Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

Новая гипотеза начала войны

Из интервью с непрофессиональным историком Александром Осокиным, который издал сенсационную книгу про 22 июня 1941 года — «Великая тайна Великой Отечественной. Новая гипотеза начала войны» («Время», Москва, 2008).

Оказывается, на момент начала войны Красная армия практически по всем параметрам, в том числе по количеству танков и самолетов, не только не уступала немецкой, но превосходила ее. По Осокину, у СССР и Германии был разработан план совместной войны против Англии и ее колоний. Советские войска должны были форсировать Ла-Манш, а немецкие — проехать через Россию на завоевание Ирака и Ирана. В журнале опубликована очень сильно сокращенная версия интервью с историком; здесь мы выложим чуть менее урезанную версию.
— Я так понимаю, что если бы 22 июня Гитлер не обманул Сталина и все пошло по плану, то мы с вами могли беседовать где-нибудь в Лондоне, за соседним столиком сидели какой-нибудь офицер вермахта, и английские официанты разносили бы нам, оккупантам, коньяк… м-м-м… Трудно поверить…
— Совершенно реальный вариант — один из двух возможных. Ведь русско-немецкие разговорники были выпущены с такими, например, фразами: «Вы можете мне отремонтировать машину, мы за все заплатим» или «Где ваш бургомистр?» — то есть власть сохраняется. А английские, для Англии, там другие разговорчики: «Руки вверх».
— Так куда на самом деле Сталин бы двинул войска, оказавшись у Ла-Манша, — на Англию или на Германию?
Было два варианта сценария. Сталин сказал бы англичанам: «Ребята, вы понимаете мою ситуацию? Я взял Гитлера в клещи» и объяснил бы Западу, что вся эта операция задумана им как одиссеевский троянский конь, чтобы ударить с двух сторон по Германии. А если б те не отреагировали, продемонстрировал бы Гитлеру: нет, я не обманул. Мог Сталин так поступить? Мог. Вот, знаете, что я нашел недавно? Я вам скажу, хоть это уже и из следующей книги, — я нашел газету «Красная Звезда» за 21 июля 41 года.
— Ля или Ня?
— Ня! Сорок первого! Так вот, в ней в этот день была статья: о современных способах транспортировки войск! И описано все, что тайно происходило в данный момент. «Войска транспортируются вот так, но вот лучше всего одновременно, но лучше всего железные дороги, и по каналам, и вот так. Межфронтовой маневр базируется не на одном виде транспорта, а на всех — железнодорожном, водном, автомобильном и авиационном, используемых комбинированно при одновременном проведении самоходных передвижений мотомеханизированных соединений». Разве это не то, что в тот момент происходило? Уже «Великая тайна» вышла, я схватился за голову — что это? Предательство? Или это предупреждение врагу? Или это предупреждение нам? То есть передовая статья в центральной военной газете, за день до войны, описывала все, что сверхтайно в этот день происходило! Нет, вы понимаете, что я вам говорю, нет? Я понять не могу, что это значит! Только одно — что шла какая-то игра, которую даже сегодня я, выдвинувший эту почти невероятную идею, понять не могу.
— А…
— Еще одно! Фотоснимок в этой газете за 21 июня знаете какой был? Целый взвод красноармейцев в надутых автомобильных камерах форсирует водную преграду!
— И что же это? Намек на форсирование Ла-Манша?
— Да, это намек! Надо внимательно изучать преодоление водных преград. Сталин никогда ничего не делал просто так. У него все имело смысл, его газеты говорили «языком цветов». И вот этот снимок, огромный, в газете за 21 июня — преодоление именно водной преграды, не в горах там или где-то еще. Конечно, можно сказать: ну это совпадение, но в сочетании с упомянутой статьей о способах преодоления… Ведь мы были единственной страной, у которой в это время было пять — пять! — корпусов десантников, у нас десантников было больше, чем во всем мире, вместе взятом, 22 июня, понимаете?! А зачем нужны десантники в первую очередь?
— А почему немцы, по вашей теории, чтобы завоевать соседнюю Англию, приглашали русских форсировать Ла-Манш, а сами ехали через Россию, за тридевять земель, в Иран и Ирак? Почему все наоборот?
— Гитлер не хотел воевать с англичанами, это ведь соседи, для него очень большую роль играли кровные, расовые узы англосаксов — англичан и немцев. И Сталину не хотелось иметь кровных врагов со стороны «мягкого подбрюшья». Он обычаи Востока хорошо знал.
— В книге многие события интепретируются с точки зрения психологии диктаторов. Разгром 22 июня, по вашей версии, результат того, что Сталин лично поверил Гитлеру, что тот ненавидит Англию. Вы представляете, как могла выглядеть сцена их разговора на эту тему?
— Вот это я как будто видел! Фюрер говорил: «Я солдат, у меня два железных креста, они отравили меня под Ипром, я лежал там, отхаркивался и говорил «Вы за все это заплатите, проклятые англичане». И я поклялся своему народу, что я верну Германии ее былое величие, отнятые территории, что мы перестанем платить эти грабительские контрибуции». Гитлер, как и Сталин, умел убеждать и располагать к себе. «От нас отрезали огромные куски, у тебя же тоже отрезали куски… Да, я простой ефрейтор, но я поклялся, что я верну своему народу это, это и это… Но главное — Англия перестанет, как спрут, держать в своих щупальцах земной шар». Сталину показалось, что он понял цель жизни Гитлера. Их интересы совпали. Тут он сказал: «Так. Харашё. Я зинаю, что ты хочешь». И когда ему говорили, что немцы летают на нашей стороне границы, стягивают войска, он отвечал: «Я зинаю, чито параисходит, я кантралырую сабытия». И он был уверен, что Гитлер против своего интереса не пойдет. То есть мы обязательно будем воевать с Германией, но в 1942 году. Почему? Потому что в 41-м — Англия, и вместе, ибо без СССР Германия воевать против Англии не в состоянии.
— Ваша гипотеза уже легла в основу документального фильма «Тайна 22 июня», у книги очень большая пресса, антианглийский сценарий Сталина выглядит в нынешних обстоятельствах очень привлекательно. Вы бы хотели, чтобы ваша гипотеза сделалась официальной версией?
— Мне не нужен статус официальной версии. Но мне бы очень хотелось, чтобы этот фильм показали на Первом канале 22 июня. Надо наконец показать нашим людям это самое страшное событие за всю историю России. Не было никогда равного этому событию. Ни-когд-да. Вот это и есть та тайна, которую скрывали самым тщательным образом. Всегда говорили о временном успехе врага в первые дни войны, использовавшего преимущество в том-то и том-то, а потом… А ведь не было никакого преимущества. Был полностью удавшийся врагу блицкриг. Это были не временные неудачи, как нам говорили. Это был… не могу говорить… полный! В плен 3,8 милииона за полгода? Да вся Красная армия до 1939 года была 3,5 миллиона! Немцы не знали, чего делать с ними. Где их держать?! Миллионы! Мой отец, который встретил войну на границе и воевал с первого до последнего дня войны, терпеть не мог даже говорить о 22 июня. Этот день — психическая травма национальная, которая входит в гены, способная создать наш национальный комплекс неполноценности. А излечиться от нее можно, как лечатся у психоаналитика: проговорить это. И комплекс будет снят. Вот это должно произойти с народом. Это на нас висит.
— «Великая тайна» — вторая сенсационная книга о начале войны после «Ледокола». Вы знакомы с Суворовым-Резуном?
— Нет. При всем отрицательном надо признать, что Резун сделал одно важное дело: вызвал новый интерес к началу войны. Он показал, что было все не так, как нам объясняли много лет, что официальная версия не соответствует действительности. Штука в том, что он стопроцентно повторил слова и доводы Риббентропа, которые у нас тогда не были опубликованы. Он просто прочел это, оказавшись в Англии, — и опубликовал. Но излагать через столько лет как новейшее открытие версию Риббентропа и Геббельса?! Смешно. Тем более что это неправда. Не готовились советские войска к удару по германским — не было ни снарядов, ни горючего, а было сообщение ТАСС о том, что мы друзья с Германией. И был приказ не поддаваться на провокации, то есть не стрелять. Его, перебежчика Резуна, вывод: англичане — ребята в белых перчатках, рыцари без страха и упрека. Это неправда, там есть очень темные места, например, обстоятельства появления Гесса в Англии
— Вы сами, похоже, недолюбливаете англичан?
— Нисколько. Я просто реально наблюдаю политику Англии в отношении России, она уже много лет и столетий чаще антироссийская, чем нейтральная, и невольно это, конечно, передается… в 20-е годы ходовым выражением в СССР было — «Это англичанка гадит». Пошло оно, скорее всего, от того, что у них правила королева, а потом уж без разбора — мужчина там или женщина — «Aнгличанка гадит». Почему? Думаю, причина здесь — геополитика. Россия слишком велика для них. У их щупальцев не хватает длины из-за российcкого гигантизма. А нам бы, кстати, не помешал элемент пресловутого английского консерватизма.
— Настораживает даже не сама гипотеза, а ваши доказательства, когда вы начинаете уверять, например, что с полосками на тельняшках что-то не так.
— Оказалось, что у нас в России мелкие детали: ширина полос на тельняшке, выдача трусов и маек вместо кальсон и нательных рубашек, сапог вместо ботинок — порой самые сильные доказательства! Иногда они гораздо сильнее документов — документы можно подделать, а придумать мелкие детали невозможно. В подробностях... дьявол, есть такая, кажется, французская поговорка. Самое большое мое открытие за все время работы над это книгой знаете было какое? Мне рассказывал про 22 июня 1941 года Игорь Александрович Реформатский, сын нашего великого академика, он служил 22 июня недалеко от границы с Восточной Пруссией помкомвзвода и в этот день выдавал бойцам белье. Я говорю: стоп, какое? Он — трусы, майки. Я говорю — а зачем, что, какие-то спортивные соревнования? Он говорит — нет. Я спрашиваю: «Так ведь в качестве нижнего белья в Красной армии были кальсоны и нательные рубашки!» А он мне показал свою записную книжку с записью от 22 июня 1941 об этом и росписями солдат, получавших в этот день нештатное белье.
— Да, очень много странных фактов. Но почему вы интерпретируете их в одном ключе, тогда как…
— А вы дайте мне какое-нибудь другое объяснение, почему им вдруг выдают — первый раз в жизни — трусы?! А сапоги яловые, а в 1943 году зачем всей армии форму поменяли, когда ввели погоны? А я объясню — потому что госграницу собирались переходить. Вот он и возник: «Пакажите мине, как будет виглядеть мундир! A как будут виглядеть наши солдаты? Нет, это нэ пойдет! Замэнить!» Понимаете? Они будут представлять за рубежом и страну социализма и великую Россию. А в 1941-м наши бойцы и командиры должны были ехать по Германии как люди! Не как враги!
— А какой должна быть окончательная улика, окончательное доказательство правильности вашей гипотезы?
— Это вы мне скажите!
— Ну, например, документ, подписанный Сталиным и Гитлером, с планом десанта в Англии, наверное.
— Это было бы замечательно. Только документ можно сварганить любой!
— Правильно ли я понимаю, что вас интересуют не документы, а народный вариант истории, неофициальный?
— Нет! Историка интересует все! Все, что может дать информацию. Исследователь — он как следователь. Любая ерунда может стать окончательным доказательством. Окурок каждый! Это снобизм, это неправильно думать, что детали неважны. Маленькая деталь, котоую никто не замечает, такое может рассказать! Фотографии, например! Снимок: Сталин и Риббентроп. А меня интересует вон тот неизвестный, справа, последний. Он мне даст ответы на такие вопросы, что даже страшно подумать. Я ищу, использую все. Изучаю знаки различия, которые использовались в 1941 году. Я нашел, допустим, знак, который никто не может объяснить, что он значит. В петлицах был.
— Какой же это знак?
— А вот в новой книге про это будет! Скажу вам только название главы: «Золотой Бермудский треугольник на петлицах младшего комсостава»!

Источник:

"Афиша" 3.04.2008г

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments