October 1st, 2008

Подписка

Вот что пишет 16-летний Коля Лесков при поступлении на госслужбу:

“1847 г. мая 3 дня я, нижеподписавшийся, согласно примечанию к 407-й статье 3-го тома устава о службе и определению от правительства, дал сию подписку Орловской палате уголовного суда в том, что я не принадлежу ни к каким масонским ложам и другим тайным обществам, под какими бы то они названиями не существовали, и что впредь к оным принадлежать не буду. Из дворян Николай Семенов сын Лескова руку приложил"

(Лесков А. Н., Жизнь Николая Лескова. - Тула, 1981, с. 80).

Обратим внимание - даже сын помещика в сословной России не имел права на отчество, на то, чтобы писаться с "-ичем"! "Семёнов", как и крестьянские парни!

Замена

“Если правительство не доверяет народу, — “наивно” спрашивал левачок Брехт, — почему оно его не распустит и не выберет новый народ?”

Тогда однако, мол ещё не найден был способ выбирать новый народ. Считалось левыми (без разницы, что последователями коммунизьма, что либерализма), что найден способ “формирования нового человека”, то бишь раба оскотинившегося, не важно раба “ума, чести и совести эпохи” или банковского кредита, суть то одна.

Сдаётся мне, что теперь нашли. ..”в ворота гунн стучится”

Сегодня в РФ кто не параноик, тот сумасшедший.

Идолы

В рамках биологической модели люди  считаются хотя и уникальными приматами, но всё же приматами.

Например, защита территории и собственности, которая заложена в программе обычного примата, свойственна и одомашненным приматам (людям), сплошь и рядом предупреждающим чужаков: “Вход на территорию частного владения воспрещён”.

Большинство приматов метит территорию экскрементами; одомашненные приматы метят территорию чернилами на бумаге (договоры о купле-продаже, документы, устанавливающие права на землевладение и пр. ).

С  точки зрения этолога, каждая государственная граница в Европе служит территориальной “меткой”, оставленной сражавшимися бандами одомашненных приматов.

Благодаря уникальной способности одомашненных приматов обучаться символическим языкам ( или, как говорят, нейросемантическим системам кодирования ), эти уникальные млекопитающие могут “завладеть” (или думать, что “завладели”) не только физической территорией, но и символической территорией.

Эти символические территории обычно называются “идеологиями” или “системами убеждений”, а Уилсон их называет туннелями реальности.

А проекции навязчивых идей, присущих человеческой психике, Уилсон называет идолами. Когда идол “вещает” (устами жрецов-идолопоклонников), он произносит только те слова, которые хочет услышать верующий.

Одомашненные приматы сражаются не только за физические, но и за эти “воображаемые”, или нейросемантические, территории.

В основе современного идолопоклонничества лежат метафоры объективной истины. Ложные  формулировки приматов фактически стали Богами, любое сомнение в Богах стало ересью, а жрецы Богов стали палачами для еретиков.

Научный метод , — этот так называемый “источник определённости” для новых идолопоклонников. Научный метод— это сочетание  эллинского чистого разума  и чувственных данных , точность которых повышается при использовании инструментов.

Оба элемента, лежащие в основе  научного метода (чистый разум и чувственные данные), несовершенны и,  могут вводить  в заблуждение.

Из двух неопределённостей нельзя получить определённость.

 Научные теории (естественнонаучные), просуществовавшие более или менее длительный срок (парадигмы третей фазы), характеризуются высокой степенью достоверности, но было бы идолопоклонничеством утверждать, что в будущем их не пересмотрят и не забракуют. Сколько таких теорий отвергнуто только в прошлом веке.

Особенно забавны гуманитарии (всяческие адепты догматических паранаук, истории там или политологии) которые цепляются за определённость, но не потому, что она философски обоснована: просто они испытывают в ней эмоциональную потребность.