Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Психология войны -2

 

Возраст человека в значительной степени меняет нервную систему, что влияет и на характер.

Если молодости свойственны увлечения, отвага и наклонность к частному почину, то старости принадлежит опыт и осторожность.

Во всяк. случае, солдаты и младшие нач-ки всегда будут молодые, но полк-дцы часто бывают старые. Однако, больш-во велик. полк-дцев проявили всю силу своего гения в молод. годах.

Из предыдущего видно, как сложна и капризна нравственная природа человека. Годится ли он при таких свойствах для роли гл. орудия на войне, если принять во внимание, что корен. условие, к-рому д. удовлетворять всякое орудие, заключается в том, чтобы оно было покорно всем впечатлениям, сообщаемым ему мастером; оно д. б. слеп. орудием в его руках.

Ксенофонт говорит:

"Для человека животное, которым ему всего труднее управлять, — сам человек".

Упомянутая задача отчасти разрешается воспитанием войск, упрочением в них дисц-ны, грозящей тяжк. наказаниями. Но действие дисц-ны, как и всякой силы, не беспредельно.

Решение вопроса надо искать единственно в личн. кач-вах нач-ка, в той степени власти, к-рою он пользуется над своею частью, в его нравственном авторитете, — власти, к-рой ему не м. дать никакой закон, если он своими дарованиями и честн. отношениями к подчиненным не сумеет заслужить их доверия и любви.

Закон приводит в окончат. резул-те к вынужден. повин-нию; нравственный же авторитет нач-ка приводит к добровол. повин-нию, т. е. удесятеряет действие дисц-ны и отодвигает конеч. предел этой силы на громадн. расстояние.

Образцом в деле заботл-сти о солдате и применении воспитат. приемов служит Суворов. В 1794 г., в бою под Крупчицами, видя, что победа склоняется в нашу сторону, он спешно посылает за артельными повозками, т. ч. через час после боя уже началась варка пищи. Также в 1799 г. в Италии котлы с небольш. прикрытием шли впереди, и пища б. готова к приходу на привал; только уже в самой близости от непр-ля котлы следовали сзади.

Скобелев успевал подвозить пищу даже среди боя.

Конечно, в случае необходимости, войска будут безропотно переносить голод, особенно, при победах, но важно, чтобы они знали, что о них заботятся и что нужда лишь временная.

Традиция воинск. части, напоминание о былых ее подвигах, чест-ние памяти разл. событий и героев, памятники, картины и т. д., — все это служит для воспитания воинск. доблести. Опытные нач-ки пользуются таким материалом, за неимением другого в наше время, когда мирные периоды между войнами весьма продолжит-ны. Однако, значение традиций не следует преувеличивать; гораздо важнее то, что сам солдат переживает, где он сам является участником и победителем; здесь-то укрепляется доверие к вождю и к собств-м своим силам.

Суворов и Наполеон обык-но и пользовались этим приемом, напоминая свои победы. Такой способ вызывает энтузиазм, если полк-дец уже окружен ореолом славы. Самая личность его гипнотизирует окружающих.

Наполеон был бессознат. гипнотизер; энергия и находч-сть нек-рых его маршалов поднималась или падала в зав-сти от того, был ли близко Наполеон, или отсутствовал. Под Фридландом, в 1807 г., посылая Нея в атаку на лев. крыло русских, он берет его выше локтя за руку, отдает приказания глаза в глаза и уже когда Ней повернулся, чтобы ехать, Наполеон, обращаясь к свите, замечает в догонку так, чтобы тот слышал: "Voyez-vous, c'est un lion!"

С массами не y места такие тонкости, к-рые пригодны для единиц; тут требуются приемы более грубые, показные, хотя и относящиеся к индивидуумам. Это первая степень воздействия на массы через единицы; назвать по фамилии человека, стоящего в числе тысяч; спросить, не за такое ли дело он получил орден, зная вперед наверное, что именно за это дело, и пр.

Наполеон применял эти приемы постоянно.

A вот как описывает очевидец смотр Суворова в 1799 г. рус. к-су Ребиндера, прибывшему в Италию.

"И вот он, отец наш, Александр Васильевич!.. Если бы не душа, не святая дисц-на, удерживавшая в рядях строй ратников, то все войско кинулось бы к нему навстречу... Взглянул своим орлиным взором и громко сказал: "Здравствуйте, чудо-богатыри! Русские! Братцы! старые товарищи! Здрарствуйте". После ученья, войска густо сомкнулись вокруг фельдм-ла, и он сказал им коротк. речь о давнишн. их победах, о недавн. победах над фр-замст, a в заключение: "Побьем фр-зов-безбожников! Сослужим службу царскую — и нам честь! и нам слава! Братцы! Вы — богатыри! Неприятель от вас дрожит! Вы русские!", и крик 10 т. ратников: "Рады стараться! Веди нас, отец наш! Готовы радостно! веди, веди, веди! ура!" — огласил окрес-ти Пиаченцы".

Наполеон тоже не пренебрегал материальн. стимулом.

Перед нач. кампании ежедневн. дача солдата улучшалась; после победы немедленно выдавала в усиленная дача, и все средсива, к-рые только м. б. собраны, шли на улучшение довольствия; в этом солдат д. б. видеть практич. резул-ты своих усилий. С тою же целью б. учрежден особый общеармейский фонд, пополнявшийся воен. контрибуциями: из него выдавались вспомощ-ния.

Нач-к не д. б. скупым на одобрения и награды и не откладывать их в долг. ящик.

Скобелев любил давать кресты тут же, на месте совершения подвига.

Суворов, несмотря на медл-сть сообщений того времени, успевал выхлопатывать награды весьма скоро. "Добро делать — спешить должно", говорил он. Раздача наград производилась всегда в церкви, с больш. торжест-стью. После обедни фельдм-л сам вносил в алтарь на блюде знаки отличия и окроплял их святой водою. Вызванный кавалер становился на колена; Суворов прикалывал ему знак и благословлял его.

Он же высоко ставил значение религиоз-ти в войсках ("Бог вас видит — он Наш генерал"). Однажды он заметил в церкви, что один рус. ген-л из немцев, хотя крестился, но не клал земн. поклонов. Суворов ему заметил: "Ты — русский, молись Богу милосердному".

Скобелев перед каждым значит. предприятием приказывал служить молебен и пользовался этим случаем, чтобы обратиться к солдатам с речью.

Даже Наполеон, живший в эпоху, когда религия во Франции б. упразднена, восстановил культ при первой возм-сти. В смысле воздействия на войска в нравственном отношении очень важны слова, с к-рыми нач-к обращается к ним перед боем. У Наполеона перед боем нач-ки частей д. б. воодушевить их, напомнив вкратце о долге, о верности имп-ру и родине, a также указать гл. цель боя и наиболее простые средства к ее достижению.

Допускался юмор, остроумн. характеристика прот-ка, но не до пренебрежения им, a предстоящий бой не д. б. изображаться вздорн. стычкой, чтобы при серьезн. сопр-лении непр-ля солдаты не подумали, что нач-ки их обманули.

Из всех приказов и речей, с к-рыми даже велик. полк-дцы обращались к армии, приказ Петра Вел. перед Полтавск. битвою бесспорно д. занять 1-е место, как по глубине чувств, так и по торжеств. простоте выражения. Это были не дутые фразы, неоднократно занесенные на страницы истории, это были достопамятные слова, к-рые д. б. глубоко потрясти душу кажд. русского.

Кажд. народ имеет свое мировоззрение, и важно, чтобы слова полк-дца соответствовали такому мировоззрению; если речь достигает своей цели, если она способна наэлектризовать солдат, то она перестает быть фразою.

Для рус. человека, преисполненного высск. стремлениями, имели огромн. ценность слова Петра; для тщеславного фр-за имели значение слова Бонапарта перед боем под пирамидами в 1799 г. в Египте:

"С высоты этих пирамид сорок веков величия смотрят на нас".

Точно так же сигнал адм. Нельсона, поднятый им на флагжанск. к-бле перед Трафальгарск. морск. сраж. 21 окт. 1805 г.:

"Англия ожидает от всех и каждого исполнения своего долга"

встречен б. общим восторгом со стороны англ. моряков.

Достиг цели и приказ Бонапарта в 1796 г., обращенный к голодавшей и оборванной армии перед походом в Италию:

"Я приведу вас в плодороднейшие равнины. Богат. области, больш. города окажутся в ваших руках. Там ждут вас почести, слава и богатство".

Речь даровит. полк-дца на воен. совете не раз давала блестящ. резул-ты. Так, Суворов в 1790 г., перед штурмом Измаила собрал ген-лов, к-рые незадолго перед тем постановили о необходимости отступить от кр-сти. Его горяч. речь воспламенила все умы; все кричали "на штурм".

Еще более замечат-н воен. совет Суворова в 1799 г., когда рус. армия в Швейцарии, в Муттенской долине, оказалась в критич. положении, окруженная врагами. Он сказал пламен. речь, закончив ее словами:

"Спасите честь и достояние России и ее Самодержца, Отца нашего, Государя Императора. Спасите сына Его, залог Царской милостивой к нам довер-сти!" и пал к ногам Вел. Кн. Константина Павловича. "Мы, — рассказывает Багратион, — сказать прямо, остолбенели и все невольно двинулись поднять старца-героя от ног Вел. Князя; но Константин Павлович тогда же быстро поднял его, обнимал, целовал его плечи и руки, и слезы из глаз его лились. У Александра Васильевича слезы падали крупными каплями. О, я не забуду до смерти этой минуты. Все мы, как-будто невольно, обратили глаза свои на Дерфельдена: говори за всех нас! И Вилим Христофорович начал: "Отец, Александр Васильевич! Мы видим и теперь знаем, что нам предстоит; но, ведь, ты знаешь нас... Клянемся тебе перед Богом, — что бы ни встретилось, ты, отец, не увидишь в нас ни гнусной, незнакомой русскому, трусости, ни ропота... все перенесем и не посрамим рус. оружия, a если падем, то умрем со славою! Веди нас, куда думаешь; делай, что знаешь; мы твои, отец! мы русские!". "Клянемся в том перед Всесильным Богом", сказали мы все вдруг. Александр Васильевич слушал речь с закрытыми глазами, поникнув головою, a после слова "клянемся" он поднял ее и, открыв глаза, блестящие райской радостью, начал говорить: "Надеюсь! рад! помилуй Бог, мы русские! благодарю, спасибо! разобьем врага! И победа над ним, и победа над коварством... будет... победа!". Ту же минуту Александр Васильевич... продиктовал приказ для действий".

Также поучителен воен. совет Наполеона на о-ве Лобау, после поражения под Асперном в 1809 г., когда Наполеон начал свою знаменит. речь, долженствовавшую перевернуть совершенно мнения его сотрудников. Пораженный такой твердостью имп-ра, таким здравым и глубок. пониманием дела, Массена в восторге схватывает руку имп-ра и товорит: "Государь! Вы человек с сердцем и достойны нами командовать! Нет, нам не следует бежать, как подл. трусам!" Резул-том была громкая победа над авст-цами при Ваграме.

Еще более величавы в подобн. случаях были древние русские. Святослав, под Доростолом в 971 г., произнес свое бессмертное:

"Не посрамим же земли русския, но ляжем костьми — мертвии бо срама не имут. Станем крепко. Я пойду впереди вас, и если глава моя ляжет, то промыслите собою".

Или Дмитрий Донской на воен. совете в 1380 г., перед Куликовской битвой:

"Любезные друзья и братья! ведайте, что я пришел сюда не за тем, чтобы на Олега смотреть или р. Дон стеречь, но дабы русскую землю от пленения и разорения избавить или голову свою за всех положить: честн. смерть лучше плохого живота. Лучше бы мне не идти против безбожн. татар, нежели, пришед, ничто сотворих, возвратиться вспять. Ныне же пойдем за Дон и там или победим и все от гибели сохраним, или сложим главы своя за святые церкви, за православную веру и за всю братию нашу, христиан".

Влияние нач-ка является особенно ценным в минуты колебания войск; по свойству психологии масс, общее чувство (напр., желание избежать опасности) быстро передается на всех людей, порядок теряется, особенно, когда солдаты не знают, что им нужно делать.

Поэтому-то следует выработать крайн. простоту действий в сфере опас-ти; все, чему обучаются войска, д. б. настолько усвоено, чтобы превратиться в привычку, рутину; и чтобы все знали отчетливо, что предстоит делать.

У Суворова войска обучались решит-но всему, что от них потребуют в воен. время (и при том только этому); проделывались форсированные и ночн. марши, ночн. атаки, сквозн. атаки, как педагогич. прием для обучения рукопашн. схватке, атака нарочно построенных укр-ний (Измаил) и т. д. Суворов сам говорил:

"Каждый шел через мои руки, и сказано ему б., что более ему знать ничего не осталось, только бы выученное не забыл. Так был он на себя и надежен — основание храбрости".

В этом же смысле д. поощрять проявление частн. почина (столь важного в нынешн. время), a страх личн. ответ-ности искоренять. Даже неудачн. проявление частн. почина лучше разъяснять, a не ставить в вину, чтобы не подрывать увер-сти исполн-лей, "не угашать духа".

Скобелев во многом придерживался Суворовских приемов; напр., в Текинскую войну 1880 г. он обучал пробивать бреши в нарочно построенных глин. стенах, подобных стенам Геок-Тепе. Он же неск. раз приводил в порядок дрогнувшие части посредством того, что под огнем прот-ка заставлял проделывать ружейн. приемы. Он требовал "поддержания уставного порядка, хотя бы ценою крови, но на-коротках и без продолжит. пиления". Конечно, успокоению способствовало также личное его появление среди войск под огнем.

Личн. присутствие Суворова, даже одно его имя производило на солдат чарующее действие. Фукс свидетельствует, что во время боя при Треббии (1799 г.) он стоял на холмике вместе с Дерфельденом и замечал, что, как только появится Суворов в своей белой рубашке там, где войска приходили от неудачи в расстр-во, порядок восстановлялся тотчас же. Дерфельден обяснил Фуксу, что насмотрелся на подобн. явления в течение 35 л., с тех пор, как он знает Суворова; этот непонятн. чудак есть какой-то талисман, к-рый довольно развозить по войскам и показывать, чтобы победа б. обеспечена.

Для подтверждения мнения Дерфелдена достаточно вспомнить поведение Суворова под Треббией. Носясь среди войск Швейковского, к-рые уже дрогнули, Суворов громко кричал: "Заманивай шибче... шибче заманивай... бегом!". Пройдя шагов полтораста и заметив, что овладел вниманием людей, он крикнул: "стой!" Солдаты остановились. Фельдм-л повернул войска и повел их в атаку.

Однако, опасно б. бы, вместе с историками, думать, что поворот в деле дает одно удачн. слово или только присутствие нач-ка. Ослепленные блеском подвига героя, историки упускают всю сумму его действий. Трудно сохранить спокойствие, как полк-дцу, так и армии, под влиянием общественного мнения, принадлежащего или всей массе общ-ва, или только влият-му кружку.

Прислушивание к обществ. мнению, желание под него подделаться всегда бывало пагубно. Общ-во, обык-но, не знает всех обстоят-в, из к-рых слагается событие; поддаваясь более чувствам, нежели разуму, оно утрачивает душевн. равновесие, необходимое для правильн. заключений.

Принимая во внимание, что все-таки обществ. мнение составляет крупную нравственную силу, ее следует направлять на укрепление нравственного эл-та в армии, a не на его разрушение; во имя общ. успеха и общ. блага, д. каждому воздерживаться от таких суждений и действий, к-рые м. влиять вредно.

Сюда относится, м. пр., критика среди войск действий нач-ков. Весьма полезно влиять на обществ. мнение той страны, с к-рой воюют. Аннибал после победы y Тразименск. озера дал свободу итал. пленным (по обычаю, они продавались в рабство) и сказал им сильн. речь, желая тем привлечь на свою сторону союзников Рима; он же объявил, что сражается за общ. свободу.

Суворов во время воен. действий в Польше приказывал содержать пленных ласково и человеколюбиво и, вообще, обращаться с поляками хорошо, "ибо благоприятие раскаявшихся возмутителей пользует более нашим интересам, нежели разлитие их крови".

В период революц. войн фр-зы провозглашали, что идут освободить народы от тираннии их прав-ств. Союзники в 1814 г. заявляли в прокламациях, что ведут войну не против Франции, a против Наполеона.

Труднее всего производить впечатление, влиять на прот-ка; он находится на большем расстоянии, нежели свои; однако, есть много способов для психич. воздействия на непр-ля.

Внезап-ть, как известно, есть лучш. способ подготовки атаки. Суворов так и выражался в 1794 г., перед походом против поляков: "Погодить обо мне публиковать, чтобы оставить что из внезап-ти".

В нынеш. время бой на расстоянии расшатывает, подрывает, прежде всего, нравственные силы врага; это и значит "подготовить удар".

Самое физич. ранение ставится в наст. время не целью, a скорее средством воздействия на нравственные силы прот-ка. Надо "бить по воображению".

Воображение — страшная сила и страшн. слабость человека, особенно в массах, a под гнетом опас-ти — тем более. Стоит ему вообразить, что он непобедим, и он будет непобедим; стоит вообразить, что он не м. одолеть, и он будет постоянно бит.

ПсО (психологическая операция-главный элемент содержания психологической войны) против гражданского населения, проводимой в мирное время (угрожающий) период ,с целью обеспечить благоприятную психологическую обстановку для дислоцированной на территории иностранного государства группировки войск, с другой стороны, для формирования антивоенных настроений среди граждан, находящихся на территории противника.

  • Информационно-психологическое воздействие - это воздействие словом, информацией. Психологическое воздействие такого вида ставит своей основной целью формирование определенных идеологических (социальных) идей, взглядов, представлений, убеждений, одновременно оно вызывает у людей положительные или отрицательные эмоции, чувства и даже массовые реакции, например, панику.
  • Психоаналитическое воздействие - воздействие на подсознание человека терапевтическими средствами, особенно в состоянии гипноза или глубокого сна.
  • Нейролингвистическое воздействие-вид психологического воздействия, изменяющий мотивацию людей путем введения в их сознание специальных лингвистических программ. В настоящее время психолингвистическое программирование активно используется психоаналитиками для “лечения” людей. Однако необходимость непосредственного контакта с объектом ограничивает сферу использования этого вида психологического воздействия.
  • Психотронное (парапсихологическое, экстрасенсорное) воздействие - это воздействие на людей, осуществляемое путем передачи информации через внечувственное (неосознаваемое) восприятие. Наиболее известным здесь является "феномен 25 кадра", хотя его эффективность до конца не изучена. Кроме того, известны факты проведения работ по созданию генераторов высокочастотной и низкочастотной кодировки мозга.А также с помощью медицинских препаратов, химических или биологических веществ.

В 1806 г., после поражения прус-в под Иеной, их войска и кр-сти сдавались вовсе не вследствие какого бы то ни было воен. расчета или вследствие крайн. бездеят-сти нач-ков, но просто вследствие глубок. сознания тщетности всяк. сопр-ления.

Марш. Саксонский говорит, что разбитого врага можно гнать "пузырями", avec des vessies, т. к. его гонит "собственное мнение", т. е. воображение.

Так, после Ватерлоо (1815 г.) Гнейзенау преследовал разбитую франц. армию под конец с одними барабанщиками, посаженными на лошадей.

То же значение имела посылка Бонапартом в 1796 г., при Арколе, в тыл авст-цам Геркюле, с одними трубачами; при больш. напряжении решит-но столкнувшихся прот-ков, пустая воен. хитрость, холост. выстрел, м. так сильно подействовать на нравственное состояние войск, что вызовут катастрофу. В результате этого сражения австр. гл-щий Альвинци отступил; след-но, отст-ние казалось ему наиболее уместным, он поверил тому, что прот-к принудил его отступить. Вот эта-то вера, что отступление необходимо, повлияла на решение полководца. Бонапарт сумел вызвать ее в прот-ке.

Суворов говорил: "Победить — значит удивить". Противник ожидает обыденного, он думает встретить знакомые приемы, a полк-дец поражает его такими стратег. или тактич. приемами, к-рые для него совсем новы и неожиданны. Эта оригинал-сть применялась всеми выдающимися полк-дцами.

Новое боев. впечатление д. было действовать на души и, как показывает история, действовало почти всегда быстро и неотразимо. С течением времени нововведение обращалось в систему и теряло свое первоначальное значение; его изучали, в нем упражнялись; оно становилось достоянием всех, в том числе и прот-ка, к-рый дрался сегодня со вчерашн. учителем, как равный с равным, с тем, чтобы завтра превзойти его.

Густав Лебон утверждает:

"Никогда еще, со времен Александра и Цезаря, ни один человек не умел лучше Наполеона действовать на воображение толпы".

Один из его соврем-ков так описывает воздействие, к-рое он производит на непр-ля в бою:

"Столкновение начиналось обык-но часов ок. 5 у. Наполеон, избрав себе недалеко от резерва место, с к-рого открывался больш. кругозор на поле битвы, следил за ее ходом, прогуливался, разговаривал с приближенными, принимал донесения, посылал приказания, a куда нужно, и выговоры, давал подкр-ния только тем, к-рые, он знал, даром не попросят, но чаще в них отказывал. Дело, с разн. перипетиями, тянулось часов до 4 пополудни. Тогда он садился верхом, и все знали, что это значит: готовился coup de collier (послед. удар). В резерве раздавалось восторженное: "Vive l'Empereur", к-рое перелетало в боев. линии, покрывало все боев. голоса, и, когда доносилось до прот-ков, y них сердце падало, ибо ожидался удар по всей линии, a кто же знал, где и как он обрушится?".

Т. обр., прежде, чем нанести удар, Наполеон выдерживал врага под угрозою гибели 11—12 ч., т. е. истощал его и физически и нравственно, a между тем франц. резерв отдыхал; усилив таким истощением впечатлит-сть воображения, он простым, но постоянно практикуемым, и потому для его войск привычным, приемом поднимает воображение своих до веры в несомненность победы, воображение чужих — до веры в неминуемость поражения.

Точно также, когда Нельсон при Трафальгаре поднял свой знаменит. сигнал, то на каждом англ. к-бле раздалось такое громкое "ура", что оно долетело до франц, флота и больно отозвалось в сердцах его экипажа. Адм. Вилльнев пробормотал сквозь зубы: "Ну, теперь все пропало".

Движение могучего Наполеоновского резерва всею массой имело чрезвыч. значение. Подход резервов в прежние времена с музыкой и знаменами имел глубокий психологич. смысл.

Конечно, все приемы замечат. полк-дцев относ-но пользования нравственным эл-том заслуживают глубок. изучения, но горе тому нач-ку, к-рый решился бы скопировать одну наружн. форму действий, не думая о внутр. их содержании.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments