Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Category:

Иноземные войска на русской службе

Первыми иноземными войсками, призванными на службу русского государства, можно считать варяжские дружины Рюрика, составлявшие его личную охрану. Отличные боевые качества варягов побудили впоследствии и славянских купцов выписывать из Скандинавии вооружёные отряды иноземцев для охраны караванов и торговых городов от нападений печенегов и тюрков. Мало-помалу из этих наемников образовались целые военно-торговые дружины, расположившиеся по всему великому торговому пути "из варяг в греки".

Постепенно в эти дружины стал входить и русский элемент, a к концу X в. эти дружины уже сплошь состояли из русских людей, и только начальствование над ними вверялось иноземцам. С раздроблением Руси на уделы и с началом раздоров между князьями последние стали призывать себе на помощь орды кочевников (половцев, татар и др.) за деньги или часть военой добычи.

Московские государи, начиная с Иоанна III, также пользовались услугами иноземных воинов и, сознавая недостатки национой войсковой организации, стали приглашать вместе с иноземными художниками и мастерами на русскую службу иноземных воинов - ратников, поодиночке и партиями, вследствие чего наряду с национальными войсками появились устроенные по западно-европейскому образцу полки иноземной пехоты и конницы.

Первоначально иноземцев нанимали, главным образом, для службы в "наряде", для занятий инженерным и артиллерийским делом и для комплектованияния отрядов надежных царских телохранителей (Иоанн Грозный). Из последних к концу XVI в. при московском дворе образовалось особая "Иноземная гвардия".

Борис Годунов образовал из иноземцев (немцев, шотландцев, поляков, греков и др.) образцовую дружину, причем наемники пользовались особыми льготами. Василий Шуйский также пользовался услугами иноземцев, призывая на службу целые полки пехоты и конницы. Так, для совместных действий с русскими войсками против поляков им были призваны шведы (3 т. пехоты и 2 т. конницы) под начальством Делагарди; последний сначала дружно действовал с воеводою M. B. Скопиным-Шуйским, но после его смерти начал враждебые действия против русских и, пользуясь смутою на Руси, захватил Новгород, Ладогу, Иван-Город и Кексгольм и удалился в Швецию только после Столбовского мира.

При царе Михаиле Феодоровиче иноземные отряды приняли характер постоянных войск, служа в то же время образцом формирования обученных иноземному строю русских частей. В 1630 г. в Москве были собраны из мелкопоместных боярских детей 2 полка, численостью в 1 т. ч. каждый, a обучение их было поручено немецким полковникам Александру Лесли и Францу Пецнеру. Лесли был послан в Швецию для найма 5 т. охочих пеших солдат, a полковник фон Дамм — в Данию для найма "регимента добрых и ученых солдат".

Таким образом, к концу XVII в. рядом с национ. войсками в России начинают развиваться войска иноземного строя: полки солдатские, рейтарские и драгунские. Солдатские полки сперва сплошь комплектовались из иноземцев, но впоследствии состав их сделался смешанным. Полки эти имели европейское устройствово и состояли из мушкетеров и пикинеров, или копейщиков. Пикинеры, вооруженные двухсаженными копьями, составляли лучшие роты в полку и получали больше жалования.

Немецких полков копейщик в XVII стол.

Мушкетеры были вооружены мушкетами и саблями или шпагами. Все они носили латы и железные шапки.

Немецких полков мушкетер в XVIII стол.

Оружие y них было казенное. Солдатские полки носили имена своих командиров, имели свои знамена, барабаны и пушки. Солдаты жили в Москве и по городам в особых солдатских слободках, в казенных домах, со своими семьями, и находились в ведении иноземного приказа, откуда и получали жалованье. Как иноземцы, так и русские солдаты получали жалованья по 3 р. на платье и по 8 денег поденного корму.

Жалованье и кормовые выдавались помесячно. Рейтары, как и солдаты, комплектовались также сперва исключительно из иноземцев и состояли в ведении иноземного приказа. При Михаиле Феодоровиче некоторым иноземцам-рейтарам были даны поместья и вотчины, a других посылали на корм в города. Отсюда явились два разряда иноземцев: поместные и кормовые.

Рейтары по довольствию и жалованью стояли в одном разряде с городовыми дворянами; вооружение — шишак, латы, шпага, мушкет, карабины и два пистолета. Драгуны несли конную и пешую службу, комплектовались иноземцами, но со времен Михаила Феодоровича и русскими. Собирались только на время похода, a по окончании его распускались по домам, a лошади с седлами и сбруею отсылались по областям на кормление, по одной лошади на 4 двора; в случае падежа область должна была выставить свою лошадь одинаковой доброты или же платить деньгами по 10 руб. за лошадь.

Постоянными войсками в полном смысле слова были только солдатские полки, все чины которых в мирное время считались на службе, хотя и могли заниматься ремеслом и торговлей; драгуны в мирное время не собирались вовсе, a рейтары собирались только для повторительного обучения раз в год на 1 месяц, в остальное же время проживали в своих угодьях (преимуществено в окрестностях Смоленска).

Царь Алексей Михайлович в 1648 г. назначил целые погосты крестьян и бобылей Новгородского уезда с деревнями и угодьями в драгунскую службу; вследствие этого к концу XVII в. состав иноземных полков был уже смешанным.

К началу XVII столетия в Москве имелось:

1) иноземного войска постоянного:

  •   московских солдатских полков — 14 т. ч.;
  • поселенных солдат и драгун — 6 т. ч.

2) временно созываемого:

  • солдат — 21 т.;
  • рейтаров — 40 т. ч.;
  • драгун — 9 т. ч.,

a всего 70 т. ч.

С учреждением регулярной армии в 1700 г. иноземные войска в большей части были переформированы в полки регулярой пехоты и кавалерии. В ХVIII в. в России опять появляются иноземные войска, хотя и при несколько других условиях.

Сюда, во-1-х, относится "Мекленбургский корпус", появившийся на русской територии в 1719 г., будучи оттеснен с мекленбургской територии вместе с двумя союзными русскими полками ганноверским войском, начавшим военные действия вследствие несогласий между Россией и Великобританией.

Благодаря дружеств. трактату, заключенному между герц. Мекленбургским и Петром Великим, мекленбургский корпус (ок. 2 т. ч.) был причислен к составу русских войск и расположен на Украине, получая довольствие от русского правительства, где и просуществовал до 1743 г., когда был расформирован.

К иноземным войскам может быть причислено и Сибирское войско "братских иноземцев" или "братско-иррегулярное войско" ( Бурятское войскο), формировавшееся из бурят и др. вост. народностей и просуществовавшее в Сибири до половины XIX столетия

Наконец, целые отделные части войск комплектовались из южно-славянских иноземцев-выходцев из Турции и Австрии, как то: сербов, арнаутов, молдаван, валахов и т. п.

Впервые образец такого компл-ния б. произведен в 1707 г. Петром Великим, который, находя необходимым иметь легкую кавалерию, поручил венгерскому выходцу Кичегу сформировать из южных иноземцев особую команду под названием "волошской хоронгви".

Во время турецкого похода 1711 г. имелось уже 6 "волошских хоронгвей", и, кроме того, были "хоронгви" сербская и польская. По возвращении с берегов Прута войска эти вследствие дороговизны их содержания были расформированы, за исключением трех 5-сотенных команд: "венгерской", "волошской" и "казачьей", просуществовавших до конца войны со Швецией.

Взамен их Высочайшей грамотой 27 октября 1725 г. было разрешено бывшему сербскому уроженцу майору Албанец сформировать "гусарские полки", но ввиду смерти императора комплектование их было остановлено в самом начале. В 1741 г., ввиду умножения числа юго-славянских и кавказских выходцев, вполне годных для несения военной службы, было издано повеление ο сформировании из них 4 гусарских полков — Сербского, Венгерского, Молдавского и Грузинского.

Гусар Венгерского полка (1741—61 гг.).

Гренадер Пандурского полка (1752—65 гг ).

Затем, начиная с 1741 г., полковником австрийской службы Хорватом постепенно набираются полки из тех же выходцев; к 1759 г. полковник Хорват организовал уже 8 таких полков, причем для поселения этих частей была назначена земля за Днепром, между устьями pp. Каварлыка и Аляльника.

Область эта была названа "Новой Сербией", a земля между pp. Бахмутом и Луганью, заселенная исключительно сербскими выходцами, — Славяно-Сербией. В главном пункте Новой Сербии, "Новомиргородском шанце", полковником Хорватом был организован особый постояный гарнизон из 4 рот.

До 1764 г. все эти иноземные войска имели иррегулярный характер и были только военными поселениями, но с этого года уже само правительство переформировало их в регулярное войско (Черный, Желтый, Самарский, Бахмутский гусарские полки и Елисаветградский, Луганский, Донецкий и Днепровский пикинерные).

Во время турецко-польской войн 1765—88 гг. неоднократно формировались из юго-славянских, албанских, греческих, арнаутских и молдавских выходцев казачьи полки: майоров Лалаша, Левиза, Фриза. Кастрова и Шенка, при чем части эти обыкновено распускались по окончании войны. Подобнвия же части, в количестве 3 пеших и 2-х конных полков, были сформированы в 1806 г., волонтеры, их составлявшие, были впоследствии причислены к Буджакскому поселенному войску ( Бугское вοйскο).

При Петре III в России существовали так называемые Голштинские войска. Еще будучи наследником, Петр III перевел в Россию небольшой отряд своих голштинских войск, расквартировав их около Ораниенбаума. Отряд этот (личное войско наследника) постепенно увеличивался переводами из Голштинии новых частей. Со вступлением на престол Петра III его "голштинская гвардия" приобрела первенствующее значение в русской армии, и была поставлена образцом для всех прочих войск.

Генерал Голштинских войск (1756—62 гг.).

Из Германии прибыли два дяди Петра, голштинские принцы: Георг и Петр, из коих первый был назначен фельдмаршалом русских войск. Офицеры-голштинцы получили высшие назначения в армии и пользовались всевозможными преимуществами и милостями, так же, как и нижние чины. Последние вели непристойный образ жизни, проводили дни и ночи в пьянстве и способствовали увеличению народного ропота и неудовольствия на государя.

С восшествием на престол Екатерины II положение голштинцев изменилось. Огряды их, находившиеся в Ораниенбауме и Кронштадте, были раскассированы, природных голштинцев отпустили в Германию, a находившиеся в их рядах русские и "прочие здешние" были приняты на русскую службу такими же чинами. Раскассирование голштинского отряда было поручено генерал-поручику В. И. Суворову, который выполнил поручение в 3 недели и уже 22 июля 1762 г. донес Сенату ο выезде всех иноземцев на родину.

В 1799 г. в состав русской армии снова вошли иноземные войска в виде корпуса принца Луи-Жозефа Конде, сына герцога Бурбонского Луи-Генриха, который в 1789 г. покинув Францию, на свой счет организовал отряд в 7 т. ч. французских эмигрантов и первоначально присоединился с ним к австрийскому генералу Вурмзеру. В 1793 г. этот корпус сражался против французской республики, a после мира в Кампо-Формии присоединился к русским войскам, действовавшим под начальством Суворова в Швейцарии, и был распущен только в 1800 г.

  

Мушкетер и обер-офицер Французского Дворянского принца Конде полка (1707—1800 гг.).

В состав корпуса Конде входили полки:

  • французский дворянский принца Конде;
  • французский гренадёрский герцога Бурбона;
  • немецкий герцога Гогенлое;
  • дворянский драгунский герцога де Берри ;
  • драгунский герцога д'Ангиена.

Офицер и рядовой Дворянского драгунского герцога де Берри полка (1797—1800 гг.).

Чины корпуса Конде довольствовались от русского правительства и носили обмундирование, общее с русскими драгунскими и мушкетёрскими полками, и только на гренадёрских шапках, офицерских знаках и знаменах имели изображение "бурбонских линий".

Наместник и товарищ Литовского Татарского конного полка, 1797—1801 гг. (в летней форме).

Товарищ Татарского конного полка (1803—806 гг.)

Офицер Татарского Литовского полка (1801—03 гг.).

Товарищ Литовского Татарского конного полка, 1797—1801 гг. (в зимней форме).

В 1854 г., во время Крымской кампании, в Севастополе был сформирован "Легион Императора Николая Иноземный", набранный из греков, албанцев, молдаван и валахов.

Унтер-офицер, рядовой и офицер 2-го батальона Греческого пехотного полка (1779-96 гг.).

Предводитель греческих волонтеров, греческий капитан Аристид Хрисовери.

Легион этот участвовал в обороне Севастополя и был распущен по окончании войны.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments