Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Британская малина

Главный принцип атлантической цивилизации - ее целесообразный императив. Принцип этот предельно прост: "Реально не то, что есть на самом деле, а то, что нам нужно и для нас целесообразно".

По меньшей мере последние пятьсот лет целесообразный императив служит визитной карточкой UK GB, с которой последний проникает во все самые отдаленные уголки нашей планеты. Именно через принцип целесообразного императива англичане отражают и воспроизводят действительность, взаимодействуя с остальными народами - и немцами, и русскими, и китайцами, и индусами, и французами (franchdog's). Последнее обстоятельство сегодня чрезвычайно важно, поскольку британские средства массовой информации задают тон и определяют окраску мирового информационного пространства.

Без адекватного понимания целесообразного императива невозможно противостоять инерции повсеместно распространенного мифа о выдающейся объективности британской информационной политики. Согласно этому мифу, якобы только британские СМИ умеют транслировать информацию о происходящих в мире событиях непредвзято и щепетильно.

За безупречной непредвзятостью изложенных фактов скрывается, однако, искусно скрытая предвзятость выбора темы для освещения.

Cергей Голубицкий пишет :

"...Вот и теперь: сижу смотрю фильм "Елизавета: золотой век" и вместо того, чтобы расслабиться и насладиться игрой безумно любимой Кейт Бланшетт, извожу себя тщетным брюзжанием в адрес проклятой англо-саксонской социальной мифологии, которая, похоже, запудрила сегодня мозги всему земному шару. Ну что же это за несусветная такая ахинея про злобных испанских монархов, "чудовищные преступления инквизиции" и "светлые идеалы свободы", которыми якобы осчастливил человечество маленький, но гордый остров в Ла-Манше! Ведь все это, от первого до последнего посыла, - чудовищная чушь и ложь, мерзко перевранная история, которую скармливают не страдающему излишней образованностью и - самое печальное! - элементарным любопытством подрастающему поколению.

Испания периода Grande y Felicisima Armada представляла собой кульминацию духовного развития всей европейской цивилизации, самую утонченную форму симбиоза культуры, государственности и религии. На исходе XVI века изысканная и возвышенная Испания, чьи глаза застилало наивное представление о куртуазном устройстве мира, столкнулась с доселе неведомой формой государственности - британской малиной. В самом прямом смысле этого слова: малиной в смысле оплота беспросветного бандитизма, находящегося под откровенным и циничным прикрытием "просвещенной монархии".

Своеобразие британской малины заключалось не только в полном беспределе и вероломстве (знаменитое английское "у Британии нет друзей, есть только интересы"), а в нечеловеческой жестокости. Это - что касается "зверств испанской Инквизиции". Есть замечательная книга, написанная в начале XIX века секретарем Инквизиции Хуаном-Антонио Льоренте ("История испанской Инквизиции"). Книга весьма критичная, за что автор долгие годы был вынужден жить в изгнании во Франции. Тем не менее настоятельно рекомендую прочитать ее всем тем читателям, которым не посчастливилось самостоятельно выветрить из головы мифологию, старательно вбитую в школах и институтах. Мифологию о "зверствах" и "беспределе" испанской Инквизиции.

Из книги Льоренте читатели с удивлением узнают, что, оказывается, Инквизиция никогда никого не сжигала (этим занимались светские власти), не преследовала науку (а мирно сосуществовала с университетами, активно отстаивая собственные догмы в научных диспутах), не охотилась на ведьм (а преследовала марранов, втайне сохранявших веру в иудаизм - именно этому обстоятельству Инквизиция и обязана своей беспрецедентной демонизацией в истории), а главное - никогда не убивала "10–12 миллионов людей в Европе". Это "общепринятое утверждение" - самая гомерическая ложь, какую только можно представить: с 1550 по 1800 год по приговорам испанской Инквизиции было казнено 3–4 тысячи человек! Примерно столько, сколько замочили за первую неделю красного террора в ответ на убийство Урицкого неуловимые во всех отношениях мстители.

Не буду портить читателю удовольствие от ожидающего его удивительного прозрения, скажу лишь по ходу дела, что так называемые "зверства" испанской Инквизиции - детский лепет в сравнении с общепринятыми по тем суровым временам истязаниями, практиковавшимися светскими властями Германии, Франции и особенно Англии, чьи правители с сатанинским безразличием проливали кровь сначала соотечественников, а затем и всех порабощенных ими наций.

Еще можно почитать "Историю Англии" Джона Грина (когда-то я уже рекомендовал читателям этого автора), чтобы в красках представить себе и сравнить три единственно допустимые пытки испанской Инквизиции (веревкой, водой и огнем) с богатейшей "фантазией британских носителей свободы", да хоть бы с таким любимым национальным спортом, как придавливание плитой и втыкание в задницу раскаленного железного прута. Эка потеха, когда прут выходит изо рта!

Впрочем, чтобы развеять мифологию фильма "Елизавета: золотой век", не нужно даже читать исторических монографий. Достаточно программы общеобразовательной школы. "Кровожадные испанцы", как известно, завоевали всю центральную и южную Америку, а британские "носители свободы и справедливости" - северную часть континента. Как поступили с аборигенами "кровожадные испанцы"? В общем-то убого, как и полагается католическим мракобесам: смешались кровью и стали жить-поживать вместе, - полагаю, у читателей есть четкое представление о том, как выглядит сегодня группа latinos. А куда подевались североамериканские чингачгуки, столкнувшиеся с англо-саксонскими цивилизаторами? Правильно - переместились на два метра под землю. Все! Все до последнего! Аккурат те самые 10–12 миллионов душ, приписанных Инквизиции.

Ведают ли об этих фактах истории орды зрителей с промытыми романтически-героическим лжепафосом "Елизаветы: золотого века" мозгами? Риторический вопрос..."

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments