May 23rd, 2008

XPS, ODF и PDF станут «родными» для Microsoft Office 2007

Компания Microsoft заявила, что с выходом второго обновления для Office 2007, список поддерживаемых этим пакетом офисных приложений форматов файлов пополнится четырьмя новыми. Ими станут XML Paper Specification (XPS), Portable Document Format (PDF) версии 1.5, PDF/A и Open Document Format (ODF) версии 1.1.
А вот поддержки Open XML (OOXML), который утвержден в качестве стандарта ISO/IEC 29500, во втором сервис-паке для «офиса» не появится. Обновление поддержки Open XML редмондцы решили отложить до выхода «Office 14», новой версии офисного пакета, который должен выйти в свет в конце 2009 года.
Сitato loco:  CNews

Для конвертации в XPS и PDF давно уже есть плагин на оффсайте. Правда скачивание доступно только валидным пользователям пакета. Но если поискать в сети по запросу:  SaveAsPDFandXPS.exe.То конечно вопрос  с прямой ссылкой на закачку плагина будет решён положительно.

Кстати и пакет  обновления  SP1 : office2007sp1-kb936982-fullfile-ru-ru.exe устанавливается только на валидную версию пакета Office 2007.Но это тоже вопрос решаемый. На бакунианинских порталах есть лекарство :Office 2007 Genuine Advantage.

И по поводу выборов в наблюдательный совет ЖЖ кандидатуры от русского сегмента. Я отдал свой голос за веблоггера  peresedov   -  ЗДЕСЬ

Золотой век конницы

Середина XVIII столетя в Западной Европе ознаменовалась появлением великого полководца, Фридриха II, который вывел военное искусствово из застоя и своими победами, из которых 15 сражений выиграно исключительно конницей, возвел Пруссию на степень великой державы.

Конница Фридриха поразила весь мир своими успехами, и вполне заслуженно эпоха эта получила название "золотого века конницы", когда конница была "царицей полей сражения". В основание обучения конному бою положена Фридрихом одиночная подготовка всадника; затем переходили к обучению сомкнутому строю; новобранцы брались только из прусских подданных; особое внимание было обращено на комплектование конницы офицерами.

Идеалом Фридрих, как и Пётр Великий, считал конницу драгунского типа — легкую, подвижную, способную действовать в конном и пешем строю; хотя его  конница и делилась на тяжелую (кирасиры), среднюю (драгуны) и легкую (гусары), но требования к ним предъявлялись одинаковые.

Вооружению не придавалось особого значения и все ряды конницы были вооружены однообразно: палашами (саблями), пистолетами и карабинами (драгуны со штыками): От  конницы требовалась высшая степень подвижности, поворотливости, презрение к противнику и умение маневрировать на пересечёной местности; перестроения упрощены, и только с движением вперед построение фронта стали делать по головной части.

Конница должна была всегда атаковать первой и не иначе, как карьером. Стрельба с коня воспрещена. Введен 2-шерножный строй. Фридрих принял так называемый линейный боевой порядок, который отлично удовлетворял условиям боев. обстановки того времени, давая полное взаимодействие всем родам войск.

Конница, составлявшая крылья боев. порядка, располагалась на флангах и строилась в 2 или 3 линии, на дистанции в 300 ш. Первая линия — кирасиры, развернутыми эскадронами с интервалами в 10 шагов, люди стояли очень тесно, колено о колено, атаковывали стеной ("en mu raille"); за кирасирами 2-я линия — драгуны, развернутыми эскадронами с интервалами в 60 шагов, за ними 3-я линия — гусары, во взводных колоннах (стояли шире — стремя к стремени), часть гусар на наружном фланге кирасир.

Этот нормальный порядок мог изменяться в зависимости от обстановки, a к концу царст-ния Фридриха все линии становились уступами.

Из сподвижников короля особенно замечательны кавалерийские генералы Зейдлиц и Цитен .Блистатательные победы при Часлау, Гогенфридберге, Сооре, Гохкирхе, Праге, Росбахе, Лейтене, Цорндорфе увенчали труды Фридриха, его преобразования, подготовку и употребление кавалерии.

Особенно замечательны сражения под Росбахом (1757) и Цорндорфом (1758), выигранные исключительно конницей. Вообще, отлично подготовленная, подвижная, руководимая прекрасными кавалерийскими начальниками, прусская конница наносила страшные удары не только кавлерии, но и пехоте.

Стратегическая деятельность Фридриховской конницы не дает таких выдающихся образцов, какие дала Петровская конница.

Лишь казаки умели расстраивать стройные ряды прусской конницы: лавой и ложным обращением в бегство они увлекали и наводили ее на нашу пехоту и на нерасстроенные кавалерийские части (Гросс-Егерсдорф 1757 г.). Казаки составляли иногда впереди армии завесу и участвовали в смелых набегах (набег на Берлин Чернышева в 1760 г., совместно с драгунами).

Будущий же лучший  кавалерийский начальник эпохи, великий Суворов, обнаружил свои способности как раз в 7-летнюю войну, командуя разведывательно - диверсиоными,  мобильными (100 вёрст в сутки)  отрядами конницы.

В европейских армиях начали слепо подражать Фридриховским формам, однако, не обнаруживая способости проникать в сущность системы боевой подготовки конницы.

В период революционных войн кавалерия французов,  не получившая должной боевой подготовки, была слаба и боялась до дрожи германской кавалерии, в которой жил еще дух Фридриха и Зейдлица. Наполеон в первых же своих кампаниях убедился в слабой боевой подготовке конницы, и решил эти недостатки восполнить массированием ее.

Построение напалеоновской кавалерии в бою — обыкновенно в полковых или бригадных колоннах.

Военный быт

Боевая деятельность во все эпохи имела своей первопричиной борьбу за существование рода, племени, народа, государства. Эта борьба требовала соединенных усилий многих лиц при непременном объединении управляющей их действиями воли.

Другими словами, как говорит Спенсер, армия уже в первичной своей форме была принудительной кооперацией, проникнутой двумя логически связанными началами — централизации власти и иерархии.

Целесообразная организация воинской корпорации неизбежно требовала регламентации не только чисто боевой деятельности, но и жизн. уклада, благоприятствующего этой последней.

Поэтому естественно возникла необходимость в нормировке не только службы, но и частной жизни (так, в Древнем Риме воинам запрещалось приобретать земельную собственность в тех провинциях, в которых они служили, запрещались браки, занятия некоторыми ремеслами и т. п.). Уже эти факторы, могущие быть отнесенными к внешним, но специфическим именно для армии, должны были существенно повлиять на склад военного быта.

Были, однако, еще факторы внутренние, не меньшего значения. Кооперация, сотрудничество немыслимо без взаимной помощи, поддержки. A эта последняя при совместных жизни и труде воплощается в могущественое чувство если не дружбы, то хотя бы профессионального товарищества.

Далее, единство действий требовало согласования в направлении воли каждого воина с волей вождя и единства мотивов, a это достигалось во все времена и у всех народов дисциплиной .

 Этот крупный этико-правовой фактор, пересоздавая нередко психический склад человека и во всяком случае существенно его изменяя, настолько резко окрашивал все формы проявления интеллекта, что элементы дисциплинированности передавались в поколениях путем наследственности.

Указанные пять специальных факторов военного быта 

  • централизация
  • иерархия
  • регламентация частной жизни
  • товарищество
  • дисциплина

были основными и порождали собой ряд производных, как положительных, так и отрицательных.

Цель боя — победа; достижение ее сопряжено с опасностью для жизни; следовательно, необходимым условием ее для воина является храбрость, соединенная с бесстрашием перед опасностью, с пренебрежением к смерти; отсюда — культ храбрости в военном быте.

Так как качество это неразрывно связано с признанием малой ценности жизни вообще, то этим самым объясняются проявления в военном быте жестокости и суровости.

Из иерархии и дисциплины, требующих повиновения, вытекают, как положительные качества, покорность закону и главе государства, то есть верноподданство и воинский долг; с другой стороны, повиновение, подавляя личность и личную инициативу, прививает нередко слепую веру в авторитет.

Товарищество способствовало развитию особых корпоративных принципов чести, но обособляло войско от народа, внося некоторый антогонизм между мирным населением и войском.

Однако в войске, составляющем часть народа, отражается в значительной степени и быт последнего. Поэтому a priori несомненно, a история это доказывает неопровержимо, что как быт народа, так и военный быт национален.

Главнейшими этапами, пройденными и текущими в бытовом отношении войском, могут быть признаны:

  1. кочевой период, когда весь народ представляется военно общиной и военный быт сливается с народным;
  2. период оседлости, когда класс свободных земельных собственников обособляется в особый военный класс, вследствие чего численность войск уменьшается и быт его приобретает постепенно кастовый характер;
  3. развитие промышленности и национальных государств способствует развитию в народах мирных качеств, вследствие чего обособленность армии от народа возрастает и временные армии обращаются в постоянные (народное ополчение, земские войска и т. п.) в форме наемных войск, вербовочных армий, армий, комплектуемых путем рекрутских наборов и конскрипций и, наконец, путем всеобщей воинской повинности. Армия вновь становится вооружёным народом.
  4. Novus ordo, глобализация/глокализация, потеря state субъектности, постиндустриальная фаза, вследствие чего численность войск уменьшается и быт его приобретает постепенно кастовый характер, возрождение частной антерпризы .