September 7th, 2007

Dictator perpetuus legibus scribundis et reipublicae constituendae

image

Луций Корнелий Сулла - одна из самых ярких и в то же время загадочных фигур в истории Древнего Рима. Он прославился как полководец и политик, писатель и покровитель искусства. Однако, прежде всего его имя связано с диктатурой, установившей режим террора и подготовившей переход Рима от Республики к Империи. Судьба Суллы соткана из противоречий: блестящий полководец, не присоединивший ни пяди земли; крупный реформатор, чья политическая система продержалась всего десять лет; плодовитый писатель, чьи сочинения дошли до нас в жалких отрывках

 

Римская действительность приобрела характер "иллюзорной реальности". И то, и другое указывало на необходимость реформации римской республиканской системы: территориально-административной интеграции, социальной интеграции, стабилизации публичной власти и т.д.

Диктатура Суллы , открыла возможности для дальнейшего развития Рима в сторону империи и монархии.

В сознании римлян сулланская диктатура закрепила ряд важнейших идей:

-о моральной оправданности террора, если он осуществляется во имя государства;

-о возможности передачи ответственности за судьбу государства с каждого римского гражданина на конкретного политического лидера, способного обеспечить общине стабильность и благополучие;

-о возможности и целесообразности политического лидерства.

Сулла имел свое представление о власти и государстве. Оно было достаточно простым: он и его сторонники - приверженцы общины и Республики; его противники - соответственно противники общины и Республики. Это противопоставление приняло форму государственной политики, основанной на реальной силе и на власти, которая этой силой располагает.

Сулла создал государственно-правовой прецедент имперской политики.

Из Моммзена

Новый повелитель Рима по природе не был ни жесток, ни злопамятен, неоднократно проявлял он полную готовность забывать вражду и козни и нежелание мстить даже тем, кто злоумышлял на его жизнь, подвергал опасности жизнь его близких, убивал его друзей. Но теперь он счел своим долгом с корнем вырвать мятежный дух, а людей, которые как бы совершенно позабыли, что такое законы и власть, заставить снова законы уважать и власти повиноваться — и это решение проведено было с беспощадностью.Collapse )
Приблизительно в течение полугода составлялся и пополнялся список проскриптов, т. е. людей, которые были объявлены вне закона: имущество этих людей конфисковывалось, убиение их не наказывалось, а награждалось. Когда этот список был закончен, в нем значилось до 4700 имен, в числе их были все сколько-нибудь значительные должностные лица, служившие при Цинне, и особенно со времени высадки Суллы в Италии, затем более или менее известные сторонники демократии. Ужас воцарился в Италии, когда по ней разошлись для экзекуций особые отряды Сулловых солдат. Явилось немало и добровольцев, желавших принять участие в этой расправе. Во всех партиях, в том числе и демократической, нашлись люди, которые сделали убиение проскриптов своим ремеслом и средством для наживы, иные сводили тут и личные счеты, известны случаи, что искренние сторонники аристократии были убиты людьми, которые имели основание опасаться, что убиваемые могут раскрыть такие их поступки, которые грозили проскрипцией им самим, а такие случаи не преследовались. Убито было до 1600 всадников и до 50 сенаторов. Имущество проскриптов конфисковалось и распродавалось по ценам страшно низким, приблизительно раз в 100, в 200 ниже действительной стоимости. О размерах конфискаций можно судить по тому, что все-таки выручено было до 350 млн. сестерциев. Много земель было роздано даром, огромные приобретения сделали родственники Суллы, больше же всех известный впоследствии Марк Красс.
Различным наказаниям были подвергнуты и целые общины. В соответствии с упорством и продолжительностью их сопротивления на них налагались денежные штрафы, разрушались стены городов, отбиралась земля, частью и даже целиком. Некоторые общины лишены были прежних прав и получили самое ограниченное италийское право. Сулла хотел, чтобы их граждане растворились в массе пролетариата и чтобы в будущем латинские общины уже не могли давать поддержки революционным попыткам, особенно пострадали некоторые округа Этрурии и весь Самниум. Но вместе с тем Сулла признал за всеми остальными союзниками права римского гражданства. Это было единственное из мероприятий революционного правительства, которое он не отменил. Права вольноотпущенников были опять ограничены по-прежнему.
Конфискованные и оставшиеся не распроданными земельные участки Сулла роздал своим старым легионерам, до 120 000 человек получили тут свою долю. Этим диктатор, с одной стороны, исполнил свое обещание — щедро наградить своих верных сподвижников, с другой — содействовал увеличению в Италии числа мелких собственников, чему он всегда сочувствовал. Новые владельцы во многих общинах не были введены в число прежних членов их, а поселены рядом, организованы отдельно и являлись как бы гарнизонами, которые по всей Италии обеспечивали сохранение порядка, установленного Суллой и давшего им привилегированное положение. С такою же целью из числа рабов, принадлежавших проскриптам, было отобрано 10 000 наиболее смышленых и молодых, и всем им дарована свобода. Они все назвались Корнелиями, приняв по обычаю имя освобождавшего их господина.
Со времени Гракхов правительство как бы признавало право бунта и откупалось разными уступками. Теперь система уступок была брошена. Почти все нововведения Гракхов были отменены: раздача хлеба прекращена, откупы в Азии уничтожены и введен сбор налогов, всаднические суды уничтожены и восстановлены сенаторские. Класс всадников потерял свое политическое значение.
Сенат Сулла постарался поставить так высоко, как стоял он прежде. Он немедленно пополнил сильно поредевшие ряды сенаторов. Затем он уничтожил цензуру с ее правом исключать сенаторов и отменил назначение в сенат, отныне членами сената становились обязательно только все те, кто был или консулом, или претором, или квестором. Эдильство не открывало дверей в сенат, число же квестур было повышено до 20. Таким образом, в сенат вступали исключительно люди, ранее получившие по прямому народному избранию одну из перечисленных должностей, и вместе с тем окончательно был утвержден принцип, лежащий в основе  всякой олигархии,— пожизненность и несменяемость членов властвующего сословия

LiveJournal tags: ,

Интересная статья на АПН


Вадим Вещезеров

Военная программа буржуазной революции

Правая мобилизация? Буржуазное общество — это общество свободных людей. А право на свободу неотделимо от обязанности ее защищать, в том числе и с оружием в руках. И краткосрочный призыв — это школа обращения с оружием и умения его применять.

"....По данным ЦИК на последних выборах за ЕдРо проголосовало всего 22,8 млн. человек. При этом даже сами единороссы соглашаются, что за них голосовало значительное количество пенсионеров, сельских жителей и других пассивных слоев населения (в реальной политике не участвующих). А в России только по официальным данным — 108 млн. граждан, имеющих право голоса (фактически же взрослого населения больше, по разным оценкам — от 114 до 120 млн.). То есть более почти 100 млн. жителей России партию ЕдРо, имеющую формальное большинство в Думе, не поддерживают.

Еще примерно 10–12 млн. человек, проголосовавших за КПРФ и другие левосоциалистические партии, хотя бы в явном виде высказали свои предпочтения. Мнение остальных 90 млн. не знает никто. Более того — главная проблема нынешнего ЭрЭфовского режима в том, что в ходе «строительства вертикали» были демонтированы инструменты, позволяющие хотя бы в принципе узнать их мнение. Основная часть активного населения России исчезла в черной дыре. И что происходит в таких дырах, а главное — когда и как они взорвутся — знает разве что Господь Бог. (Колдовская мантра о 70% рейтинге Путина перестала успокаивать даже ее произносящих.)

В статье "Партия капиталистического реванша" я попробовал описать одну из таких черных дыр в российском политическом пространстве: В РФ нет (и никогда с 1991 года не было) партии, отражающей и защищающей интересы мелкой и средней буржуазии. Дыра огромная — в ней бесследно исчезли из политического процесса от 10 до 30 млн. человек. Причем это люди активные, со средствами и огромным практическим опытом. Рассказ о «партии, которой нет» вызвал достаточно много откликов и возражений — пришло время продолжить исследование...."

"...Многие не согласны с оценкой ЭрЭфовского социального строя как неофеодального. Действительно — внешне несущийся на коне в латах и с мечом какой-нибудь Готфрид Булонский совершенно не похож на Герцога Никелевого Потанина, в жизни вряд ли поднимавшего что либо тяжелее телефонной трубки. Но с экономической точки зрения они — близнецы. Оба живут с ренты, полученной от Короля в обмен на вассальную службу. Но есть одна область, где неофеодальная природа ЭрЭфии видна как на ладони — армия.

Когда Красная Армия готовилась на штыках нести мировую революцию, и когда в боях Великой Войны она переплавилась в народную армию Красной Империи — она была органичной частью общества. Относились к ней по разному, но сомнений в ее необходимости не было ни у кого. Разрушение СССР было невозможно без разрушения армии. Это понимала еще клика Горбачева, сделавшая все возможное для нейтрализации армии, как политической силы.

Но лишь Ельцин нашел «окончательное решение армейского вопроса» — пригласив армейское руководство к участию в Великой Халяве. Фантастическое по масштабам генеральское воровство при бегстве из Германии, растаскивание военного имущества начальниками помельче по всей территории СССР, пара полков Ил-76, перелетевших в собственность некоего маршала в оплату за невмешательство в беловежский день, мутные сделки с оружием, распродажа флота и т.д. — меньше года ушло на превращение армии в орду вооруженных воров.

Победившее феодальное руководство ЭрЭфии слабо понимало, зачем им вообще нужна армия. Внешний враг в случае любого конфликта имел в распоряжении Абсолютное Оружие — конфискацию зарубежных счетов. Для защиты от спорадических народный бунтов хватало ОМОНа. Армия же была предоставлена сама себе. И постепенно превратилась в совокупность «хозяйствующих субъектов» абсолютно средневекового типа.

Ярче всего это видно в системе призыва. Формально у нас всеобщая воинская обязанность. Фактически же военкоматы — это система вербовщиков, силой или обманом отлавливающая возможных рекрутов и поставляющая их армейским поместьям (либо собирающая выкуп за освобождение).

При буржуазном строе монополия на вооруженное насилие жестко закреплена за государством. Наличие самостоятельных вооруженных формирований (на практике мало отличающихся от банд) типично для феодальной раздробленности. В ЭрЭфии уже давно существует масса силовых структур, подчиняющихся государству лишь номинально. (Самое известное — кадыровская милиция, орудующая уже на всей территории РФ.) Но эволюция продолжается. Газпром уже получил высочайший патент на создание собственной маленькой армии. Прецедент создан — скоро и другие крупные компании постараются преобразовать свои охранные подразделения в мини-армии. Для защиты собственных имений их хватит, а внешнего врага забьем громовым пиаром (к коему сводятся военная реформа имени одного из Преемников). ..."

Был ли Наполеон брюнетом ?

[Image]

Южанину положено быть брюнетом. В плену у этого стереотипа оказываются не только кинематографисты, художники или писатели, но и профессиональные историки. Вы, конечно, встречали - или встретите - у А. З. Манфреда красочное описание черной гривы молодого Бонапарта. При описании внешности Бонапарта автор ссылается на мемуары современницы. Но если вы возьмете эти мемуары, то обнаружите, что в указанном фрагменте нет никаких упоминаний о цвете волос Бонапарта. Точно так же историк называет "синие глаза" главы корсиканского правительства генерала Паоли "редкими для корсиканца".

На самом деле Паоли был не только синеглазым, но еще и блондином. Причем блондином по немецким меркам. Молодой Гёте встречался с 44-летним генералом Паоли, проезжавшим через Германию в свое очередное изгнание. "Это был красивый, стройный блондин…" - пишет поэт.

Подобный цвет волос отнюдь не аномалия на Корсике. П. Мериме, совершая свое первое путешествие на Корсику, тоже ожидал найти в корсиканцах людей подобных провансальскому этническому типу - черноволосых и черноглазых. Действительность удивила: "Среди корсиканцев […] черноволосые встречаются столь же редко, как среди жителей северных провинций Франции". Подобное отличие корсиканцев от соседей объяснимо островной изоляцией популяции. На острове сохранился древний этнический тип.

Известно, что среди предков Наполеона числятся и тосканцы, и генуэзцы. Но тосканское или генуэзское происхождение также не гарантия черного цвета волос. Тосканец Леонардо да Винчи и генуэзец Христофор Колумб (Кристофоро Коломбо) - жертвы того же стереотипа - были голубоглазыми блондинами. Таким же был отец Наполеона. Но сам Наполеон?

Множество мемуаристов говорят о том, что Наполеон имел серо-голубые глаза и каштановые волосы. Бальзак называет Наполеона "голубоглазым и русоволосым монархом", что особо примечательно, потому что именно Бальзак писал мемуары герцогини д'Абрантес, на которые ссылается А. З. Манфред. И романист, конечно, имел полную возможность в деталях расспросить женщину, знавшую императора еще юношей, о внешнем облике своего героя.

Денис Давыдов впервые увидел Наполеона в Тильзите, при встрече императора французов с царем Александром I. Будущего героя войны 1812 года, знакомого с распространенными портретами Наполеона, прежде всего удивил цвет его волос: "Волосы его были вовсе не черными, а темно-русыми". Полной неожиданностью стали для него и "голубые глаза" императора, резко контрастирующие с его "почти черными" ресницами и бровями. Даже нос, который Д. Давыдов по портретам воображал "большим и горбатым", оказался "совершенно прямым, с маленькой горбинкой".

Наполеону было тогда 38 лет, а люди с возрастом темнеют - пока не поседеют. Поскольку Наполеон умер, так и не начав седеть, остается предположить, что лейтенантом он был просто русым, и уж совсем светловолосым - в детстве.

Tabula Peutingeriana.Location of Roman Legions

image

Pимские дорожные карты - Roman road map

See the Tabula Peutingeriana, the only surving copy (made in the Middle Ages) of a late Roman road map showing the roads and distances across the Roman Empire

Overview from West to East

 

Местоположение римских войск

The  Location of Roman Legions from Caesar to ca. 300 AD is summarized in a table (pdf format, acrobat reader needed).

For maps please clíck on the below:
Britannia
Germania
Danuvius
Syria
Africa
Hispania

 

LiveJournal tags:

Библиография античной литературы -1

Сокращения в скобках указывают на книжные серии: ЛП - "Литературные памятники", ПИМ - "Памятники исторической мысли", ПСИНЦВЕ - "Памятники средневековой истории народов Центральной и Восточной Европы", БАЛ - "Библиотека античной литературы", БАД - "Библиотека античной драматургии", БВЛ - "Библиотека всемирной литературы", КН - "Классики науки", ФН - "Философское наследие", ПФМ - "Памятники философской мысли" и ВДИ - приложение к журналу "Вестник древней истории". Все другие названия, помещенные в скобках, указывают на издательство.Автор стремился по возможности учесть современные переиздания, в тех случаях, когда переизданий множество, учитывались первое издание, послужившее основой, и наиболее популярное последующее.

ТЕКСТЫ
Collapse )

Московитские пираты

Датский адмирал русских пиратов

В конце XIX века русские исследователи, работавшие в датском королевском архиве, обнаружили документы, относящиеся ко времени правления Ивана Грозного. Несколько старинных грамот, составленных на русском языке (с переводами на немецкий и датский), оказались частью дипломатической переписки между русским и датским дворами по так называемому "делу Кирстена Роде, адмирала московитских пиратов", орудовавших на Балтике в XVI столетии. Балтийское море в те времена являло собой арену ожесточенной борьбы нескольких держав, бившихся за установление своего контроля на торговых путях, связывающих балтийские порты. Польские, литовские и шведские корсары перехватывали датские и ганзейские купеческие суда, шедшие в Ругодив (Нарву) и другие порты, принадлежавшие тогда русской короне. Одни только любекские купцы понесли от морского разбоя убытку больше чем на 100 тысяч талеров. В ответ на это датчане "со товарищи" сами нападали на суда шведов и их союзников.

И вот летом 1570 года в тех водах вдруг появилась неведомая прежде пиратская флотилия, во главе которой стоял Кирстен Роде, в короткий срок сделавшийся "грозой Балтики". Collapse )