Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Categories:

"Русская надежда" : Кризис в отношениях с Англией в 1878 году

Энергичные действия русских по закупке  кораблей в США — вызвали в Англии дикую панику.

 

Англичане полагали, что опасность, которую представляли для ее торговли вооруженные торговые же суда, ушла в прошлое после подписания запрещавшего каперство Парижского договора 1856 года. Каперству, или крейсерской войне, которую вели частные лица с правительственными лицензиями, получавшие прибыль от продажи захваченных ими призов, благодаря запрету на приведение призов, а также ремонт и снабжение каперов в нейтральных портах, был положен конец. Конфедерация, последней отказалась от каперства в пользу уничтожения торговли врага правительственными кораблями.

Однако в 1878 году к англичанам пришло понимание того, что если против ее торговли на море будет начата война, то торговые суда, превращенные вражеским правительством во вспомогательные крейсера, смогут снаряжаясь в иностранных портах, и вооружаясь в дальних морях (как это делали русские в Америке при поддержке банкиров Филадельфии) нанести ее торговле вред не меньший, чем каперы, и что опасность поддержки нейтралами уничтожителей торговли отнюдь не миновала.

Война против торговли, ведомая правительственными крейсерами-торговцами, обещала быть ничуть не менее жестокой, чем война, ведомая каперами.

Целью русских в возможной морской войне было всеми силами избегать сражений, и сосредотачиваться на уничтожении торговли. Корабли должны были задерживаться и обыскиваться, уголь и ценные грузы изыматься, а сами корабли — вместо препровождения в нейтральные порты — топиться. Пленные должны были передаваться на борт встреченных нейтральных судов. Основным местом действия такой войны должен был стать Тихий океан, и русские корабли имели карты маршрутов, по которым следовали английские торговые суда. Однако атаки должны были наноситься на периферии Британской Империи, и русская теория крейсерской войны во многом совпадала с осуществляемой некогда «Шенандауа» политикой нанесения, не разбирая правого и виноватого, возможно большего вреда врагу.

 Эта теория довольно недвусмысленно излагалась в известной, вышедшей в свет в 1887 году книге «Русская надежда» (речь идет о романе А. Е. Конкевича-Мурманского (псевдоним "А. Беломор") «Крейсер «Русская Надежда», вышедшем в Англии под названием The Russian's Hope, or Britannia No Longer Rules the Waves ) в которой описывались подвиги новейшего крейсера в Индийском и Тихом океанах. Он с легкостью ускользал от старых тихоходных британских крейсеров, и уничтожил в гавани Бомбея все торговые суда одним ударом — залив гавань нефтью, и затем устроив пожар.

Хотя к 1885 году русские построили еще три больших по размерам и более быстроходных броненосных крейсера, а также два небронированных крейсера, они по-прежнему возлагали большие надежды на вооруженные торговые суда.

Хотя русские крейсера и представляли из себя не более, чем поздние варианты «Алабамы», британскому флоту пришлось изыскивать способ бороться с ними практически с нуля. Самым простым способом защитить свою торговлю было уничтожение всех вражеских крейсеров.

Большие, быстроходные небронированные крейсера, построенные в конце 1860-х — начале 1970-х годов — «Инконстант», «Шах» (Shah) и «Рэли» (Raleigh), должны были гоняться за американскими быстроходными крейсерами типа «Вампаноа». Как и в случае с броненосцами, стандартным ответом Британии на постройку новых кораблей за рубежом было строить большее количество больших по размеру кораблей.

В качестве ответа русским они заложили большое количество броненосных крейсеров. Эта политика «гончей и зайца», «больше и лучше» стала основой защиты британской торговли в 1870-х годах.

Ropp T. The development of a modern navy: French naval policy 1871–1904

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments