September 13th, 2007

Антропный принцип и глобальный эволюционизм

Есть мнение,что различные АП с позиции ГЭ можно выразить следующим образом:

  • Слабый АП: Разум (социальная система) один из видов движения Мира;
  • Сильный АП: Разум (социальная система) обязательный этап эволюции Мира, обусловленный всем предыдущими видами движения;
  • Финалистический АП: Разумная форма движения Мира неотъемлемый этап развития Мира, определяющий его дальнейшую эволюцию;
  • Сильный Финалистический АП: Конец Мира необходимо связан с развитием разума и может трактоваться как момент абсолютного самопознания Миром самого себя.

К общей теории глобального эволюционизма (ОТГЭ)

Есть серьезные основания считать, что ОТГЭ может быть создана, а вот на сколько продуктивно будут использоваться ее выводы для развития частных наук (особенно физики) покажет время.

Общая теория глобального эволюционизма – это теория, распространяющая принцип эволюции на весь Мир, на все этапы истории Вселенной. Главное исходное утверждение ОТГЭ – это постулирование эволюционного, последовательного появления и дальнейшего изменения всех существующих видов движения начиная от гравитационного и заканчивая социальным.

Начало мира можно представить как начало некоего элементарного движения. Изменение мира в ходе этого движения выводит его из текущего равновесного состояния (первым из которых было само неопределенное начало Мира). Непрерывность элементарного движения задает необратимость состояний Мира и, следовательно, новое равновесное состояние может быть достигнуто лишь образованием новых систем, с новыми параметрами и свойствами. Так эволюцию Мира можно представить как поэтапное возникновение новых равновесных состояний на фоне общего движения Мира.

Каждое из этих состояний является динамическим (а не статическим) и изменения параметров предыдущих систем (движений) необходимо приводит к распаду вновь появившегося равновесного состояния и возникновению нового, которое является не только новым этапом развития Мира, но поддерживает стабильность предыдущих систем и продолжает их развитие в качестве своих элементов.

Первыми определениями Мира, непосредственно выводимыми из самого факта Начала являются пространство и время. Пространство, как некое еще неопределенное, непосредственное бытие Мира (Начало «чего») и Время, как некий переход от Небытия к Бытию и т.д. (то есть так далее должна строится, развиваться ОТГЭ).

Гипотеза о последовательном во времени появлении основных видов взаимодействий, а также предположение о принципиальной не сводимости научных теорий, описывающих отдельные виды движения, возможно стимулируют продвижение к созданию единой физической картины Мира. Основной исходной парадигмой для этого должно стать рассмотрение различных физических взаимодействий не как частных реализаций некоего «единого взаимодействия», а как цепочки (последовательности) самодостаточных систем, включающих в себя элемент временного видоизменения, и необходимо порождающих новые системы при возникновении противоречивых решений в предыдущей системе.

Следовательно, при создании единой физической теории следует искать не единую систему уравнений, частными решениями которой описывались бы отдельные типы взаимодействий, а стремиться создать математический аппарат, необходимо содержащий в себе элемент развития. Схема приблизительно может выглядеть так: некая система уравнений описывает определенные процессы, в этой системе имеется параметр при изменении которого система теряет однозначность (появляются бесконечные или прочие противоречивые решения). Для сохранения «равновесности» системы в нее необходимо требуется введение нового параметра, компенсирующего «противоречивые решения». Но в результате получается уже другая система уравнений, не сводящаяся к предыдущей обычными математическими преобразованиями и описывающая уже новый тип процессов. Новая система уравнений должна включать в себя предыдущую как необходимый элемент, но не как частное решение.

Предположение об эволюционном (последовательном) появлении видов движения (физических взаимодействия и др.) снимает одну из существенных проблем космологии. Современная физика без каких либо оговорок предполагает, что законы, описывающие различные виды взаимодействий стационарны и существуют независимо от эволюции Мира. То есть принимается, что хотя в первые моменты после начала Вселенной вследствие особых физических условий (высокая плотность энергии и т.д.) и невозможно было существование элементарных частиц, атомов и т.д., но сами законы (взаимодействия) уже имелись. Возникает несколько вопросов. Во-первых, правомерно ли приписывать некоторые свойства, параметры, законы взаимодействия и т.д. объектам, которые не только не могут еще существовать, но еще и в принципе никогда не существовали? Во-вторых, где хранилась информация об этих законах в момент времени T = 0? Третий вопрос – если считать некоторые законы (и, следовательно, виды движения) Мира вечными и неизменными, то где проходит грань между ними и видами движения явно возникшими лишь на определенном этапе развития Вселенной (биологическое, социальное)? Принимая основные положения ОТГЭ на эти вопросы можно дать однозначные ответы – в момент времени T = 0 физические взаимодействия не существовали, то есть не только не действовали по причине отсутствия объектов, но и категорически не могли быть формулируемы. А дальше... Дальше стоит задача развития как философской системы, логически продуцирующей последовательность категорий, определений Мира, так и создание нового диалектико-эволюционного физико-математического аппарата, способного корректно описать закономерности переходов между типами взаимодействий.

Ревизия основ естествознания

Френсис Бекон сформулировал проблему познания очень точно: «Истинное знание есть знание причин».

Альберт Эйнштейн изобрел (вернее распиарен, как изобретатель)  «четырехмерный пространственно-временной континуум» (лат. континуум – единство) и утверждал, что время и масса тел зависят от их скорости. Когда тело достигает скорости света, его время якобы останавливается, а масса становится бесконечно большой (этому утверждению противоречит, между прочим, ошибочно приписываемое Эйнштейну знаменитое уравнение E = mc2, т.е. масса движется со скоростью света, но конечна. Как и ее энергия). Но почему все меняется со временем? Почему не только люди, но даже элементарные частицы стареют? И даже в относительном покое. И почему время должно образовывать с пространством единство? Лишь потому, что оба находятся в фундаменте наших знаний? Такое единство не обосновано причинно.

А «подтверждения» этой теории с помощью очень точных часов на Земле и на спутниках имеют совсем другое, намного более простое объяснение: параметры пространства различны в разных местах, а вместе с ними изменяется и состояние материала часов. Ко времени это не имеет отношения! Если наблюдатель, установит магнит вблизи маятниковых часов с железным маятником и таким путем ускорите его колебания и ход часов, он же не будете утверждать, что ускорил время во Вселенной!? Он всего-навсего изменили параметры пространства вблизи маятника.

После Эйнштейна были предприняты новые попытки понять суть времени (А.П. Левич, Б.В. Гнеденко, Н.А. Козырев). Илья Пригожин сделал шаг в правильном направлении в своей неравновесной термодинамике. Он предсказал (1986), что необратимость не может возникать на химическом уровне материи, а должна существовать уже на самых глубинных уровнях микромира.

Наиболее глубокое представление о времени имеют геологи и палеонтологи, так как они имеют дело с огромными отрезками времени. И они знают, что все в этом мире изменяется – независимо от того, покоится нечто или движется – и что время не обязательно течет равномерно, существуют как медленные изменения, так и скачки, бывает и ускоренное развитие.

Известно, сто мощность излучения звезд зависит от гравитационной постоянной (т.е. от плотности эфира) как корень из седьмой степени. Корень седьмой степени из 1,4 равен 1,04924144, или округленно 1,05. Таким образом плотность эфира была 4,6 миллиардов лет назад примерно на 5% выше, чем сегодня. Если взять в качестве первого приближения линейное снижение плотности эфира, то можно полное время существования нашей Вселенной оценить в 90 миллиардов лет.

Все это относится к среднему времени во Вселенной. Но можно представить себе и местное, локальное время.

 

Вблизи Земного шара плотность эфира не снижается как в среднем во Вселенной, а растет из-за ускоренного роста массы Земли и ее гравитационного «поля». Этот рост относительно невелик, но для жизни на Земле он может иметь решающее значение. Мы знаем, что каждая следующая ступень развития биосферы и ноосферы занимает все более короткие временные интервалы по сравнению с предыдущими. Это ускорение развития может быть причинно связано с ростом земного шара.

Развитие, эволюция есть накопление и самоорганизация стабильных долгоживущих систем со средними параметрами на всех уровнях организации вещества. На химическом уровне, например, открытые системы стабилизируются близ 310°К или 37°С и при химическом составе, близком к составу человеческого организма.

Мифы о рабстве и реальная жизнь

Когда представители паранауки истории проповедывают мифы о "рабстве" в старом мире становиться смешно.Ведь раба надо кормить , одеть и замотивировать к производительному труду.Не легче выделить участок и пусть кормит себя сам, попутно работая на сеньора или отстегивая  дань.Или включить в "фамилию".Скорее всего те кого называют рабами были просто слугами -"сервами".А восстания"рабов" - бунты недовольных условиями гастарбайтеров, "понаехавших" в Рим.

До начала техногенной революции основой всего оставалась человеческая энергия. В сельском хозяйстве, в ремесле и вплоть до судоходства, где парус служил лишь слабым подспорьем веслу, ручной труд являлся главным источником энергии.

Однако производительность этих человеческих источников энергии - «биологических преобразователей», была ограничена тем, что класс производителей, почти полностью совпадал с социальной категорией -"сервами", которая плохо питалась, если не голодала. В старом (т.н. античном/средневековом )доиндустриальном обществе «биологические преобразователи» давали минимум 80% энергии; отсюда и слабость энергетических ресурсов: примерно 10 тыс. калорий в день на человека (в современном индустриальном обществе 100 тыс.). Не следует удивляться, что человек представлял для хозяина "фамилии " или  сеньора столь ценный капитал, что всемерно поощрялся лозунг - «плодитесь и размножайтесь», который отвечал прежде всего техническим структурам старого мира.

Такая же проблема существовала и в области транспорта.Здесь опять-таки не следует пренебрегать значением физической энергии человека.Это было следствием плохого состояния дорог, ограниченного числа телег и повозок (очень дорогое удовольствие!), отсутствия удобных приспособлений — ведь тачка, которая, несомненно, появилась на строительных площадках в XIII в.

Античная запряжка, при которой тяга приходилась на горло, сжимала грудь животного, затрудняла его дыхание и быстро утомляла.Только появление к началу второго тысячелетия и распространение в XI — XII вв совокупности технических достижений получившим название «новая упряжка» -   позволили лучше использовать тягловую силу животных и увеличить производительность их труда. Эти нововведения дали прежде всего возможность применять для перевозок, пахоты и других сельскохозяйственных работ более быструю, чем вол, лошадь.

Гужевой транспорт был крайне дорогим.Мул и осел были незаменимы не только для преодоления гористых участков в средиземноморском регионе; вьючный транспорт широко применялся и там, где условия рельефа этого, казалось бы, не требовали.

В контрактах, заключенных в 1296 г. на шампанских ярмарках между итальянскими купцами, покупателями сукон и холстов, и возчиками, было обговорено, что последние обязуются доставить товары в Ним в течение 22 дней «на своих животных, без телеги»; там же фигурировали «десять тюков сукна, которые перевозчик должен привезти и доставить в Савон прямой дорогой без телеги в течение 35 дней».

Есть весьма любопытные  легенды о производстве общественных работ:

При постройке соборов работы по переноске тяжестей, которые возлагались в качестве епитимьи или богоугодного дела на различные классы общества, имели не только психологический и духовный аспект, но также техническое и экономическое значение. Взрыв этой своеобразной формы благочестия произошел в 1145 г. в Нормандии. Среди многочисленных свидетельств имеется знаменитый рассказ Робера де Ториньи о строительстве кафедрального собора в Шартре: «В этот год люди принялись тащить на своих плечах телеги, груженные камнем, лесом, съестными припасами и другими предметами для сооружения церковных башен… Сначала это происходило в Шартре, а затем почти во всем Иль-де-Франсе, Нормандии и во многих других местах…» В том же году аббат Эмон описывает такое же зрелище в Сен-Пьер-сюр-Див, в Нормандии: «Короли, принцы, люди, могущественные в миру, отягощенные почестями и богатством, мужчины и женщины знатного происхождения склоняли свои надменные выи и впрягались цугом, на манер животных, в телеги с вином, пшеницей, маслом, известью, камнем и прочими продуктами, необходимыми для поддержания жизни или постройки церквей». Такой же рассказ мы находим в хронике Мон-Сен-Мишеля и руанской хронике. Может быть, эта кампания 1145 г. по размаху и участию в ней всех классов общества была исключением. «Кто не видел этих сцен, не увидит никогда ничего подобного», — пишет Робер де Ториньи. Однако аналогичные сцены — более скромного масштаба, но не менее впечатляющие по составу актеров — можно было увидеть и в XIII в. с участием в них Людовика Святого — будь то в Святой земле или в аббатстве Ройомон, где король со своими братьями (эти последние волей-неволей) возил строительный материал.