April 17th, 2008

Как русский Киев стал Жлобоградом

Пишет Дмитрий Выдрин:

"....И вот мой друг говорит: "А давай я тебе покажу, что они сделали с нашим городом". Мы сели в его машину. Я думал, что он повезет меня к какому-нибудь очередному уродливому новострою, типа гламурного "Паруса". Но мы просто проехались по нескольким вечерним центральным улицам.

Может, я раньше как-то не обращал внимания, но за 15 минут мы увидели трех или четырех "облегчающихся" прямо на тротуаре "мальчиков".

Сразу скажу, что это не вызвало у меня такого умиления, как знаменитый "писающий мальчик" в Брюсселе, а навеяло совсем другие мысли. Мой друг в микроскопическом, частном явлении, которое он цепко выделил и выхватил, как разворачивающуюся тенденцию, увидел главное – мы свой город почти потеряли.

… Когда-то студентом я подрабатывал на винзаводе, и местный работяга – опытный алкаш – учил меня, как безопасно тырить вино. В бочку с вином через сливное отверстие вставляется, пардон, презерватив. Туда нагнетается насосом с ведро воды, изделие завязывают на веревочку и отпускают внутрь в свободное винное плавание.

Соответственно, ведро вина, готового к употреблению местной братвой, вытесняется и сливается из бочки. При этом бочка сохраняет положенный вес и, если взять из нее пробу, подтверждает высокое неразбавленное качество вина.

Потом внутрь забрасывается еще такой же резиновый водяной шар, и еще, еще. Когда они вытесняют все вино и под собственным весом лопаются, изумленный проверяющий, при вскрытии, обнаруживает вместо вина протухшую воду и обрывки резины.

Мне кажется, что подобное сделали с Киевом.

Сначала в него запустили громадный шар, наполненный властью, который вытеснил из драгоценного и внешне неповрежденного киевского сосуда громадное количество культурных, духовных, просто человеческих отношений.

Вместе с благословенной независимостью, в Киев, до этого хоть и столичный, но провинциальный город, ворвались неблагодарные полчища инородных представителей всех ветвей власти. В принципе, это нормальный и даже позитивный процесс, когда столицу осваивают и покоряют политические иногородние.

Плохо другое – когда столица не успевает осваивать и покорять бывших чужаков, ставших вдруг не просто ее коренными жителями, а еще и ее VIP-персонами. А Киев не успевал и не успевает...."

Полностью здесь

Занимательно

Servus. Рабство на новом витке спирали

Менеджеры каждый рабочий день начинали с громкого чтения корпоративных речитативов: "С утра проснулся – заключил договор!", "Мы порвём рынок!" и т.д. Так и кричали хором, словно зомби, по десять человек в комнате.

За пару недель до Нового года менеджерам придумали новогодний корпоративный стиль в одежде. Отныне девушки были обязаны сидеть за рабочими столами с пошло блестящими диадемами на голове, а парни – в идиотских колпаках Санта-клаусов. Я ещё понимаю, если бы они работали продавцами в магазине каких-нибудь там детских игрушек. Но что бы в фирме, да на рабочем месте…. Излишне говорить, что любому отказавшемуся надеть эти идиотские колпаки с диадемами клепали штрафы.

В менеджерском отделе капо был совершенно неадекватный тип. Не то Морж, не то Сморж была его фамилия, уже не помню точно. Однажды он на моих глазах оштрафовал сотрудницу на пятьдесят рублей за лежащий на рабочем столе сухарь. Согласно регламенту, на нём из еды можно было держать лишь безалкогольные напитки и шоколад. Женщина начала возражать. Тогда ей вкатали ещё восемьсот рублей штрафа за нарушение субординации.

Вообще, выражение "вы нарушаете субординацию" было любимым выражением этого капо. Стоял так и твердил с выражением радостного садиста на белом лице: "Вы нарушаете субординацию! Вы нарушаете субординацию"!

...Прогоняя всех сотрудников в профилактическом порядке через "детектор лжи", службу безпеки больше всего интересовала степень лояльности руководству. Сидели и выпытывали: "Не участвуешь ли ты в заговоре против компании?", "Не критикуешь ли ты в коллективе руководство?", "Не общаешься ли ты, падла, с уволенными сотрудниками?"

Излишне говорить, что большинство уволенных считались абсолютными врагами. Общение с ними приравнивалось к преступлению. Был даже среди уволенных человек, чью фамилию в компании нельзя было произносить...

Сitato loco