Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

В развитие темы : Новый Карфаген -Третий Рим

Новый Карфаген

Москва и град Петров, и Константинов град

Вот царства русского заветные столицы...

Но где предел ему? и где его границы...

На север, на восток, на юг и на закат?

Грядущим временам судьбы их обличат...

Семь внутренних морей и семь великих рек...

От Нила до Невы, от Эльбы до Китая,

От Волги по Евфрат, от Ганга до Дуная...

Вот царство русское... и не прейдет вовек,

Как то провидел Дух и Даниил предрек.

<1848 или 1849>

Комментаторы полагают, что под “градом Петровым” Тютчев понимал Рим, но можно вообразить, что, принимая дело Петра Великого, он объединял в этих словах оба города – Рим и Петербург, который и самим Преобразователем был назван городом святого Петра с прямым указанием на Рим. Причем “царство русское”, по его мысли, должно быть вечным. Он ссылается здесь на ветхозаветное пророчество (на книгу пророка Даниила) о том времени, когда “Бог Небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно” (Дан 2, 44). Рисуя таким образом русскую географию, Тютчев, по сути дела, рисует всемирную монархию, мечта о которой одушевляла весьма многих европейских мыслителей, среди первых – Данте.

И Тютчев почти буквально следует пафосу дантовского трактата “Монархия”. Он пишет: “Вселенская монархия – это Империя. Империя же существовала всегда. Она только переходила из рук в руки, 4 Империи: Ассирия, Персия, Македония, Рим. С Константина начинается 5-я Империя, окончательная, Империя христианская”

 

То, что обещано судьбами

Уж в колыбели было ей,

Что ей завещано веками

И верой всех ее царей, –

То, что Олеговы дружины

Ходили добывать мечом,

То, что орел Екатерины

Уж прикрывал своим крылом, –

Венца и скиптра Византии

Вам не удастся нас лишить!

Всемирную судьбу России –

Нет, вам ее не запрудить!..

Май 1850

Здесь опять некое историософское противоречие. Русь поначалу воюет Константинополь, после захвата его турками оказывает константинопольской церкви политическое покровительство, над греками на Руси всегда посмеивались, но существенно, что Константинополь – прямая линия от Рима. Но противоречие объяснимое. Заявить, что мы наследники Константина, значило заявить, что Россия прямая наследница Римской империи. В каком-то смысле связь более важная, ибо замешана на идее христианской империи, в то время как на Западе империя пала, поднимавшиеся же германские империи не имели римско-византийской легитимности. Тютчев писал:

“Что такое Восточная Империя? Это законная и прямая высшей власти Цезарей. Это полная и всецелая верховная власть, не исходящая, не проистекающая, в отличие от власти западных монархов, из какой бы то ни было внешней силы, но несущая основания своего владычества в себе самой, притом упорядочиваемая, сдерживаемая и освящаемая Христианством”

Тютчев здесь, в сущности, оживлял старое самопонимание Руси.

Весьма известна идея старца Филофея о Москве как Третьем Риме, как центре и хранителе всего христианского мира, актуализированная в XIX в., но интересно, что идея эта родилась в Пскове, на северной земле, откуда, собственно, пошло русское государство. В городе, который резонно полагал себя отцом русских городов, городе с иной, немосковской политической структурой, в республиканском Великом Новгороде тоже прозвучала аналогичная идея. Здесь, правда, не Москва, а вся русская земля называется Третьим Римом. Это говорит о серьезных сдвигах в восприятии русскими людьми геополитической картины мира того времени, которая не вызывала радужных настроений. Более того, она требовала стоического принятия на себя ответственности за весь христианский мир и была очень далека от националистического самовозвеличения: “Ибо древний Рим отпал от христианской веры по гордости и своевольству, в новом же Риме – в Константинополе, притеснением мусульманским христианская вера погибнет также. И только в третьем Риме, то есть на Русской земле, благодать святого духа воссияет. Так знай же, Филофей (константинопольский патриарх. – hvac.; любопытно совпадение с именем старца Елиазарьевского монастыря. – hvac), что все христианские царства придут к своему концу и сойдутся в едином царстве русском на благо всего православия”.

Поскольку носитель православия – это прежде всего Россия как самостоятельная и могучая политическая единица, другие же православные страны лишь примыкают к ней, то, с точки зрения Тютчева, было бы резонно понимать Россию не просто как центр Восточной Европы, но как Восточную Европу как таковую. Католические же страны закономерно тяготеют к Западу.

Сitato loco

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment