February 23rd, 2009

Пастеровская эра

Есть мнение, что научно-технический прогресс является движущей силы истории.

И считается , что водопровод и канализация воошли в нашу жизнь лишь  в конце XIX-начале ХХ века.

Но это далеко не так. Раскопаные трёхэтажные дома на острове Санторин (т.н. эгейская культура) тоже были оборудованы и водопроводом и канализацией и ватерклозетами.

Может  уровень бытовой культуры и знаний о природе вещей (причинно –следственных связях) у крито-микенцев был и повыше, чем у викторианских британцев (культура ночной вазы) или завшивленных придворных короля-солнца в "роскошном" антисанитарном Версале, где гадили прямо на пол и на лужайках. Кто знает?

Запад довольно долго не знал бани. Не умея решить проблему радикально, он понаторел в разных гигиенических уловках: копоушки, носоковырки, спиночески и прочая чепуха ( духи etc.). Там изобрели даже индивидуальную нательную блохоловку.

Нас, слава Богу, от этого пути спасли каменка и веник.

Смертность во французской армии (citato loco - Laveran), с 1846 по 1858 AD была 16 на тысячу человек, к 90-м AD она упала до 6 на тысячу.

Луи Пастер начал революцию в санитарии, ментальную революцию общественного сознания. До него микробы изменяли людей в своих интересах.

  • 1858 AD Рудольф Вирхов основывает клеточную патологию (гистологию)
  • 1860-е AD Луи Пастер разрабатывает вирусную теорию заболеваний (болезни передаются микроорганизмами, а не развиваются спонтанно)
  • 1865 AD Джозеф Листер применяет фенол (карболовую кислоту) для обеззараживания ран

Наступает  "пастеровская" эра - эпоха гигиены, когда в сознание общества, охваченного страхом перед микробами, внедрился образ обезвреженного, "пастеризованного" мира.

Именно тогда в санитарных целях появились герметичные отстойники для экскрементов, а затем и канализация. Не ранее.

То есть сначала ментальный сдвиг, потом технологический.

Есть книга интересная, Даймонда -"Guns, Germs, and Steel: The Fates of Human Societies"

Автор пишет о геобиосоционооценозе, в частности почему микробы азиатского и европейского происхождения уничтожили 95% населения доколумбовой Америки, а не наоборот.

Nexus:

Реконкиста и Риссорджименто

image

Пишет realcorwin:

“..Итальянская Repubblica опубликовала в сентябре 2008 года интересную карту. Где-то забавную, в чем-то наивную, но в любом случае весьма любопытную, отражающую в определенной степени видение и понимание геополитической ситуации вокруг России европейцами.

Справа внизу на карте пишут, что территории в полоску войдут в состав Российской Федерации. Таковых мы находим Слободскую Украину, Новороссию и Крым, а так же Киргизию и, если приглядеться, то и Приднестровье.

Ниже - страны, которые присоединятся к Русскому Союзу - Белоруссия с Полесьем и частью Волыни, Малоруссия с Подолией и Сев.Буковиной, Армения с Карабахом, Казахстан, Таджикистан

Третья сверху позиция - Paese con cui stabilire un'alleanza militare - военные союзники России (Узбекистан)

Лиловым цветом окрашены "трофеи" русских - так в тексте - "bottini di guerra" russi...”

Citato loco

Ex Libris : Витторио Мессори

image

Журналист влиятельной итальянской газеты "Коррьере делла Сера",  ватиканский эксперт  Витторио Мессори (Vittorio Messori) в своих очерках разоблачает масонские антихристианские фальшивки.

Черные страницы истории Церкви

Антииспанская легенда (из книги)

“…Пьер Шоню, современный французский историк, которого трудно заподозрить в необъективности, поскольку он является кальвинистом, пишет:

“Антииспанская легенда в своей североамериканской версии (между прочим, в европейской версии она относится прежде всего к инквизиции) исполняла роль удобного защитного клапана. Предполагаемый индейский погром, якобы совершенный испанцами в XVI веке может утаить массовые убийства, совершенные североамериканцами в XIX веке на западной границе”.

Прежде чем рассматривать подобные темы, нам необходимо избавиться от изначальных моральных установок, возникающих вследствие того, что мы не желаем признать в истории даму резкую, а иногда и страшную.

Исходя, из объективной точки зрения, к которой мы должны вернуться, безусловно необходимо осудить ошибки и жестокость (независимо от их происхождения).

Однако не стоит при этом злословить, воспринимая появление европейцев в Америке и их расселение на этих землях с целью создания нового общества как событие ужасное само по себе.

История показывает непрактичность хорошего “каждому оставаться на своей земле и не вторгаться на чужую”

Это невозможно не только потому, что этим отвергается возможность какой-либо динамики общественных изменений, но и потому, что вся цивилизация является плодом ассимиляции, а процесс этот не возможен в статичном положении.

Даже не углубляясь в анализ Священного Писания, можно заметить, что земля, которую Бог обещал евреям, также им не принадлежала, а была отнята у других.

“Добродетельные граждане, отрекающиеся от конкистадоров  Америки, забывают, между прочим, о том, что европейцы, прибывшие на новый континент, также встретили там завоевателей. Империи ацтеков и инков тоже были созданы насильственным путем и сохранились лишь в результате кровавых притеснений завоеванных народов, превращенных в рабов”.

Часто замалчивается тот факт, что невероятные победы маленького отряда испанцев над тысячами воинов вовсе не являлись результатом вооружения аркебузами, изрыгающими огненную смерть, небольшим количеством пушек (которые в действительности были бесполезны, так как сырой климат нейтрализовал порох) и несколькими лошадьми, которые даже не могли развернуться в джунглях.

Невероятной быстроте и успеху завоевания во многом способствовали местные жители, притеснявшиеся инками и ацтеками. Поэтому во многих местах испанцев встречали не как завоевателей, а как освободителей.

Пусть историки теперь попытаются объяснить, как могло случиться, что на протяжении трех веков испанского господства, не было никаких вооруженных выступлений против новой власти, хотя численность ее армии была небольшой, и малейшее восстание привело бы к ее свержению.

Представления о вторжении в Южную Америку, существовавшие до сих пор, исчезают при столкновении с цифрами: с 1509 по 1559 год, в период завоевания территорий от Флориды до Магелланова пролива, в Западную Индию ежегодно прибывало более пятисот испанцев, что на протяжении полувека составляет 27787 человек.

О результатах завоеваний красноречиво свидетельствуют цифры: если в Северной Америке осталось в живых немногим более десяти тысяч краснокожих, то в бывших испанских и португальских колониях большинство населения состоит из индейцев или потомков местных жителей доколумбового периода, а также европейцев и африканцев (особенно в Бразилии). ..”