June 6th, 2008

Мао и его женщины

Десять лет Мао провел в Яньане – главном городе на территории, которую Чан Кайши выделил красным. Он въехал в город в канун Нового, 1937 года через огромные ворота, которые величественно и безмолвно распахнулись перед колоннами красноармейцев, шагавших по широкой грязной дороге, которая простиралась в бескрайних желтых просторах. Этот древний город, чье название в переводе означает «распространяющий мир», был огорожен высокими толстыми стенами, выстроенными вдоль цепи лессовых холмов вдали от города.

 
Яньань был не только культурным центром, но также и оживленным торговым городом. В регионе была найдена нефть. Дома, выстроенные компанией «Стандарт ойл», были заняты красными, которые также захватили внушительные строения, включая только что построенный собор, в котором проводились партийные собрания. Проблема жилья вскоре была решена в связи с тем, что многие местные жители покинули город, особенно те, кто был побогаче, оставив сотни больших и красивых домов. Мао занял один такой особняк в местечке под названием деревня Феникс. Большой двор даже по местным стандартам отличался роскошью. За воротами располагалась украшенная стена для отпугивания злых духов. Впервые за два последних года Мао жил в относительном комфорте.


В Яньане Мао не отказывал себе в «радостях жизни». Повсюду его окружали красивые, образованные молодые женщины, которые стекались в Яньань, привлеченные новым образом красных, и Мао уже не скрывал своих увлечений. Своему приятелю он признавался, что мог обойтись без секса «самое большее сорок дней».
Одной из первых женщин, появившихся на сцене, была красивая (и замужняя) 26-летняя актриса Лили У, которая прибыла в Яньань в начале 1937 года и стала местной знаменитостью. Ее элегантные наряды и манеры кружили головы в этой захолустной провинции, а волнистые волосы до плеч делали ее особенно желанной. Женщины-коммунистки в основном носили мешковатую форму и наголо брились, чтобы избавиться от вшей. У Мао с Лили завязался роман.

Collapse )

Пан

Евгений Головин
Великий Пан -1


     

Кто-то падает с верхушки клена, шумно прорезая красную листву, потом размашисто и широко отряхивается, малиновым ручьем пропадает среди корявых корней: в воде мелькают золотые нити, туда-сюда снуют зеленые иглы – бог Пан просыпается после полуденного сна. Ему необязательно спать на древесной вершине, он любит отдыхать в прохладных гротах, но часто его одолевают повелительные прихоти. Рыжебородый, весь покрытый шерстистой рыжизной, с рельефной складкой на лбу к переносью, он любит венчать малозаметные рожки большой еловой веткой. Такова зверино— человеческая ипостась Пана – бога дикой природы и одиночества. Жестокость или милосердие равно чужды ему, хотя он вполне способен к этим страстям. Он любит пустоши, дикие дебри, покинутые речные или морские берега, может днями и ночами блуждать по таким местам, ненавидит города, возделанные поля, словом, следы человеческой деятельности. "Панический страх" возбуждается независимо от него – просто он не любит, когда тревожат его послеполуденный сон или охоту. Пан знаменит сексуальной страстью к нимфам, хотя успех или неудача не нарушают его божественного спокойствия.

Collapse )

О вере и Чубайсе, как жертве Урану

А posteriori: Status praesens

 

Билет в один конец

Теология рассуждает о том, что было первопричиной возникновения Вселенной. О том, что творило Метагалактику и Землю, жизнь и разум. О том, что будет в самом отдаленном, эсхатологическом будущем.

А последнего еще нет, и его изучать невозможно. Возникновение Вселенной (не путать с более частным Big Bang!) - разовое событие, которое позитивные науки могут изучать только с точки зрения "Как", а не с точки зрения "Почему". Развитие материи вплоть до разумной (тут воля Творца считается богословами настолько слитой с законами природы, что выделить "божественную" составляющую той или иной силы невозможно) с начала XIX века не рассматривается серьезными теологами как аргумент в пользу веры. (Последний рецидив таких взглядов был у нацистской Имперской церкви епископа Мюллера).

Посмертная участь человека, о которой тоже учит теология? И ее не проверишь. То есть проверят-то всё, но информацию о результатах на Землю не передадут. Во всяком случае тем, кто не слишком злоупотребляет мухоморами или разбавленным стеклоочистителем.

И вообще - естественнонаучных аргументов в пользу веры не бывает. Равно как и таковых аргументов для опровержения ее.[Если только не полагать за веру взгляды, что ритуальное проползание под корнями священного пня излечивает радикулит, а размещение амулета в кабине аэроплана может благотворно влиять на статистику летных происшествий.] Иначе это была бы уже не вера, а знание.

Недавно один очень известный российский ученый сказал - церковники знают, что Бог придумал человека, а он (ученый) знает, что человек придумал Бога. Вот только церковники, во всяком случае те, кто пообразованней или похитрей, никогда так не скажут. Они сделают ударение, что верят, будто Бог придумал человека.

А вера человека - это его сугубо личное дело. Персональное мнение, которое кто-то разделяет, а кто-то нет. Чистая идея.

Но все равно - когда идея, даже самая абстрактная, овладевает массами, она становится силой. Силой, объективно существующей, то есть могущей и долженствующей быть рассмотренной с точки зрения позитивных наук.

Collapse )

Ex libris : космоопера от Юлии Латыниной

C воображением  у автора все в порядке.

И хорошо владеет, как это говорится, техникой сюжета.

Хорошо, что Юлия Латынина снова вернулась к фантастике, с элементами социальной сатиры и экономического триллера.

Габель

Выдающийся немецкий ботаник Маттиас Якоб Шлейден в 1875 году написал книгу «Соль», в которой, в частности, говорилось, что между налогами на соль и деспотами есть прямая зависимость. Он указывал, что ни в античных Афинах, ни в Риме, пока тот оставался республикой, не облагали налогом соль, но приводил Мексику и Китай в качестве примеров соляных тираний своего времени. Нет полной уверенности, что налоги на соль всегда служат точной лакмусовой бумажкой для теста на демократичность, но французский соляной налог, габель, ясно показывал, что было неладно во французском королевстве.


Аргумент в пользу габели был тот, что поскольку все, богатые и бедные, потребляют соль более или менее поровну, то налог на соль будет настоящим подушным налогом, равным для каждого. Исторически подушные налоги, когда с самого бедного крестьянина взимали столько же, сколько с богатейшего аристократа, ненавидели больше всего. Габель не была исключением. Налог сослужил своеобразную службу, сделав очень обычный продукт редким из-за сложных правил налогообложения, препятствовавших торговле. И, что злило еще больше, габель сделала основной продукт дорогим во имя прибыли короны.
Одной из самых раздражающих изобретений габели была sel du devoir, соляная повинность. Каждый человек старше восьми лет в Большой габели был обязан приобрести семь килограммов соли в год по фиксированной государственной цене. Это было гораздо больше, чем можно использовать, если только не делать соленую рыбу, колбасу, ветчину и другие продукты, сохраняемые с помощью соли. Но пускать соляную повинность на производство соленых продуктов было незаконно, и, если на этом ловили, нарушителя преследовали за преступление faux saunage, соляной обман, которое влекло за собой суровые штрафы. Основой для преследования по этому закону были многие простые действия. В Камарге пастухов, которые позволяли своим стадам пить солоноватую прудовую воду, могли обвинить в обходе габели.


Пересмотр в 1670 году уголовного кодекса выявил еще одно применение соли во Франции. Чтобы усилить закон против самоубийства, было приказано, чтобы тела людей, отнявших у себя жизнь, засаливали, доставляли в суд и приговаривали выставить на всеобщее обозрение. Обвиняемые, пытавшиеся избежать суда, умерев от плохих условий содержания в тюрьме, тоже не могли теперь этого сделать. Их тоже следовало засолить и выставить на суд. Бретонские историки обнаружили, что в 1784 году в городе Корнуай некий Морис Ле Корр умер в тюрьме, и было приказано судить его в засоленном виде. Но по какой-то бюрократической ошибке трупу не назначили день судебного заседания, и его нашли тюремные охранники больше чем через семь лет. Он был не только засолен, но и заквашен в пиве.

Collapse )