомненно имела громадное воспитательное значение и польза ее вне сомнения.

Она основана на развитии сметки, смелости и лихости до высшей степени, необычайной ловкости, гибкости и силы мускулов. Казак, проделывающий на коне головоломные и опасные для жизни приемы джигитовки, не только не задумается карьером пронестись по самой пересечёной местности, с целью схватиться на смертный бой с противником, но и броситься в самое опасное место боя. Подготавливая к этим состязаниям своего коня и себя самого, казак и лошадь все время в работе и, таким образом, незаметно тренируются и втягиваются в работу, которая делает их неутомимыми и выносливыми.

В начале прошлого века казаки занимались почти только на службе в первоочередных полках. Для руководства в уставе строевой казачьей службы джигитовке был уделён отд. ІV, дававший лишь основные правила для нее (правила эти годились, конечно, для "новичков", которых, с каждым годом находилось все больше и больше).

Цель джигитовки, как и прежде, состояла в развитии смелости и ловкости, почему уставом рекомендовалось обучать джигитовке каждого казака.

Но уже имеелся громадный  % таких казаков, которые до службы не джигитовали, почему и было указано заниматься сначала "приготовительными упражнениями к джигитовке" на деревяной оседланной лошади. После усвоения приемов рекомендуовалось переходить к простейшим упражнениям на живой лошади и для ускорения обучения разделять казаков на смены по числу учителей, тоже казаков.

Уставная (Уст. строев. казач. сл., ч. І, 1899 г.) джигитовка разделялась на:

  • обязательную для всех казаков, исполняемую с оружием и походным вьюком,
  • вольную, которая могла быть производима без оружия и вьюка, на оседланной или неоседланной лошади.

Обязательная  джигитовка состояла из следующих упражнений:

  • стрельба с коня и рубка (уколы) чучел;
  •   поднимание предметов с земли;
  • подъем на коня пешего товарища;
  • увоз раненного одним или двумя всадниками
  • соскакивание и вскакивание (прыжки) на коня на карьере.

Для вольной джигитовки  правила не устанавливались.

Способствуя казачьей удали, вольная джигитовка была поощряема всеми возможными средствами.

К упражнениям вольной джигитовки, между прочими номерами, указанными выше, относились:

  • уменье положить коня на карьере,
  • скачка ногами вверх,
  • "рыбка", — переворачивание на карьере лицом назад,
  • упражнения в метании дротика (род короткой пики) на карьере в расставленные цели, т. наз. "джирид", и пр.

 

Джигитовка входила в репертуар Каруселей, устраиваемых полками, иногда благотворительными обществами и частными лицами в Спб., в Михайловском манеже и привлекающих многочисленную публику. Участниками  каруселей являлись как офицеры, казаки и нижние чины, так и джентльмены и дамы общества.

Славились джигитовкой не только казаки, но и “нижегородцы” ( 16 –й др. Нижегородский полк - кавалерийская удаль была ими унаследована ещё со времён Кавказской войны) и кавалеристы других славных Русских полков.

livejournal Теги:
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments