Nick 'Uhtomsky (hvac) wrote,
Nick 'Uhtomsky
hvac

Category:

Катафрактарии.Были и Небыли. часть 2

Когда? - Вероятно не ранее VI в. н. э

То, что катафрактарии впервые появились на указанной выше территории не ранее ,VI в. н. э., когда появление стремян, жесткого седла и сабли повело к новой реформе кавалерии представляется бесспорным, хотя степень участия различных народов в их создании была неодинаковой. Может быть и "парфяне" с тяжелыми луками, которые применять без стремян и седла невозможно, по тупому задвинуты  на 6 веков назад. Определить это с точностью  пока не возможно, но зато можно проследить в общих чертах процесс, приведший к появлению катафрактариев.

Сам ход военного и исторического развития, непрерывные войны и столкновения вызывали у кочевников евразийских степей, наряду с издревле присущей им легковооруженной конницей, потребность в контингентах, вооруженных оборонительными доспехами и наступательным оружием ближнего боя, способных атаковать и побеждать противника в рукопашной схватке. Там, где эта общая тенденция превращалась в необходимость из-за того, что противник имел сильную пехоту (ромеи), – там появлялись катафрактарии. Задачу облегчала близость культуры кочевников, их постоянные контакты и перемещения, тесные связи с земледельческими областями Средней Азии и Ирана. В результате с любой новинкой военного искусства могли познакомиться и перенять ее на очень обширной территории.

Парфянские мифы в традиционной версии истории

В "античной" литературе имеются указания на то, что катафрактарии, будь то у сарматов пли парфян, вербовались из аристократической верхушки общества(21).

 Кем ,когда и где написана эта химерическая литература - есть разные версии (см.ниже)

Считается что "парфяне" (по датировке человеческой истории, выполненной нумерологами и астрологами XVI века)

"....принесли с собой в Иран тот комплект оружия и те тактические приемы, которые сложились на их среднеазиатской родине. Их вооружение в целом, как и отдельные его виды и типы, демонстрируют очень большую близость и даже сходство с сарматским и, разумеется, с оружием народов Средней Азии. Эта близость объясняется не только происхождением парфянской династии, но и тесными связями Парфии с кочевым миром, которые не прерывались и в дальнейшем.

Большая близость должна была быть и в способах ведения военных действий. Конница всегда была главной силой парфянского войска, а в первый период их истории пехота играла подчиненную роль. Но и конница сперва была преимущественно легковооруженной (43). Такая кавалерия еще уступала эллинистической пехоте. Если войны парфян с Селевкидами в целом оказались успешными, то в немалой степени это объясняется внутренней неустойчивостью селевкидского государства. В отдельных сражениях парфянская кавалерия довольно часто терпела поражения (44). Первое столкновение с Римом также окончилось неудачей (45). Одно время даже делались попытки создать по примеру эллинистических государств тяжелую пехоту из наемников, но она оказалась ненадежной. Так, в 129 г. до н. э. во время битвы с саками греческая пехота перешла на сторону врага, что привело к поражению и гибели Фраата II (Just., XLII). Поэтому мысли о создании боеспособной пехоты были отброшены. А между тем потребности борьбы с пехотой Селевкидов, а затем римлян в последние века до н. э. настоятельно требовали реорганизации парфянского войска. И она была проведена путем реформы кавалерии.

Реформа  произошла во II – начале I в. до н. э. Она сводилась не только к созданию полностью специализированной тяжеловооруженной конницы, но и к овладению искусством наилучшим образом использовать эту конницу в бою. Условием ее проведения было наличие в парфянском войске отборных частей, вербовавшихся из аристократической среды, которые были лучше вооружены и чаще практиковали рукопашный бой. Они-то и были предшественниками катафрактариев. В последние века до н. э. в Парфии происходит дальнейшее совершенствование оборонительного и наступательного оружия, распространяется конский доспех, наконец, появляется тяжеловооруженная конница, главной и единственной задачей которой, становится атака противника и прорыв его линии в ближнем бою. Одновременно отрабатываются тактические приемы, идут поиски наилучшего взаимодействия между катафрактариями и легковооруженной конницей. Надо помнить, что сами парфяне всегда составляли меньшинство по отношению к остальному населению Ирана, которое отнюдь не было теми прирожденными наездниками, конными стрелками из лука, как кочевники евразийских степей. Поэтому и легкую кавалерию требовалось если не создать, то обучить заново, и, во всяком случае, увеличить ее численность (48).

Хотя катафрактарии были известны уже якобы во II в. до н. э., максимально использовать их преимущества научились ладеко не сразу. Антиох III мог познакомиться с катафрактариями во время своего вторжения в Парфию и ввести их в свое войско (47). Но судьба их с очевидностью показывает, что мало иметь катафрактариев, надо еще уметь их использовать. В битве при Магнезии в 189 г. до н. э. Антиох распорядился ими так же, как обычно распоряжались конницей эллинистические полководцы: бросил в брешь, открывшуюся между центром и левым флангом Эвмена II. Эвмен сумел отступить, а затем зайти им во фланг, что решило исход битвы (Liv., XXXVII, 34-44; Just., XXI, 8). Лукулл также не имел особых хлопот с армянскими катафрактармями, и это объясняется неправильным выбором позиции и плохим руководством. Вскоре после битвы у Тигранокерт последовала битва при Каррах, где катафрактарии в полной мере раскрыли свои преимущества.

Было бы очень соблазнительно связать эти реформы с передвижениями среднеазиатских племен во второй половине II в. до н. э., в частности с продвижением их на территорию Ирана и Индии. К сожалению, конкретными данными мы почти не располагаем, за исключением того факта, что сакские контингенты появляются в иранском войске не позднее 130 г. до н. э. (Just., XLII, 2, 1-3). Можно только предположить, что мирные и враждебные отношения с этими племенами привели к количественному увеличению в парфянском войске тяжелой и легкой кавалерии, к улучшению их боевых качеств и взаимодействия.

Большая близость должна была быть и в способах ведения военных действий. Конница всегда была главной силой парфянского войска, а в первый период их истории пехота играла подчиненную роль. Но и конница сперва была преимущественно легковооруженной (43"

(А.М. Хазанов)

В сасанидское, позднеримское и византийское время повсюду наблюдается  облегченый конного доспеха.

А тяжелый доспех мог позже начать изготавливаться на специальных фабриках в Антиохии, Кесарии, Никомедии и других местах (58).

В Иране тяжеловооруженная кавалерия оставалась главной силой войска и в сасанидское время.  Они вербовались из "свободных", экономическое положение которых было различным. Часть их находилась в феодальной зависимости от представителей высшей знати, часть была мелкими землевладельцами, другие – свободными крестьянами (53). Роль легкой кавалерии относительно уменьшилась. Значение пехоты было весьма невелико. "Пехотинцы…, – пишет Аммиан Марцеллин (XXIII, 6, 83), – несут службу обозных. Вся их масса следует за конницей, как бы обреченная на вечное рабство, не будучи никогда вознаграждаема ни жалованьем, ни какими-либо подачками". Регулярного войска в сасанидской армии не было, за исключением царской стражи до Хосрова I Аноширвана (531-579 гг.),. И в этом отношении продолжалась старая парфянская (?) традиция. Военная реформа была проведена только в царствование Хосрова I Аноширвана (531-579 гг.), когда впервые было создано регулярное войско, состоящее из тяжелой кавалерии, получавшей от царя жалованье (54).

Тяжеловооруженная конница (она же наследница мифических катафрактариев "парфяно-сарматских" ) и была вероятно перенята у сасанидов арабами  и ромеями(59) не ранее VI в. н. э., после появление стремян.

 

Императорская армия

что "известно" по впервые опубликованным только в 1469—1472 годах «неожиданно обнаруженным» историческим трудам-романам Тита Ливия и Корнелия Тацита и датировкам , выполненным нумерологами и астрологами XVI века.

Потрясающе точное название жанра – роман (то есть греко-римское сказание, поскольку византийцы сами себя звали ромеями) относится ко всем без исключения «историческим первоисточникам»: сочинениям Геродота, Плутарха, Фукидида, Тита Ливия, Светония, Евсевия и пр.
О том, насколько ненадёжны «древние» европейские письменные источники, прямо пишут наиболее откровенные историки: «…нужно было бы отвергнуть большую часть греческих и латинских текстов… Точно так же надлежало бы отбросить все средневековые скандинавские тексты» (К. – Ж. Гюйонварх).

Первые катафрактарии появляются в римской армии якобы во времена Александра Севера.

Тяжеловооруженная конница катафрактариев оказала большое влияние на военное искусство римлян и даже на состав их войска. Для борьбы с нею вырабатываются специальные тактические приемы (Arr., Tact. 4, 7; 11, 1). Но этого оказывается недостаточным. В римской императорской армии постоянно растет удельный вес кавалерии, в том числе и тяжеловооруженной. Особенно активен этот процесс во II-III вв. н. (55). Первоначально конные формирования в римской армии рекрутировались из варваров или жителей восточных провинций Империи. Достаточно вспомнить сирийских сагиттариев. Но уже во II в. появляются конные подразделения, хотя и состоящие из романизованных жителей, но сражающиеся на варварский манер и варварским оружием. В качестве примера можно привести ala Ulpia contaricorum civium Romanorum, вооруженную длинными копьями и применявшую в борьбе с квадами сарматскую тактику (Arr., Tact. 4, 4). В состав римской армии входят и катафрактарии. Известна, например, ala I Gallorum et Pannoniorum catafractata (CIL, XI, 5632). Два набора катафракты лошади, вероятно, принадлежавшие Cohors XX Palmyrenorum, были найдены в Дура-Эвропос (56).

Роль катафрактариев в римской армии еще более возросла в III-IV вв. н. э. Для борьбы с кавалерией персов, сарматов и других народов Галлиен провел реформу армии, соединив различные конные формирования под одним командованием. Дальнейшие изменения происходят при Аврелиане, при котором численность катафрактариев в римской армии значительно увеличивается. Галерии окружал себя сарматскими катафрактариями и опирался на них во время своего персидского похода (57). В IV в. н. э. Вегеций, оплакивающий упадок легионарной пехоты, отмечает (I, 20) увеличившееся значение катафрактариев и улучшение их вооружения, хотя и относится к этому с некоторым предубеждением. Доспехи для римских клибанариев изготовлялись на специальных фабриках в Антиохии, Кесарии, Никомедии и других местах (58).

Выводы . Meo voto

В степях, на бескрайних просторах которых были особенно важны скорость и маневренность, кочевники постепенно вырабатывали новый вид конницы – нечто среднее между тяжелой и легкой кавалерией . Для этого они значительно усовершенствовали ее снаряжение – распространили стремена и жесткие седла, позволившие всаднику еще лучше управлять лошадью, стрелять из тяжелого лука и увереннее чувствовать себя в ближнем бою орудуя пикой и мечом, вместо панциря -кольчуга, сабля постепенно сменила меч.

В Персии и Передней Азии не ранее VI в. н. э (после заимствования новой упряжи у степняков) появилась немногочисленная тяжелая конница всадников-аристократов - катафрактарии. Эти кавалерийские подразделения действовали в тесно сомкнутом строю во взаимодействии с легкой конницей. Катафрактарии врезались в боевые порядки противника, длинными пиками опрокидывали его строй и, не спешиваясь, рубя с коня длинными кавалерийскими мечами или саблями, довершали бой.

А в сравнительно небольшой Западной Европе, в которой преобладал пересеченный ландшафт в греко-римских войсках кавалерия традиционно со времен легендарного Александра играла только вспомогательную роль (дополнительные контингенты из союзников).Но нападения славян, гуннов, аваров, арабов и  мадьяров побуждали к специализации конницы, становившейся все более и более тяжеловооруженной. Когда (не ранее VIII века нашей эры) в ней стало известно стремя, давно уже распространенное среди кочевников, закованный в (скорее всего в миланский ) доспех всадник  к XI - XII веку утвердился на закованном в  доспех коне.

Как метко заметил один современный историк, не помню к сожаленью кто, "античность выдумала кентавра, раннее средневековье сделало его господином Европы". Появился рыцарь – воин нового типа, потомок восточных катафрактариев, но еще более специализированный и поэтому многие века казавшийся непобедимым.

Примечания

1. Страбон (XI, 4, 4-5) упоминает у них всадников, имевших панцири, но неясно, были ли они катафрактариями

2. М.И. Ростовцев, Античная декоративная живопись на юге России, СПб., 1914, стр. 332-338; В.Д. Блаватский, Очерки военного дела в античых государствах Северного Причерноморья, М., 1954, стр. 141 и сл

3. B.K. Majumdar, The Military System in Ancient India, Calcutta, 1960, стр. 90

Prolegomena on the History of Defensive Armor, field Museum of Natural History. Publ. 177, Anthropological Series, vol. XIII, № 2, Chicago, 1914, стр. 217, 222 и сл.

5. B. Laufer, ук. соч., стр. 220 и сл.; Ростовцев ук. соч., стр. 337 и сл.; M. Rostovtzeff, Graffiti. The Excavations at Dura Europos, Preliminary Report of Fourth Season of Work. New Haven. 1933. стр. 207 и сл.; W.W. Tarn. Hellenistic Military and Naval Developments, Cambr., 1930, стр. 73 и сл.; P. Couissin, Les armes romaines, P., 1926, стр. 512 и сл.; С.П. Толстов, Древний Хорезм, М., 1948, стр. 211 и сл. Анализ письменных источников см. в статьях Сальо в D-S, т. I, р. II, стр. 966 cл. и Фибигера в RE, IV, стб. 22; см. также Rostovtzeff, Graffiti, стр. 217-221

6. Толстов. Древний Хорезм, стр. 225 сл

7. Laufer, ук. соч., стр. 219 и сл

8. Polyb., XXXI, 3, 9; Liv., XXXV, 48; XXXVII, 40.

9. Rostovtzeff, ук. соч., стр. 217; Freibiger, Clibanarii, RE, IV, стб. 22.

10. Rostovtzeff, ук. соч., стр. 217 и сл.; М.Е. Массон ("Народы и области южной части Туркменистана в составе Парфянского государства", "Труды ЮТАКЭ", т. V, Ашхабад, 1955, стр. 45) сводит все различие между катафрактариями и клибанариями исключительно к особенностям вооружения, полагая, что первые были тяжеловооруженными лучниками, а вторые тяжеловооруженными копейщиками. Такое утверждение противоречит всем известным нам источникам как письменным, так и археологическим, и с ним невозможно согласиться.

11. Amm. Marc., XXV, 1, 12; см. также XVI, 10, 8; XXIV, 6, 8. Ср. J и l., Or. in Constanti laudem, I, р. 37; II, р. 57.

12. Heliod., Aephiop. IX, 15. Ср. со словами Плутарха, что парфянские катафрактарии в битве при Каррах "вонзали во всадников тяжелые, с железным острием копья, часто с одного удара пробивавшие двух человек" (Crass. 27, ср. там же 18 и Cass. Dio, ХL, 22).

13. А.М. Хазанов. Из истории сарматского наступательного оружия, "Сборник в честь С. П. Толстова", М., 1968 (в печати).

14. Блаватский, ук. соч., стр. 114, прим. 8

15. Под катафрактариями здесь, как и всюду в тексте, понимается особый род тяжелой кавалерии, а не просто вооруженные доспехом всадники

16. Даже у сасанидских клибанариев в полный комплект вооружения входная колчан с двумя луками и тридцатью стрелами и две запасные крученые тетивы – см. К.А. Иностранцев. Сасанидские этюды, СПб., 1909, стр. 78. См. также Not. Dign., occ. VI, 67

17. О двух главных подразделениях парфянской конницы свидетельствует Дион Кассий: "Парфяне не употребляют щит, но их войска состоят из конных лучников и копейщиков, большей частью в полном доспехе" (XL, 15, 2).

18. Так, пехотинцы Лукулла в битве у Тигранокерт совершили обходный маневр, чтобы зайти катафрактариям в бок и поражать их мечами в незащищенные части тела (Plut., Luc. 26), а галльские всадники Публия Красса, сына триумвира, хватались за пики катафрактариев, чтобы выбросить их из седла, или подползали под брюхо лошадей и поражали их в живот (Plut., Crass. 25). Последний прием использовали пехотинцы алеманнов в битве с римскими клибанариями в 357 г. Они пытались незаметно подкрасться по земле и ударить в бок коню (Amm. Marc., XVI, 12, 22). Сброшенный на землю всадник оказывался совершенно беспомощным. Видимо, этот прием был широко распространен. Так же борются с катафрактариями в романе Гелиодора (IX, 15).

19. Tac., Hist. I, 79. Именно рассеяние роксоланских катафрактариев предрешило исход дела. Оттепель только облегчила римлянам их задачу и помешала роксоланам искать спасения в бегстве. Ср. Heliod., IX, 15; Amm. Marc., XVI, 12, 38

20. Наряду с прорывом они применяли также заход во фланг и тыл противника – см., например, Plut., Crass. 25.

21. Tac., Hist. I, 79; Justin., XII, 2; Amm. Marc., XXIII, 5, 88

22. Ростовцев, Античная декоративная живопись…, стр. 377; M. Rostovtzeff, The Sarmatae and Parthians, CAH, XI, 2d ed., 1954, стр. 102, 119; Tarn, ук. соч., стр. 89; Массон, ук. соч., стр. 45.

23. Различная форма таких отношений очень характерна для слабо централизованного парфянского государства – см. М.М. Дьяконов. Очерк истории древнего Ирана, М., 1961, стр. 195 и сл.

24. Всего у Тиграна было свыше двухсот тысяч. Эти цифры сообщались Лукуллом в его победной реляции сенату. Они могли быть преувеличены, но соотношение числа катафрактариев с общей численностью войска, вероятно, было близким к истинному.

25. Общая численность личного войска Сурены достигала десяти тысяч.

26. Justin, XLI, 2, 5-7; см. также М.М. Дьяконов, ук. соч., стр. 206; Массон, ук. соч., стр. 45 и cл.

27. Библиография в кн. N. Debevoise, A Political History of Parthia, Chicago, 1938, стр. 78 и сл., прим. 36. Из советской литературы см. Толстов, ук. соч., стр. 211 и сл.; М.М. Дьяконов, ук. соч., стр. 210 и сл.; см. также А.Г. Бокщанин. Битва при Каррах, ВДИ, 1949, № 4, стр. 41-50.

28. Plut., Crass. 26-27. Следует подчеркнуть часто упускаемый из виду факт, что катафрактариев у Сурены было совсем немного. Ведь основная масса войска находилась с Ородом.

29. Laufer, ук. соч., стр. 221.

30. Tarn, ук. соч., стр. 72 и сл.

31. Rostovtzeff, The Sarmatae and Parthians, стр. 99.

32. Толстов, ук. соч., стр. 214 и сл.

33. B. Rubin, Die Entstehung der Kataphraktenreiterei in Lichte der Chorezmischen Ausgrabungen, "Historia", IV (1955), № 2-3, стр. 264 и сл.

34. С.В. Киселев, Древняя история Южной Сибири, М., 1951, стр. 321.

35. Г.А. Пугаченкова, О панцирном вооружении парфянского и бактрийскoго воинства, ВДИ, 1966, № 2, стр. 43.

36. B.P. Losinski, The Original Homeland of the Parthians, 's-Gravenhage, 1959, стр. 33 и сл.

37. И у Артаксеркса и у Кира Младшего в битве при Кунаксе в центре войска находились отборные части конницы, действия которых оказались решающими, – см. Xen., Anab. I, 8.

38. Блаватский, ук. соч., стр. 24.

39. Tarn, ук. соч., стр. 62 и сл.

40. Н.И. Веселовский, Курганы Кубанской области в период римского владычества на Северном Кавказе, Тр. XII AC, т. I, 1905.

41. В.П. Шилов, Калиновский курганный могильник, МИА, № 60, 1951, стр. 406.

42. Ростовцев, Античная декоративная живопись…, табл. 64, 1, 78, 1; 79; см. также табл. 34, 3.

43. В 232-231 гг. до н. э.. легковооруженная парфянская конница применяет "скифскую" тактику, отступая к аму-дарьинским степям и заманивая туда тяжелую армию Селевка II (Polyb., X, 48; Strabo, XI, 8, 8).

44. Достаточно вспомнить поражения, которые терпели парфяне во время похода Антиоха III, в результате чего они были вынуждены даже признать на время верховный суверенитет Селевкидов (Polyb., X, 27-31; Justin, XLI, 5, 7, см. также N. Debevoise, A Political History of Parthia, Chicago, 1938, стр. 17; М.М. Дьяконов, ук. соч., стр. 177). Десятитысячная конница бактрийского правителя Эвтидема, с которым Антиох вступил в борьбу сразу же после парфянского похода, тоже не устояла перед фалангой (Polyb., X, 48, 49).

45. Легат Помпея Афраний легко разбил захвативших спорную область Кордуэну парфян и гнал их до самых Арбелл в Северной Месопотамии (Plut., Pomp. 36). Впрочем, по Диону Кассию (37, 5), эта область была занята римлянами без боя.

46. Ср. со словами Юстина (XLI, 2, 4) о подготовке воинов легкой кавалерии у парфян.

47. Tarn, ук. соч., стр. 76. В селевкидской кавалерии было много иранцев – см. M. Rostovtzeff, Syria and the East, CAH, 2d ed., 1954, стр. 170.

48. Н.Л. Бичурин. Собрание сведении о народах, обитавших в Средней Азии в Древние времена, I, М.-Л., 1950, стр. 47 сл.]

49. Там же, стр. 40. 

50. B. Thordeman, The Asiatic Splint Armour in Europe, "Acta Archaeologica", Kobenhavn, IV (1933), fasc. 2-3, стр. 137.

51. Кавалерия впервые появляется в Китае при царе Ву-лине (325-299 гг. до н. э.). В конце II в. до н. э. появляется тяжелая кавалерия, носившая панцири. – см. Laufer, ук. соч., стр. 222, 230.

52. Там же, стр. 227.

53. М.М. Дьяконов, ук. соч., стр. 290.

54. Там же, стр. 312.

55. Первые катафрактарии появляются в римской армии во времена Александра Севера – P. Couissin, Les armes romaines, P., 1926, стр. 513 сл.

56. The Excavations at Dura Europos, Preliminary Report, New Haven, VI, стр. 440 и сл. 

57. Ростовцев, Античная декоративная живопись…, стр. 333

58. Not. Dign., or. XI, 22; or. XI, 26; or. XI, 28; or. XI, 33.

59. К.А. Иностранцев, Сасанидские этюды, СПб., 1909, стр. 41-81.

60. Толстов, ук. соч., стр. 227.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments