Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Фрэнсис Амелия Йейтс : "Джордано Бруно и герметическая традиция"

Фрэнсис Амелия Йейтс. Джордано Бруно и герметическая традиция / Перевод Г. Дашевского. М.: Новое литературное обозрение, 2000. — 528 с., илл.

Филотео Джордано Бруно Ноланец, как он себя называл, родился в Ноле - городке у подножия Везувия. В 1563 году он вступил в доминиканский орден и стал насельником монастыря в Неаполе. Через три года он бежит, так как навлекает на себя подозрение в ереси. В 1581 году, пожив перед этим в Женеве и Тулузе, он приезжает в Париж. Там он обращает на себя внимание Генриха III. Читает лекции и издает две книги по искусству памяти, из которых видно, что их автор - маг.

Мнемоническими приемами пользовались еще римские ораторы. Они запоминали отдельные части здания, где планировали произнести речь, размещая на них образы, которые напоминали бы разделы заучиваемой речи. Иногда для этой цели использовали знаки зодиака. Для Бруно же мнемоника - это метод запечатления в памяти архетипических образов, мысленно размещаемых в структуре космоса. Используя для мнемотической локализации космический порядок, маг стремился познать Вселенную и обрести силы, резонирующие с силами космоса. Запечатлевая в памяти небесные образы, Бруно намеревался войти в "египетское" состояние: постичь внутренний порядок и единство мира, овладеть божественной силой. По Бруно, совершенный человек должен стремиться к тому, чтобы используя силу светил, стать благим магом и целителем, как Христос, Альберт Великий или Фома Аквинский.

Натуральный магический герметизм Бруно вошел в противоречие с христианизованным герметизмом французского двора, и в 1583 году Генрих III отсылает Бруно в Англию с рекомендательным письмом к послу Франции. Так начинается его европейский анабасис и самый важный период жизни. Он не очень доволен приемом в Оксфорде, но много пишет и издает. В книге "Изгнание торжествующего зверя" (1584) он проповедует, что религия египтян вернется, их нравственные установления придут на смену хаосу нынешнего века, а небесным знамением, возвещающим, что египетский свет близок, служит для него система Коперника.

Книги Бруно - это проект грядущей моральной и религиозной реформы, в которой он притязает на роль пророка, совершившего восхождение сквозь сферы птолемеевой системы мира, разрушенные для него Коперником. Чертеж системы Коперника в его книгах был для него магическим иероглифом, ниспосланным свыше. Вообще, труды Бруно наполнены темными геометрическими схемами, которым он придавал магический смысл и которые при издании лично гравировал.

Его новая философия имела религиозный смысл, а безумные схемы в книгах представляли символику какой-то секты. Освободив герметизм от христианского привоя Фичино и Пико и отказавшись таким образом от теологической надстройки над "египетским" учением, Бруно намеревался стать магом-натуралистом и новым религиозным вождем-реформатором. Здесь мы переходим к самой важной стороне наследия Бруно.

Йейтс высказывает следующее предположение о роли учения Бруно в реформирующейся Европе:

"Его деятельность пришлась на конец XVI века, когда религиозная нетерпимость проявлялась самым чудовищным образом и когда религиозный герметизм казался путем к примирению сражающихся сект. Он призывает к своего рода египетской Контрреформации, он возвещает возврат к Египту и предлагает некое новое решение всех религиозных проблем. И при этом он призывает к нравственной реформе, ставя на первый план добрые дела и этику общественного служения. Где еще можно увидеть подобное сочетание религиозной терпимости, сердечной привязанности к средневековому прошлому, идеи служения ближним и приверженности фантастической религии и символике египтян? Мне приходит в голову только один ответ - в масонстве с его мифологическим происхождением от средневековых каменщиков, терпимостью, филантропией и египетской символикой".

Магический герметизм Бруно предлагал недовольным Реформацией прокатолическим слоям английского елизаветинского общества новое направление для мечтаний, независимое от ненавистного испанского католицизма. О герметических корнях масонства, возникшего, как известно, в Англии, Йейтс далее размышляет: "Не нашелся ли среди слушавших Бруно англичан охваченный духовной тоской человек, который расслышал в его "египетской" проповеди какое-то смутное обещание, самые первые тихие ноты Волшебной Флейты?"

На судьбу Бруно и его учения заметно повлияла деятельность самого яркого его последователя Томмазо Кампанеллы. Кампанелла был на двадцать лет моложе Бруно и повторил его юношеский опыт. Как и Бруно, он был магом, возложившим на себя особую миссию.

"Этот исполин, полагавший, что семь шишек на его голове соответствуют семи планетам, обладал колоссальной верой в свою глубинную связь с космосом и в собственное предназначение вождя всемирной магико-революционной реформы", - пишет Йейтс.

В 1598-1599 годах он организовал в родной провинции Калабрия восстание против испанского правления. Вообще, в 1590-х годах среди доминиканцев на юге Италии царило сильное брожение, вызванное тревожным ожиданием всеобщих реформ на рубеже веков. Не исключено, что оно было инспирировано возвращением Бруно в Италию в 1591 году (через год он был арестован). Страстными до безумия речами Кампанелла и его последователи, многие из которых были также монахами-доминиканцами, возвещали близость грандиозных перемен. Неминуемость новой эры возвещалась небесными знамениями, среди которых Кампанелла отмечал "нисхождение Солнца". Свергнув испанскую “тиранию”, Калабрия должна была учредить республику, магический Город Солнца, визионером и "архитектором" которого мнил себя Кампанелла. Астральная магия, однако, не помогла, восстание было разгромлено, и к концу 1599 года мятежные доминиканцы заполнили тюрьмы Неаполя. В 1600 году Кампанелла был несколько раз подвергнут пыткам, после чего его содержали в тюрьмах до 1627 года.

Страшная публичная казнь мятежного доминиканца Бруно, возможно, была задумана инквизицией как предупреждение и угроза восставшим. Кампанелла избежал ужасной участи Бруно только потому, что вовремя симулировал сумасшествие.

В первые годы заточения Кампанелла написал свое самое известное сочинение - "Город Солнца" ("Civitas Solis"). Первое издание книги вышло во Франкфурте в 1623 году. Утопический Город Кампанеллы находился на холме среди огромной равнины и состоял из семи поясов, соответствующих семи планетам. В центре Города возвышался огромный храм, представлявший собой вариант планетария. В нем отправлялся культ космоса. Стены семи поясов, окружавших храм, несли изображения научных и природных объектов, а также памятников мировой культуры. По мысли Кампанеллы, Город представлял собой точное отражение мира, управляемого законами естественной магии, зависящими от звезд. Правителем Города был священник по имени Солнце, ему помогали три соправителя: Мощь, Мудрость и Любовь. К примеру, во власти Любви было наблюдение за тем, чтобы сочетание мужчин и женщин давало наилучшее потомство. Он указывал верный с астрологической точки зрения момент для зачатия. Целью существования Города являлась гармония со звездами, отсюда и царящие в нем счастье, благополучие и добродетель.

Герметические прототипы Города Солнца и его религии содержались в трактатах "Пикатрикс" и "Асклепий". Таким образом, облаченные в белые одежды жители Города Кампанеллы были герметическими псевдоегиптянами.

После выхода из тюрьмы Кампанелла переезжает во Францию и передает ей почетное право явить миру всеобщую реформу. Его поощрял Ришелье и принял двор, он дожил до рождения дофина, взошедшего потом на трон под именем Людовика XIV. Кампанелла приветствовал его как Короля-Солнце преображенного мира. Скончался Кампанелла в том самом монастыре, который 150 лет спустя станет клубом якобинцев.

Осуществить проект Бруно-Кампанеллы в ХХ веке - вплоть до построения в Городе на семи холмах храма в виде Дворца Советов - пытались большевики. Не получилось… Воцерковление их современных наследников и возрождение храма Христа Спасителя на месте Дворца свидетельствуют о том, что и четыре века спустя после Бруно христианство не сдало позиций.

Все, что осталось от проектов Бруно и Кампанеллы, - это красные звезды на башнях Кремля, да имя Кампанеллы, высеченное на обелиске рядом с Кремлевской стеной. Несколько слов о происхождении пятиконечных звезд в символике масонов и большевиков.

Книги Бруно иллюстрируются магическими чертежами. Значком пятиконечной звезды Бруно обозначал figurae Amoris (схемы Любви), представляющие собой геометрические арабески из лепестков и окружностей, построенных с помощью циркуля. Бруно рекомендует их как "плодотворные" для любой науки, созерцания и практики. Надо полагать, пять лучей звезды соответствуют пяти известным в его время планетам. Таким образом, Министерство Любви и Большой Брат из романа "1984" Оруэлла имеют давнюю историю.

Псевдоегиптяне не имели представления о подлинной датировке герметических текстов. Бруно так и умер в неведении. Впрочем, как показали дальнейшие события, ни объективное знание о его происхождении, ни само время не смогли разрушить очарования герметизма. Масонские ложи и розенкрейцерские союзы существуют и поныне. Христиан Розенкрейц - фигура мифическая. Розенкрейцеры тяготеют к алхимической символике, самые изощренные примеры которой можно найти в труде лютеранского пастора Иоганна Валентина Андреа "Химическое венчание Христиана Розенкрейца". В 1637-1654 годах Андреа одновременно был Великим магистром (навигатором) "параллельной" структуры - Ордена Сиона. После него этот пост в Ордене занимали последовательно Роберт Бойль и Исаак Ньютон.

Интеллектуальный скандал разразился в 1614 году, когда приглашенный в Англию швейцарский филолог Исаак Казобон датировал герметические тексты, привязав их к раннехристианским векам. В подавляющей массе ученая Европа отвернулась от герметизма, поэтому он ушел в социокультурный андеграунд. Его символика и дух продолжали жить в среде склонных к мистицизму людей, в розенкрейцерских и масонских кругах. Продолжали выходить труды по египетской иероглифике, алхимической и каббалистической символике. В минуты растерянности к герметизму обращались как иезуиты, так и протестанты. Удивительным образом он оказался прочно укоренен в образе мыслей благочестивых европейцев и с годами трансформировался в Просвещение и далее в эзотерические и политические течения разных толков и "обрядов" (вплоть до "партии нового типа").

Эзотерические корни европейского Просвещения вскрываются этимологически: "просвещенные" и "просветленные" обозначаются одним и тем же словом - illuminati. Иллюминатами называли членов тайных обществ и сект, размножившихся в этот переходный период. Первыми просветителями в России были именно масоны. Кружок московских розенкрейцеров был самым влиятельным русским масонским очагом XVIII века.

Европейский протестантизм и масонство растут из одного реформаторского корня.

Для обоих интеллектуальных течений характерна интенция на преобразование религии, общества и государства. Именно поэтому их приверженцы с такой уверенностью захватывают государственную власть и волюнтаристски навязывают обществу доктринерские по содержанию и технократические по духу реформы. На их совести обострение событий в европейских монархиях в начале ХХ века. Правда, тогда доктринерство их подвело, и, например, в России власть перешла к наследникам Кампанеллы - большевикам. Но через сто лет, повторяя старые ошибки, они намерены взять реванш.

Герметизм мало повлиял на традиционное христианство. Однако он пробудил в респектабельных слоях Европы дух социальных утопий и предложил форму организации для их осуществления. Институциональные особенности герметизма привлекательны для реформаторов всех мастей. Эзотерические общества оказались удобной социальной нишей с хорошо организованной интернациональной структурой.

 Нет сомнения, что масонство - это самое влиятельное движение Нового времени, которому нынешний Запад обязан своим духовным и политическим состоянием. Вобрав в себя королевские династии и преобразовав монархии в т.н.“демократическом” духе, масонские ложи превратились в закрытые клубы политической и финансовой элиты.

Масонские источники уже давно не скрывают, что масонами были и лидеры буржуазных революций, и многие вожди социалистических партий, и создатели Лиги Наций, и многие президенты США. К примеру, герб ГДР представлял собой чисто масонскую реминисценцию.

Есть мнение, что якобы на Западе к середине ХХ века масонство, по-видимому, выполнило свою историческую миссию. Для управления атомизированным демократическим обществом нужны уже не тайные общества, но деньги и средства информации, формирующие общественное мнение.

И, что мол,  лишь на постсоветском пространстве, где отсутствуют устойчивые “демократические” институты, "храмовники" вершат историю. К примеру, в утопии 1988 года издания под симптоматичным названием "Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира" можно найти откровение, способное оставить непосвященного (профана) в состоянии немого изумления:

"Вот если видишь эту высокую цель - сияющий Храм на высоком холме, тогда самые тяжелые камни - легки, самый изнурительный труд - удовольствие".

Джордано Бруно преследовали и сожгли не за  идеи о бесконечности Вселенной и движении Земли. Кардинала-инквизитора Роберто Беллармина, который впоследствии допрашивал и Галилея, интересовали не философские взгляды Бруно, но его антихристианская и политическая миссия. В списке заметных еретиков он остается единственным не реабилитированным до наших дней католической церковью.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments