Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Axialzeit

Купцы  дохристианского периода водили корабли в Египет и Скифию, продавали там амфоры, вино, оливковое масло, покупали местный хлеб, папирус, соленую рыбу. Иногда купцы становились крупными землевладельцами, покупая участки у обедневших граждан, но такая собственность все равно считалась "второсортной", связанной с чем-то постыдным.

Такой подход был характерен для всех государств классической античности. В Риме эпохи принципата представителям земледельческого сословия - сенаторам - запрещалось вести крупные торговые операции и даже иметь в своей собственности короткие (торговые) корабли вместимостью больше положенного, менявшегося в разные времена, количества амфор (была в те времена такая мера водоизмещения). Делалось это для того, что бы не отвлекать сенаторов от единственно почетных и праведных занятий - земледелия и управления хозяйством, доставшимся им от своих предков. Именно доставшихся по наследству, а не приобретенных иным путем.

Изменение отношения к услугам, к служению человека человеку, произошло лишь с появлением христианства. Необходимость практической реализации "любви к ближнему" потребовала необходимости практического оказания услуг и метаморфозы иерархии ora - labora - bella. Возникло четвёртое сословие - торгово-финансовое.

"...Кто больший из вас, будь как меньший, а начальствующий, как служащий" - говорил Иисус Христос (Лук. 22:26).

Это прямо противоречило и морали Ветхого Завета, и морали классической древности, но именно эти слова стали духовным основанием современной материальной цивилизации, основанной на оказании друг другу услуг через систему в большей или меньшей степени свободных рынков.

Новая мораль, не сразу заняла господствующее место в обществе. В течение средних веков она процветала лишь за стенами городов, бургов, которыми в отличие от античных полисов, управляемых землевладельцами, правили купцы и ремесленники.

Основная часть территории всех западных стран находилась под властью феодалов, которые, под влиянием христианства, хоть и не чуждались милосердия, но унаследовали от землевладельцев античности стойкое пренебрежение и к торговле, считавшемуся низким занятием, и к торговому человеку.

Только торговая революция, и то не везде, наследие феодализма, позволило построить рыночную цивилизацию.

Среди ключевых причин всей метаморфозы были крупнейшие за всю предшествующую историю, как полагает итальянский историк и экономист Карло Ципола, преобразования в области торговли:

"Период с 10 до 13 века в этом смысле заслуживает термина "революция". До этого  купцы пользовались плохой репутацией, ассоциируясь с ворами, головорезами и пиратами.

"Один из современников упоминал о том, что они якобы похищали молодых мальчиков и кастрировали их, чтобы продать магометанам на испанских рынках. Трудно проверить достоверность подобной информации, но сам факт распространения таких слухов подтверждает, что у торговцев была плохая репутация среди населения".

Всё изменилось в Центральный период Средневековья, когда на смену купцам, путешествовавшим по сёлам с мешками за спиной, или с нагруженными ослами, пришли торговцы, чьи товары путешествовали отдельно от них, благодаря целой сети помощников и партнёров.Чем высокотехнологичнее был товар, тем выше в его стоимости была доля услуги.

Эти торговцы проживали в крупных городах, умели читать и писать, и создали специальную систему бухгалтерского учёта.

"В частности, в городах Северной Италии и в Нидерландах, в немецкой Ганзейской лиге и в Каталонии появление богатого сообщества торговцев было одним из самых поразительных социальных явлений".Другими словами, впервые обычные люди, которые были достаточно беспринципны, умны и трудолюбивы, могли стать и стали по-настоящему богаты.

Древний русский город, как и средневековый итальянский город, хотя и на других основаниях, являлся пунктом оседлости военного класса и крупных землевладельцев. Дружина князя имела серьезные стимулы не расселяться по деревням, как это делалось на колонизированных землях нынешней Франции и Германии. Отсюда — населенность древнего русского города, представлявшего значительный рынок потребления. Натиск арабов, прервавший в IX—XII веках связь и торговлю Запада и Востока через Средиземное море, придал первоклассное значение торговому пути "из варяг в греки", проходившему через Новгород и Киев.

В удельно-вечевой период все элементы вооруженной силы русских, как и итальянцев, группировались в городе. Каменная архитектура рыцарских замков чужда русскому средневековью; русский феодал чувствовал бы себя беззащитном и одиноким в небольшом бревенчатом острожке, вне города; но при громадных русских пространствах и возможности ухода крестьян на новые места, подальше от феодального замка, вероятно, если бы и нашелся оригинал, построивший себе каменный замок, около него скоро образовалась бы пустыня и исчезли бы материальные предпосылки возможности содержания замка.

Мелочной характер средневековой торговли втягивал в свой оборот громадные массы русского городского населения. Горожанин представлял в себе соединение триединых талантов — воина, торговца и разбойника. Княжеские дружины были образованы самыми боеспособными элементами средневековья, норманнами востока, получившими наименование варягов.

И все же, военная мощь древней Руси была невелика,  и не столько от раздробления ее на уделы, как вследствие полного отсутствия смычки города и деревни.

Деревня в военном отношении не представляла никакой силы и хищнически эксплуатировалась городом — не столько сбором упорядоченной дани, как разбойными налетами. Один князь заступался за свои деревни против налета другого князя тем, что производил в свою очередь налет на его деревни.

В этих условиях русская деревня отступала перед городом — с богатого чернозема юга на бедный суглинок Севера, который она расчищала от дремучего леса. Но город преследовал ее.

Мы усвоили у Востока глубокое уважение к метательному бою, ведение боя из глубины, расчленение армий на большой полк, полк правой и левой руки, авангард и резерв (передовой и засадный полки), организацию легкой конницы, дравшейся как в конном, так и в пешем строю — своего рода иррегулярных драгун, большое внимание к разведывательной и сторожевой службе, своеобразную восточную дисциплину и методы управления и взаимодействия, далеко превосходившие феодальный масштаб средневековья.

Первые казаки, черкасы, очень может быть, являлись русскими вспомогательными отрядами, отделившимися от Орды и ушедшими на Днепр, контролировать траффик через пороги.

И Венеция и Генуя (а позже, после взятия Царьграда османами, и их стратегический партнёр, " Третий Рим -Московское государство) стремилось монополизировать в своих руках торговлю персидским шелком. Для оценки последней надо помнить, что при высоком фрахте средних веков внешняя торговля могла вестись только товарами высокой ценности, в среднем около 240 дукатов пуд, и что потребление высших классов первое освободилось от тисков натурального хозяйства, от которых беднейшее крестьянство не освободилось и в начале XX века.

А что чтарая добрая Англия ? Да ничего, в буквальном смысле.Во мгле.Шерсть в центры текстильной промышленности Фландрии и Италии шла с высокогорных плато Иберийского п-ва , где разводилась африканская мериносная овца и себестоимость её была ниже (ага, всё по Адаму , нашему, Смиту  - "невидимая рука рынка") и отгонных высокогорных альпийских пастбищ.

Разобщёные варвары жили  и работали под жёстким норманнским прессингом.

В начале средних веков выжать из населения деньги могли своим методичным и последовательным террором только викинги, беспощадно сжигавшие поселения, продававшие в рабство и убивавшие не внесших наложенной на них дани жителей островов и побережья материка. В Англии (как и в Ганзейских городах, Польше и Тевтонском ордене), чтобы откупиться от викингов, издавна был установлен сбор „датских денег", производившийся ежегодно и подготовивший население Англии к взиманию правильного налога, к моменту колонизации островов в 15-м -16-м веках. Россия также знакома с этой первичной формой налога — сбором денег на выкуп пленников из неволи.

Норманны имели только ядро из скандинавских выходцев, к которому присоединялись удальцы отовсюду, принимавшие также название норманнов. Варяг — буквально означает товарищ.Тактику  и военную организацию норманн потом заимствовали ускоки (задруги) в Адриатике и Архипелаге, и казаки (товарищество) на Днепре.

Военно - торговые сообщества норманн, отнюдь не были dominium maris, но успешно контролировали стратегический пролив  Эрессун (Зунд), ярёмную вену Европы, Сицилию и некоторое время даже - путь "из варяг в греки", проходивший через Гардарику (Новгород и Киев).Средиземноморье, кроме римлян, под контроль целиком взять никто никогда не смог - ни финникийцы, ни греки, ни  этруски, ни арабы, ни веницианцы, ни османы.

Нужно, конечно, не забывать о скромном средневековом масштабе, в котором развивались экономические отношения до начала новых веков. В начале 13 века были прорублены леса и открыт для транзитного движения путь через Сен-Готардский перевал, на котором сосредоточилось торговое движение между Италией (Генуя) и Германией. Все грузы, которые проходили за год через С.-Готард, могли бы быть подняты двумя современными товарными поездами. Весь „огромный" флот "могущественного" Ганзейского союза (второго -14 века, первый -легенды) равнялся по тоннажу одному современному океанскому сухогрузу.Ну и конечно Ганза платила норманнам т.н. "южные сборы" (сборы начал Кнут 6-й) .

И немного про армию.

Определение численности средневековых армий представляет весьма сложную задачу, так как арифметика средневековых хроник никакого доверия не заслуживает. В частности, известны размеры ополчений, приведенных отдельными вассалами. Граф Шампанский (контролирующий центр международной торговли, богатейший и влиятельный сеньор), имевший 2.030 вассалов рыцарского достоинства, явился с 12 знаменами, т. е. привел 300—400 бойцов.

Война удовольствие крайне дорогое и сверхзатратное. Вильгельм свою банду, для проведения десантной операции на островах, по всей Европе собирал.И воистину его 1500 -2000 бойцов -гигантская армия вторжения по тем временам.

Сила средневековой армии вообще исчислялась не по количеству входивших в нее комбатантов, а по числу копий (боевых ячеек)

Необходимо чрезвычайно осторожно относиться к тактическим данным, заключающимся в средневековых источниках. Еще в XVII веке европейские писатели рассуждали о построениях в круг, даже конницы, или о построении пехоты в виде звезды или очень сложного креста. Несомненно, в действительности такие построения существовать не могли. Но удивительно, что те же фантазии мы встречаем и в трудах китайских военных писателей средневековья. Элемент заимствования, списывания, чувствуется на всем пространстве между Атлантическим и Великим океаном. Однако, изучение этого взаимодействия еще дело будущего.

Медичи возглавляли крупнейший торгово-банкирский дом.

Контроль над самой прибыльной в те времена текстильной промышленностью.Доля стоимости сырья в них была не велика по сравнению со стоимостью рабочей силы, как потребляемой непосредственно, так и овеществленной в виде основных средств.

И над еще более доходными во все времена финансовыми операциями.

Обеспечивавшимися многочисленными нотариальными записями . И обслуживаемыми тогдашним пиаром  (в терминах новомодной  сейчас "экономики знания")

Неграмотность большинства населения рождала потребность в нотариате для всех слоев общества. (Чего, кстати, не было в купеческих республиках Руси, Новгороде и Пскове - бересты говорят о повсеместной грамотности, если археологам можно верить)

И та же неграмотность делала главной технологией воздействия на общественное мнение "писание простецов", живопись и скульптуру. На публику влияли не почитавшимися важнейшими искусствами Лениным кино и цирком, а величественными статуями кондотьеров и батальными фресками.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment