Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Русские и прусские

"Немецкий характер - совершенный антипод русского, и потому русский человек никогда не сделается немцем, хотя бы он всю жизнь провел между немцами. Зато, позаимствовав много хорошего от немца и утратив многие из своих национальных недостатков, он делается… вполне порядочным человеком: без славянской распущенности, но и без немецкой угловатости" – говорил протоирея Иоанна Базарова, священника православной миссии в Штутгарте и духовника королевы Вюртембергской Ольги Николаевны, дочери русского императора Николая Первого.

Почему немцы и русские, несмотря на ментальные различия, прекрасно ладят друг с другом? Почему даже Вторая мировая война не сумела рассорить наши народы?

Вот что говорит об исторической близости двух народов, тесной и, судьбоносной связи Германии и России, федеральный министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier): "Без преувеличения можно сказать, что в последние три столетия отношения Германии и России всегда играли особую, а часто даже решающую роль в поворотные моменты европейской истории"

Традиция российско-германских связей, сначала династических, берет свое начало от Петра Великого. Немецкие принцессы много раз оказывались на русском троне. Самая знаменитая из них, конечно же, Екатерина Вторая - до замужества и принятия православия София-Августа-Фредерика Ангальт-Цербстская. Она правила Россией треть столетия и вошла в историю под именем Екатерины Великой.

“..Одним из общих мест русофобского дискурса является якобы нерусское происхождение правящих династий нашего государства. Всем нам неоднократно приходилось слышать утверждение «в России цари были немцами», потому что, дескать, женились на немецких принцессах и с каждым новым браком доля русской крови уменьшалась, а доля немецкой увеличивалась. Как и все прочие общие места русофобского дискурса, данное утверждение является ложью, поскольку подразумевает, что немецкие супруги русских царей были чистокровными немками. На самом же деле к 18-19 вв. история династических браков между европейскими правящими домами насчитывала уже очень много столетий. Деятельными участниками этого процесса были княжеские дома Германии, поэтому ни о какой чистоте немецкой крови их представительниц речи идти не может. В качестве подтверждения сошлемся на работу крупнейшего официального генеалога 3-го Рейха Эриха Бранденбурга, посвященную предкам саксонского курфюрста Августа Сильного (Erich Brandenburg. Die Ahnen Augusts des Starken (Abhandl. der Saechs. Akademie der Wissenschaften, Phil.-hist. Klasse, Bd.43, Nr.5), Leipzig 1937). Из трех таблиц, приведенных в данной книге, видно, что в числе предков Августа Сильного (а также прусского короля Фридриха Великого, приведенного для сравнения в таблице IX), помимо немцев, были англо-саксы, скандинавы, французы, итальянцы, испанцы, византийцы, кельты, баски, славяне, литовцы, венгры, монголы и армяне. Причем в процентном соотношении доля славянской крови следует за долей собственно немецкой. Так, в 14-м поколении у Августа Сильного было 22% славянской крови (у Фридриха Великого – 11%), а в 27-м поколении – 17,4% (у Фридриха Великого – 10,1%).

Еще более примечательна приводимая нами цитата, из которой следует, что у некоторых немецких князей славянская кровь вообще преобладала над немецкой. Например, у саксонского курфюрста Генриха Благочестивого (1471-1541) и его брата Георга (1469-1539) из династии Веттинов было 62% славянско-литовской крови и всего лишь 27% немецкой крови, а у прусского курфюрста Иоахима Фридриха Гогенцоллерна (1546-1608) – 48% славянской крови и всего лишь 37% немецкой. Бранденбург даже говорит о возможности «полной славянизации» некоторых немецких княжеских родов.

Кроме того, происхождение династии из определенного этноса отнюдь не свидетельствует о преобладании среди ее представителей крови именно этого этноса. Так, тот же Генрих Благочестивый Саксонский был по крови в основном славянином, несмотря на немецкое происхождение его династии, а вот его жена Катарина Мекленбургская была на 57% немкой, хотя и происходила из рода славянских ободритских князей.

Вывод, который из этого можно сделать: немецкие супруги русских царей не были этническими немками. Они были представительницами единой европейской владетельной семьи, в жилах которой текла кровь большинства европейских этносов (и, в очень незначительных количествах, некоторых неевропейских). В процентном соотношении в них преобладала доля германской крови, за которой следовала весьма значительная доля крови славянской…” (Citato loco)

Немцы создавали не только российскую бюрократию. Они стояли у истоков Академии наук и многих отраслей промышленности России. Отцом русского ситца считается Людвиг Кноп, мельничным королем - обрусевший немец Антон Эрлангер. Он построил первую в стране гигантскую паровую вальцевую мельницу, которая (после многочисленных переделок, разумеется) продолжает работать в московских Сокольниках и сегодня.

Имя легендарного врача-филантропа, "святого доктора Гааза", как его называли в России, наверное, известно многим. Но знаете ли вы, что именно Фридрих (в России – Федор Петрович) Гааз открыл целебные свойства кавказских минеральных вод и посоветовал сделать Пятигорск, Кисловодск и Ессентуки курортами национального значения?

Отношение двух народов друг к другу всегда было амбивалентно, неоднозначно. В России  восхищались и восхищаются немецкой аккуратностью, точностью, технической сметкой, трудолюбием… Но в то же время считали и считают немцев туповатыми, лишенными чувства юмора, черствыми, даже жестокими.

"У немца хватка мертвая!" - писал Некрасов. Гончаров был тут менее категоричен, но и ему явно симпатичнее лежебока Обломов, чем деловой Штольц. О легком презрении к "колбасникам" говорит и известная поговорка: "Что русскому здорово, то немцу смерть".

Стереотипы, предубеждения, веками формировавшиеся предрассудки живы еще и сегодня, они не могут исчезнуть вдруг, в один день.

Интенсивный культурный обмен помогают разрушать эти стереотипы, укрепляют взаимопонимание и взаимное уважение. Во второй половине XIX века, например, в Германии бывали очень многие  молодые русские, ставшие впоследствии знаменитыми: физиолог Сеченов, математик Софья Ковалевская, художник Шишкин, химики Бутлеров и Бородин… Последние учились вместе с врачами Пироговым и Боткиным, будущими светилами российской и мировой науки, в Гейдельберге. Здесь даже образовался особый "русский кружок".

После катастрофы 1917 года очень многим – тысячам! – российских эмигрантов предоставил убежище Берлин. Селились они, в основном, в районе Шарлоттенбург (в том самом, где стоит замок, принимающий сейчас выставку). За это известные своим юмором берлинцы вскоре стали называть район "Шарлоттенградом".

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments